Друзья сервера не могут ломать блоки что делать


Друзья сервера не могут ломать блоки что делать





Пономарев В.Н.:

[]   []  [] [] [] [] [] []
  • Аннотация:
    ФФ по тому еще Стивенсону, в антураже "Шахтёра" Хорта и онлайновой ЕВЫ. Маленькая прода 25.09.2015

- 1 -

     Наблюдатель СБ Tè Lǎn Yī, медик Лискин, капитан Смолин и другие уважаемые в нашем городе люди попросили меня написать всё, что я знаю о Пропавшей Станции. Им хочется, чтобы я рассказал всю историю, с самого начала и до конца, не скрывая никаких подробностей, кроме пространственного положения этого загадочного объекта. Указывать координаты в настоящее время все еще невозможно, так как и теперь там остались материальные ценности, которых мы не вывезли. Кроме того, и сама застрявшая за фронтиром база представляет несомненный интерес для того, кто пожелает контролировать этот сектор космоса.      День, когда это все началось, я помню во всех подробностях. Свалившиеся на мою голову приключения заставляли меня вновь и вновь прокручивать в памяти события того злосчастного дня, когда Билли первый раз показался на пороге нашей гостиницы. Меня всегда удивляли наемники, весь вид который кричал о срочной необходимости лечь в медкапсулу. Пренебрежение к одежде я еще могу понять, но как можно не заботиться о своем здоровье? Не так уж это и дорого - деньги на выпивку и сетевые зарубы у таких типов почему-то всегда находятся. Явившийся ни свет ни заря незнакомец был как раз из таких - видавший виды наёмник в потрепанном офицерском комбезе. Землистый цвет одутловатого лица и старый шрам на щеке свидетельствовали о том, что он жестоко экономил на медуслугах, хотя тело его оставалось вполне крепким и вряд ли он был таким старым, каким казался. Выглядел он неопрятно, шел - тяжело. Так ходили обитатели станций с пониженной гравитацией, непривычные к стандартной силе тяжести. Багаж тащился за ним на гравитележке с эмблемой космопорта. Ввалившись ранним утром в пустой бар, он поспешил отпустить тележку, и его контейнер остался лежать прямо в проходе. У вошедшего в зал отца незнакомец не церемонясь потребовал пустотки. Для меня оставалось загадкой, почему для одной и той же дряни на аппарате-синтезаторе было предусмотрено три кнопки - "планетарка", "пустотка" и "водка"...    Патент на стилизованную под старину двухэтажную гостиницу был выправлен еще моим прадедом. Надо думать, немало денег привез он с фронтира, когда решил остепениться и купить гражданство конфедерации Галенте! Эти разрешения, дающие право заниматься гостиничным бизнесом на территории свободной зоны третей категории, клочок земли рядом с космопортом, здание "таверны" и ландшафтный дизайн стоили целое состояние. По рассказам отца, поначалу и прибыль была очень неплохая, однако, с каждым десятилетием посетителей было все меньше - из за того, что поток транзитных звездолетов сократился, а правительство неохотно давало гражданам допуск третей категории, разрешающий алкоголь, слабые наркотики и азартные игры. Времена были тяжелые и отец не стал выпроваживать невежливого посетителя. Он сам поднес охлажденную выпивку и закуску. Незнакомец, не садясь, схватил наполненную отцом рюмашку, запрокинул голову и выпил одним глотком.    - Хороша у тебя пустотка! - Проскрипел он снисходительно и потянулся за огурцом. - База удобная. Космопорт в двух шагах. Прежде чем приземлиться каждое корыто показывает подпаленное брюхо и марку разгонных двигателей. Всё, что мне сейчас нужно - это небольшая каюта, выход в галасеть, нехитрая выпивка с закуской и возможность смотреть, как взлетают и садятся корабли... Я гляжу, постояльцев у тебя не много. Плачу вперед - лови договор! Когда деньги закончатся, продлишь.    Принимая входящее сообщение, отец поморщился от боли. С выгоревшей нейросетью он предпочитал использовать терминал, но на этот раз не побежал за стойку - по всей видимости, опасался, что единственный клиент не станет ждать и уйдет.    - Поторопитесь открыть мне доступ к инфосети! Я устал и хочу отдохнуть... и занесите наконец контейнер в заказанную мной комнату!    - Гостей я не жду, пускай проваливают, - бросил он через плечо, направляясь к лестнице... Отец тут же рванул к терминалу - прописывать нового жильца. Судя по громким ругательствам постояльца, тому пришлось полминуты постоять перед закрытой дверью.    Ох и неприятным типом оказался этот офицер. Зарегистрировался он анонимно, под ником "капитан", айдишник нейросети, разумеется, прилагался. То, что он не рядовой шахтер или пилот было видно по его суровым повадкам - он привык командовать и видеть, что все ему подчиняются. Говорил строго, как начальник. Каждое сказанное им слово было напитано грубой силой и окружено пугающей аурой, так что никто не смел его ослушаться. Казалось, что его ругательства сотрясают саму душу, а высказываемые им походя угрозы заставляют задуматься о том ужасном мире, в котором отставнику приходилось вращаться. Пока постоялец был трезвым, он не отличался особенной разговорчивостью и когда деревенские выпивохи пытались подкатывать с пустыми разговорами, одного его свирепого взгляда было достаточно чтобы отбить интерес к дальнейшему общению. Когда же он напивался, он сам начинал искать собеседника, способного выслушивать мрачные истории о чудовищных преступлениях - о забрасывании живых людей в корабельный утилизатор, о "прогулках голышом" в открытом космосе, о разборке пленников на запчасти, о пультах дистанционного управления рабами и об использовании вырванных из тела мозгов в системе управления шахтерскими кораблями. Всё это упоминалось как нечто само собой разумеющееся и обрастало тошнотворными подробностями. Ни отец, ни мать, ни малочисленные посетители бара не смели сказать даже слова и вынуждены были только терпеть и слушать. Дни проходили по одному и тому же сценарию. Два раза в день, пока было светло, капитан ходил на прогулку. Гостиница располагалась на полоске земли, зажатой между скалами и океаном, так что с одной стороны дорога шла в посёлок, а с другой - на живописный утес, откуда было рукой подать до ограды космопорта, чем и пользовался наш постоялец, любивший рассматривать в бинокль звездолеты. Лучшего места, чем наш утес, для этого было не найти. Что он делал в своей комнате мне было неинтересно - по всей видимости он как все зависал в галасети. Часов в семь беспокойный постоялец спускался в бар и заказывал пустотки. Не спеша нажираясь, он начинал сквернословить, все больше и больше распаляясь, и обращаясь то к одному, то к другому посетителю. Впрочем, дальше словесной перепалки дело никогда не заходило. В девять или десять вечера капитан, а именно так его стали называть, покачиваясь, уходил в свою комнату и включал аудиосистему на полную громкость. То, что он слушал, трудно было назвать музыкой - похабные выкрики на интере под колотушки и скрежет, вот что это было. Смысла половины ругательств и проклятий я не понимал, а хуже всего было то, что он под эту какофонию спал и выключал аудиоцентр только утром. Нельзя сказать, что Капитан отвадил людей от бара. Кто-то из завсегдатаев перестал к нам ходить, зато другие приезжали смотреть на диковину. Самое удивительное, что даже ветераны, заходившие группами по трое-четверо, не могли поставить хама на место. Стоило ему рявкнуть, и люди неизменно затихали, робко оправдываясь. Только один человек не попадал под влияние злого красноречия капитана - это был доктор Лискин.    Доктор был известной личностью в нашем поселении. Он был худощав, носат и был обладателем прямых черных волос, а его острый подбородок всегда был готов смеяться своим и чужим шуткам. Не будучи природным красавцем он всегда следил за своей внешностью, одеждой и прической, так что девушки на него заглядывались, хотя он в этом и не нуждался - счастливо жил с красавицей женой и дочерьми. Для медика с четвертыми рангами по боевой медицине, ксенофармакологии и юриспруденции в городке не было достойной работы, но доктор поселился здесь не из-за этого. Он был из тех редких людей, которые добившись определенных успехов, решили отдать себя семье и детям, не забывая помогать друзьям и тем, кто им симпатичен. Надо ли говорить, что авторитет его в поселке был чрезвычайно высок, и то, что он занимал выборную должность судьи было неудивительно.    В тот вечер, за неимением других посетителей, Капитан прицепился к отцу, выговаривая ему за недостаточную почтительность. Отец стоял с белым как мел лицом - как он не старался это скрывать, состояние его здоровья каждую неделю ухудшалось. Сбойная нейросеть отравляла мозг некондиционными нанитами и ничего сделать с этим было нельзя. Операция по ее удалению и последующее восстановление поврежденных мозговых оболочек стоила очень больших денег. Средства, которые можно было выручить за обремененную долгами гостиницу, с трудом покрывали расходы, но в случае ее продажи - прощай гражданство. Поступить на военную или гражданскую службу никто из нас не мог и семью ждала депортация. Для того, кто прожил в Содружестве без малого двести лет и не видел других миров это было страшно... Доктор зашел в бар уверенной походкой и Капитан, прервав монолог, злобно уставился на него.    - Уважаемый, разрешите мне побеседовать с хозяином гостиницы? - Доктор был невозмутим и совершенно игнорировал тяжелый взгляд неприятного постояльца.    - Эй, чистюля, марш отсюда пока не отхватил! Не видишь - люди разговаривают!    - На месте такого оборванца как ты я бы поосторожнее выбирал выражения! - парировал доктор. Заметив, что конфликт разгорается, отец поспешил отойти в сторону.    - Хуршев выродок, - капитан встал и треснул кулаком по столу. - Похоже, в детстве тебя не научили приличным манерам!!    Лицо Капитана побагровело, и он одним движением выхватил приличных размеров клинок, но его стесненное положение мешало быстро перейти от угроз к насилию. Чтобы выйти на дистанцию удара капитану требовалось обогнуть или перевернуть тяжелый стол. Доктор, очевидно, осознавал преимущества занятой позиции и остался стоять на прежнем месте.    - С вашим здоровьем чрезвычайно вредно так напрягаться, - спокойно сказал он, легко выдерживая мечущий молнии взгляд Капитана и не обращая внимание на нож. - Неестественный цвет вашего лица в сочетании с приливами крови к голове говорит об удручающем состоянии сосудов головного мозга. Вегето-сосудистая дистония и огромный риск инсульта - я могу вам это диагностировать даже без помощи кибердоктора. Вам необходимо срочно обследоваться - стоить это будет примерно как десять стаканов водки. Если вы не можете себе позволить лечение в капсуле, я закажу некоторые препараты - это совсем не дорого. Я всегда стараюсь помогать людям, попавшим в трудное положение, если им хватает ума вести себя подобающим образом.    - Да как ты смеешь так разговаривать с капитаном, недоносок!!! - постоялец заскрежетал зубами и попытался выскочить, но доктор предвосхитил такой маневр и взявшись двумя руками за край стола ловко прижал хулигана к стене и тому осталось только прожигать доктора взглядом полным ненависти.    - Кстати, пользуясь случаем, я хочу вам напомнить, что специальные способности, выходящие за рамки примитивной эмпатии, подлежат обязательной сертификации в СБ Содружества - независимо от вашего гражданства...    Доктор смотрел строго. Подавшись вперед и царапая полировку кончиком ножа, постоялец набрал воздуха, но осекся и его дальнейшие намерения так и не раскрылись.    - Проклятье... - Прохрипел капитан и выронил нож. В глотке у него забулькало, а на побелевших губах выступила пена. Не упал он только потому, что был зажат между столом и стеной, а доктор и отец быстро подхватили его под руки. Я поспешил на помощь. Капитана трясло, и выглядел он ужасно - лицо стало синюшно-красным, а желтые в красных прожилках глаза казалось вот-вот выскочат из орбит. Больного усадили, Доктор расстегнул ему одежду, быстро вынул из кобуры медицинский иньектор и прислонил его ствол к горлу Капитана. После секундной паузы он нажал на курок.    - Если я впопыхах не напутал с рецептурой, - сказал он. - Будет жить. До чего же люди себя доводят, растрачивая все деньги на развлечения и наркотики!    После введения препарата судорожно хватавший ртом воздух хулиган стал дышать глубже и спокойнее. Цвет лица постепенно менялся на розовый.    - Мне нельзя в медкапсулу, слышите... закладки активируются - это верная смерть! - Прохрипел он.    - Хм... даже так. Ну что же. Тогда вам остается открыта только фармакалогия. Ваша кровь в анализаторе, и я постараюсь подобрать препараты, но послушайте мой совет. Водка для вас - это смерть. Выпил - и подох. Так понятно?    Капитан скривился. Ни доброго слова ни улыбки никто от него так и не дождался. Нам стоило больших трудов затащить его на второй этаж и уложить в постель. На следующий день больному стало лучше и он как обычно спустился в бар, но пил в этот раз мало и вел себя тихо. Губы его все время что-то шептали, а взгляд не отрывался от пустого стакана. Неожиданно он как будто бы принял какое-то решение и позвал меня.   - Тим, подойди на минутку - посиди со старым воякой, - хриплый голос капитана был как всегда неприятным, но в этот раз произнесенные им слова впервые были похожи на просьбу, а не на приказ. Я подошел и сел на стул напротив него.   - Скажи-ка мне, ребенок. Ты ведь уже большой и, наверное, хочешь немного заработать, - начал он вкрадчиво, а я кивнул - заработать я хотел, но стоило для начала послушать, что нужно для этого сделать.   - Дело в том, - продолжил он, - что у меня есть несколько друзей, и они могут появиться в вашем городишке...   - И как я...   - Не перебивай старших - ты легко узнаешь их, ведь я сразу заметил, какой ты шустрый пацан. Они чем-то похожи на меня - такие же побитые жизнью старые вояки. Взгляни мне в глаза, Тим. Боишься!? Хороший мальчик..! Мои друзья примерно такие же неприятные типы, и мне бы не хотелось сейчас с ними встречаться - устал я. Ну так вот, Тим, я тебе буду переводить десять кредов в неделю, чтобы ты просто посматривал по сторонам. Ты ведь часто бываешь в поселке и со многими разговариваешь. Если кто-то будет расспрашивать о старике Билли или просто покажется подозрительным - не сочти за труд отправить мне сообщение. У тебя же коммуникатор встроенный, так?   - Конечно! Все граждане Содружества могут в двенадцать лет имплантировать бесплатную детскую нейросеть и поставить на нее беспроводной интерфейс.   - Просто стукни короткое сообщение, Тим. И вот еще что. Мои друзья опасные люди и чего уж греха таить - мерзавцы, на все готовые ради денег, но есть среди них один, которого боюсь даже я. Поэтому, если ты когда-нибудь встретишь одноглазого на железной ноге, не верь ни одному его слову - это страшный человек. Говорить он умеет гладко, может любого к себе расположить и представить черное белым, а белое черным. Ты сам не заметишь, как он выпотрошит тебя и выкинет на свалку - ведь для него не существует абсолютно никаких моральных ограничений, его может интересовать только выгода и эта коварная тварь намного опаснее целой банды головорезов. Я наблюдал за тобой и вижу, что ты правильный пацан - зря языком трепать не будешь. Запомни мои слова, Тим и ты избежишь серьезных неприятностей...   Было бы удивительно если бы я не запомнил. Такой персонаж впервые посетил наше болото. Все время, пока я сидел рядом с этим человеком, я находился как будто бы в черном пузыре, а исходящий от него страх был просто осязаем. Возможно, мне следует пояснить, что мы живем в очень спокойном районе - не смотря, а возможно и благодаря, третьей категории. Лишь дважды мне доводилось быть свидетелем драки, затеянной перебравшими отставниками, а о более серьезных происшествиях у нас даже и не слышали. Отец говорил, что раньше в гостинице случались натуральные побоища и даже убийства, но это было лет пятьдесят назад, до того как на Альмарте построили станцию техобслуживания. Естественно, мне было ужасно интересно всё связанное с Капитаном и я пытался выяснить непонятные мне моменты в галанете. Не думайте, что я совсем дурачок и открытым текстом запрашивал поисковики или писал в обсуждениях - повышенное внимание службы безопасности мне ни к чему. Свят, свят. Про то, какие вопросы не следует задавать в галанете отец объяснил мне еще до установки нейросети. Искать ответы было непросто и я набегался по бесполезным ссылкам. На форумах пилотов свирепствовали агенты СБ, не стесняясь подчищать посты и угрожая наиболее отмороженным пользователям понижением социального рейтинга - а это не шутки. В разделе фантастических историй те же вопросы обсуждались свободно, и я сделал для себя вывод, что лучшего форума мне не найти. Слова Капитана по поводу нравов, царящих на фронтире, подтверждались. Подумать только, а ведь наша система находится всего в двух переходах от этого ужаса. Разговоры постояльцев о том, что в случае расформирования базы флота нас ждет катастрофа приобретали зловещий смысл. Нетрудно представить, что нас ждет, если сюда хлынут пираты и желающие половить рыбку в мутной воде. Люди, такие как мой отец, столетиями живущие в тепличных условиях и всю жизнь не сталкивавшиеся с насилием, не смогут противостоять ордам мерзавцев - будут смяты, ограблены и затоптаны. Оказывается, есть некоторая польза и от тупоголовых солдафонов, нажирающихся здесь до потери пульса... Очень заинтриговали меня и закладки, которые якобы не позволяли Билли пользоваться медкапсулами. Один пилот рассказывал о сходном случае. Десять или пятнадцать лет назад пираты захватили корабль поддержки флота, взломали искин и заставили отряд работать на них. Здесь надо понимать, что рабские нейросети высококлассным специалистам не ставят и обычно используют блокирующие ошейники. Служба безопасности тоже не сидит сложа руки и разрабатывает методы противодействия - злополучный отряд непосредственно перед похищением прошел обучение недавно разработанным экспериментальным методикам. Воспользовавшись удобным моментом, отряд избавился от охранников. Ошейники были нейтрализованы, а двигатели подключены по временной схеме, после чего корабль благополучно вернулся на базу. Однако, нельзя сказать, что они спаслись. Как только освободившиеся из рабства прошли медобследование - начали срабатывать закладки. Медкапсулы на базе флота стояли самые современные, и ничего необычного не было обнаружено, но через несколько часов люди один за другим начали умирать. Нейросети словно взбунтовались и выжигали несчастным мозг. Двоих не обследовавшихся срочно направили в исследовательский центр корпорации Нейросеть, где они и погибли при невыясненных обстоятельствах. В обсуждениях эксперты говорили, что искин военного корабля невозможно взломать, и поэтому - всё написанное ложь, от начала до конца. Некоторые пользователи сомневались и писали, что слышали не только про переподчинение военных искинов, но и про взлом нейросетей - факт, который известная всем корпорация будет скрывать до последнего. Исходя из того, чему меня учили, я бы тоже посчитал историю выдумкой, но с другой стороны, случай с Билли был очень странным и заставлял задуматься о незыблемости привычных вещей. Если бы я знал заранее куда меня все это может привести...   

- 2 -

  Жизнь шла своим чередом и Капитан постепенно становился привычным дополнением к интерьеру нашей гостиницы. Он продолжал понемногу терроризировать посетителей, но в принципе было ясно чего от него ожидать. Доктор Лискин пытался лечить отца и заодно давал какие-то препараты Капитану, при этом он больше не пытался хамить доктору и в его присутствии вел себя очень прилично. Единственное, что становилось проблемой - это платёжеспособность Капитана. Переведенных им денег хватило на месяц с небольшим. Договор автоматически не продлился, а отец боялся заводить об этом разговор. Я уже хотел доктора попросить поговорить с нашим постояльцем насчет оплаты, но обстоятельства вдруг приняли такой оборот, что мне стало не до этого.    В один из типичных для начинающегося сезона дождей хмурых дней Капитан как всегда ходил смотреть на корабли. Его не остановил даже накрапывающий дождь. Впрочем, комбез у него хоть и был донельзя затёртым, от такой ерунды защищал хорошо. Вернувшись, Капитан заказал яичницу и уселся в отдельной комнатке. Начинался дождь и я пошел прикрыть входную дверь, которую кто-то заблокировал в открытом положении. И тут я заметил его... это был Арварец. Особой любви к чёрным мы не испытывали, но с другой стороны - клиент есть клиент, так говорил отец. Стоило мне взглянуть на худого и высокого чернокожего, как до меня мгновенно дошло, что это как раз один из парней, которых боялся капитан, но я понимал - предупредить я не успеваю. Черный был одет в такой же комбез как и наш постоялец и двигался быстро, как под стимулятором. Пока я открывал шаблон сообщения, он уже проскочил дверь. Капитан встал, но деваться ему было некуда - чёрный уже преодолел холл и отрезал путь к бегству.    - Старина Билли!!! Какая встреча! Вот уж не думал, что мне удастся сегодня тебя увидеть. Давай скорее глотнем по стаканчику за встречу. Эй, мальчик, тащи скорее пустотки мне и моему старому другу!    - Извините, мистер, мне бы хотелось получить предоплату. Я пока несовершеннолетний и мне трудно работать одному.    Черный бросил на стол чип на предъявителя. Я взял его и пошел за выпивкой, продолжая следить за тем, что предпримет столь редкий гость. Впрочем, я не боялся, что постояльца прикончат прямо в баре - серьёзного оружия у черного я не заметил и к тому же тот отчаянно трусил. Храбрился, но глаза его бегали, а поджилки тряслись. Было заметно, что он готовиться дать дёру при малейшей опасности.   - А ведь сколько лет мы работали в одной команде. Помнишь ли ты, Билли, с чего всё начиналось. Мы же были одни из первых... - так заливает, что слеза наворачивается. Наверняка, ждет пока я отойду подальше... Я проверил чип - там было двадцать кредов. Быстро наполнив два стакана, я схватил на поднос тарелку с острой закуской и понес на столик необычных клиентов. Капитан схватил стакан как только я поставил поднос на стол и одним движением опрокинул спиртное в глотку. Я пошел обратно к стойке - мало ли чего у них на уме. Чёрный открыл дверь пошире. Поначалу они о чем-то шептались и было только слышно как Арварец тихо поскуливает.    - ...Билли, ну будь человеком...    - Отвали, Собака! Денег не дам! - взорвался капитан. - Своё просрал - теперь за моим пришел? Проваливай к черту!!! И я больше в ваших делах не участвую!    - Да ты, Билли, шутник! Давно ли и ты был такой же собакой как я. Надеюсь, ты не забыл, какую клятву давал, когда мы сделали тебя капитаном? ... Где деньги, Билли? Где карта? Нам нужна карта!!! Мы знаем о чем ты шептался со старым Филином прежде чем тот склеил ласты! - Заорал Черный. - Отдай карту и ты будешь свободен - мы попробуем тебя раскодировать и всё станет как прежде!!!    - Нет... Нет, я вам не верю! Убирайся, сейчас люди полицию вызовут! - Капитан отодвинулся к стене и, как мне показалось, рука его поползла к ножнам. Чёрный отстранился и почти сразу раздался грохот падающих стульев. Блеснуло лезвие ножа и Арварец пулей выскочил наружу, а капитан погнался за ним, нож в руке. Толку от преследования не было никакого - капитан в два раза превосходил черного в силе и наверняка столько же проигрывал в скорости.    Капитан встал посреди холла, тяжело хватая воздух. Дыхание его никак не приходило в норму. Пока я помогал ему подняться по лестнице, он все время повторял, что теперь чёрный сообщит дружкам и надо срочно линять пока не поздно. Плюхнувшись на кровать постоялец заметался в бреду и я поспешил вызвать доктора. К счастью, тот был свободен и смог быстро приехать.    - Ну что же, Тим, - сказал он, когда мы спускались из номера постояльца, - я вколол нашему капитану хорошую дозу успокоительного. В его положении не помешает хорошенько проспаться, и не тормошите его зря.    Я спросил доктора, правда ли что капитан - псион, и он ответил утвердительно. Во время службы на флоте ему был установлен специальный имплант, а благодаря высокому социальному рейтингу удалять его не стали, и разрешили выкупить по остаточной стоимости.   - И скажу тебе по секрету, Тим, про всемогущих псионов в сети гуляет много сказок. Поверь мне, они не стоят и выеденного яйца. Те недотепы, которых я видел в армии, заслуживают только снисходительной улыбки. Наш капитан - первый встретившийся на моем пути настоящий псион.      Капитан провалялся в постели до вечера следующего дня и все равно был слаб. Пассажирских рейсов ночью не было - он маялся в своей комнате, включал и выключал музыку, потом позвал меня.   - Тим, будь другом, принеси мне бутылочку, - начал он без нажима.   - Извините, но доктор строго настрого запретил давать вам выпивку. Вы же сами знаете каково ваше состояние.   - Тим, меня плющит не по детски. А этот ваш мозгоклюй-пилюлькин - что он может понимать... Я уже так привык синячить, что мне, если я не выпью на ночь, начинают мерещиться всякие ужасы. Посмотри как трясутся эти руки! Я только что видел призрак нашего бывшего хозяина - старого Филина, а он очень нехороший человек. Твое счастье, что он уже сдох и ты точно никогда его не увидишь. Это все из-за него! Он считал себя самым умным, но друзья перехитрили его, а теперь они охотятся за его наследством, за этим сундуком. Пообещай мне, Тим, что если я не успею смыться, ты поможешь мне отомстить и накрыть всю эту гнусную шайку. Когда они прихлопнут меня, беги к людям и зови сюда всех этих докторов и судей, и СБ-шников, и охрану космопорта... Кто там у вас еще есть? Хватайте всех до последнего мерзавца. Улики найдутся, как только вы их отсканируете и пробьете по базам. Можешь мне поверить! А сейчас, милый ребенок, принеси мне стаканчик. Доктор, помнится, говорил, что один стакан меня не убьет.    Чтобы помочь ему забыться, я был вынужден согласиться и принести сто грамм. Такая мера действительно помогла - капитан захрапел и дал поспать нам.      Убраться из нашей гостиницы наш гость так и не смог. Продрыхнув почти до обеда, он вызвал меня к себе с требованием принести завтрак. Потом он все-таки спустился за выпивкой, жалуясь на сбои в работе сети, с которыми я уже и сам успел столкнуться - платежи проходили через раз. В этот день в космопорт прилетел большой корабль и по этому случаю в баре уже сидели двое бездельников-сержантов. Может, конечно, они и нормальные ребята, но в баре такие всегда требовали повышенного внимания, так что я уже забегался со стаканами и закуской, и успел отвлечься от проблем капитана. Вдобавок ко всему эти безусловно славные ребята закурили какую-то дрянь, так что у меня в горле запершило. Я обслужил капитана и вышел на улицу немного продышаться. Накрапывал мелкий дождь. По дороге, ведущей к гостинице, кто-то ковылял. Я присмотрелся и, вы не поверите - это оказался киборг. Выглядел он жалко - железные скелетные ноги разной длины, вместо головы - жестяная полусфера. Поверх тела был натянут изодранный комбез большого размера с длинными рукавами, так что было невозможно понять, скрывается ли под ним обрубок живого человека или металлический бочонок с манипуляторами. Когда существо пришкандыбало поближе, я увидел неаккуратно вырезанную заглушку из черного пластика, закрывающую дырку в центре головы, где по замыслу конструкторов должна была находиться налобная камера. Судя по тому, что уродец шел четко следуя изгибу дороги, у него оставался какой-то способ получать информацию об окружающих предметах.   - Пода-айте пару кредов на картриджи обгоревшему при планетарной бомбардировке Улиндоса! - завыло из ведра. Ритм и интонация менялись, совершенно не согласуясь с произносимыми словами, что наводило на мысли о неисправности в блоке генератора речи.   Я не сразу понял, что существо явилось по душу нашего жильца, и завел с ним разговор.   - Извините, но в нашем округе запрещено подавать милостыню, а нарушителям грозит понижение рейтинга. Поскольку мы и так здесь на птичьих правах - это будет обозначать депортацию. Если у Вас есть возможность принимать натуральную пищу, я бы мог развести концентрат и покормить вас.    Киборг отодвинул заслонку и в открывшейся дыре показалось подобие человеческого рта с обрывками губ и редкими желтыми зубами.   - Веди же меня, мой добрый мальчик - подай скорее руку!   Я сделал шаг навстречу и сразу об этом пожалел - железная клешня схватила мою кисть.   - А тепе-ерь, мальчик, - задребезжало страшное чучело. - Веди меня к капитану! Я знаю что о-он ждёт меня здесь.   - Постойте, но капитан совсем не хочет ни с кем встречаться, и я даже видел, как он тренировался выхватывать нож!   - Не спорь со ста-аршими. Веди меня сейчас же, или - я сломаю тебе руку!   Эта угроза не была пустым звуком. Чувствовалось, что стоит ему чуть повернуть манипулятор, и кость затрещит. Мы зашли внутрь. Капитан дернулся, и как мне показалось сразу протрезвел.    - Что, Билли, уже не рад встретить старого друга? Можешь не отвечать, я чувствую как дрожа-ат твои па-альцы!    Сержанты было вскочили, но, услышав завязавшийся разговор, вернулись к своим стаканам и вонючим дымящимся палочкам, продолжая с интересом наблюдать за представлением.      - Давай, Билли сядем и поговорим. Точнее, ты садись - у меня после того случая и жопы-то нет. Ты помнишь, где я ее потерял? ... А ты, мальчик, почему не несешь нам выпить? Подслушиваешь?   - Платите наличкой - сеть уже час глючит, а мы люди бедные. Даже пять кредов для нас деньги.    Мне никто не ответил. Я все же пошел за стойку, не сильно опасаясь за постояльца - сержанты внимательно смотрели, а они были здоровые ребята, и у обоих на бедре болтались хорошие кобуры. Даже если игольники их заставили сдать, при возникновения угрозы насилия они бы явно не отказались размять кулаки и подрехтовать урода берцами.    Когда я вновь повернулся, калека держал своей клешнёй вялую руку капитана, а тот выглядел до крайности подавленным, как будто уже потерял всякую надежду.    - Ну что же Билли - ты знаешь наши законы... Ты низложен Билли, сдохни! А карту мы всё равно найдем, и я не завидую тому дураку, который встанет у нас на пути... Прощай, Билли! - Киборг говорил всё тем же неадекватным голосом, а капитан скромно молчал.    Произнеся эти слова, он отощелкнул пару шагов назад, а потом металлические конечности быстро застучали по деревянному полу. Киборг вышел вон чрезвычайно проворно, что было трудно ожидать от такого нескладного монстра. Билли остался сидеть, его мелко трясло. Я хотел позвать доктора, но сеть опять была недоступна. Нужно было договориться с сержантами об оплате - к счастью у них нашлось достаточно налички. На просьбу покинуть заведение ребята отреагировали адекватно. Они оставили пустые стаканы и вышли, для приличия поинтересовавшись, не нужна ли мне помощь.    - Помоги мне подняться к себе, Тим, мне надо отдохнуть, - голос Капитана звучал как из могилы. Я посмотрел на пустые стаканы - выжрал он сегодня прилично. Как назло еще и сеть пропала и доктора было не позвать. Профилактику вроде бы не объявляли - значит что-то сломалось. За окном лил дождь, и было темно как будто уже настал вечер. Перспектива поездки к доктору на скутере меня не прельщала. Впрочем, когда я взял постояльца под руку, мне показалось, что идет он уверенно, и я начал надеяться на благоприятный исход. Без нужды ехать в ночь я не собирался. Поднявшись к себе, капитан сразу грохнулся на кровать.    - Вот и всё, Тим. Не поверишь, но я частенько задумывался, как это произойдет и каким будет мой последний день в этом мире. Вот он настал, а мне не страшно... Я не боялся жить и не боюсь уйти за грань. Уже скоро, я чувствую.    - Подождите! Если вам плохо, я сейчас сбегаю за доктором. Десять минут на скутере - я мигом!    - Нет, Тим, теперь мне никто не поможет. Посмотри на мою руку - процесс пошел.- И он показал мне открытую ладонь. Устрашающая багрово-черная клякса на ладони вздувалась прямо на глазах.    - Он что, отравил Вас?    - Нет, всего лишь сказал кодовую фразу. Филин был мастер на такие шутки - даже из могилы достает своих людей, да-а. Здесь у меня стоял имплант, хотя... Это уже не важно - в голове у меня теперь растут такие же дыры. Обезболивающее не дает мне отключиться, и я, кхх ... могу прочувствовать все прелести подобного финала. Я ухожу Тим, прощай... Забирай своих, - судорога сковала постояльца, но он нашел в себе силы продолжить. - Бегите... они никого не пощадят...    Голос у Билли стал едва слышимым, и он напоследок прошептал, - ...из сундука... не бери... найдут на краю...    Больше он ничего не смог сказать, замер как лежал. Я послушал сердце - пульса не было. Доктору по-любому следовало сообщить.    Я не стал ничего говорить матери и быстро сбежал по крутым ступеням. Неприметная дверь в подсобку находилась за барной стойкой. Там любил отдыхать отец - в последнее время он практически не мог работать из-за болезни. На лежанке никого не было и свет не горел. Скутер тоже отсутствовал. Неужели он поехал в поселок когда отключилась связь? Я быстро выскочил под дождь через черных ход и хотел бежать, наплевав на сырость но какая-то догадка неприятно кольнула. Я вернулся, открыл стеклянную дверцу и взял с полки прибор ночного виденья. Высокотехнологичное изделие валялось в подсобке с незапамятных времен и в скупке за него сходу предлагали четыре сотни, но отцу было жалко отдавать вещь, доставшуюся от деда. Несмотря на севшую матрицу, прибор все еще давал неплохую картинку, был хорош и ночью и в дождь, индикатор заряда показывал десять процентов. Я осторожно, прячась под кронами яблонь, прокрался через закрытую со всех сторон кустами лужайку и высунулся наружу ближе к углу нашего участка, где обычно открывался отличный вид на дорогу. Без прибора видимость была метров триста, не более. Через прибор же стало видно валяющийся в низинке у моста скутер, и белобрысого качка, деловито обыскивающего мертвое тело. Лицо валяющегося на камнях человека представляло собой темную дыру, но в том, что человек убит, и это мой отец, я ни секунды не сомневался. Я с силой сжал зубы, борясь с желанием самолично покарать убийцу. Слепая тугая ненависть вскипела во мне, подталкивая к поступку, изменившему всю мою жизнь.    Прокравшись в дом, я первым делом разбудил мать и рассказал ей, что произошло и какая ужасная опасность нам угрожает. Она запаниковала, но я строго посмотрел на нее и попросил не делая лишнего шума и не показываясь на улице собрать всё ценное, что есть в доме и ждать меня. План бегства у меня к тому времени уже созрел. Оставалось понять, есть ли у нас хотя бы пятнадцать минут. Белобрысый продолжал ковыряться в трупе. Я побежал назад и как мог забаррикадировал двери. Потом - заскочил в свою комнату и сгреб в сумку немногочисленные пожитки, самую необходимую одежду и обувь. Почему-то мне казалось, что я уже никогда сюда не вернусь, однако грустить было некогда - следовало заняться вещами покойного. У отца был кое-какой инструмент, и не надеясь на то, что контейнер окажется открыт, я сбегал в кладовку за дисковым резаком, которым отец в своё время совершенно незаконно проделал люк в технический тоннель, надеясь устроить там мастерскую. Как раз через этот тоннель я и планировал бежать. Я очень боялся, что не успею, бандиты заявятся и схватит нас , но желание отыскать ту вещь, за которой они охотятся, уже стало сильнее страха. Я все время прислушивался. В дверь пока не ломились... Мёртвый капитан лежал там, где я его оставил. В былые времена меня, наверное, было бы трудно заставить войти в комнату, где на кровати лежит покойник, но сейчас происходящее снаружи дома пугало гораздо больше, чем тело мёртвого постояльца. Индикатор заряда показывал больше половины, я нажал на кнопку и машинка взвыла, предварительно предупредив меня относительно обязательности использования надлежащих средств индивидуальной защиты. Когда диск коснулся петель сундука, тонкая пыль мгновенно попала в глаза и заполнила комнату, так что я сразу пожалел, что не послушался умного аппарата и не озаботился приобретением защитной маски. Белый металл хлипкого на вид сундучка оказался удивительно прочным, но в то же время отлично поглощал шум, который при выпиливании люка было слышно за километр. Наконец грубая сила победила хитрую технологию, и откинув ненужную крышку, я перетащил ящик в свою комнату, куда не успела набиться противная пыль. Вытряхнув барахло на пол, я начал перебирать образовавшуюся кучку хлама, забрасывая внутрь ящика обследованные предметы. Изношенная одежда, страшенные рваные штиблеты, позеленевшие элементы питания, термофляжка, бытовой комп в мятом исцарапанном корпусе с облезлой аудиоприставкой, два микродиска технотрэшевой музыки. Пожалуй, наиболее ценным имуществом капитана был сундук, который я уже успел изломать. Уже собираясь уходить, я вспомнил про крышку. Пришлось вернуться к трупу пирата. Носком ноги я перевернул ее и сразу понял, что едва не пропустил предмет своих поисков. С внутренней стороны имелись небольшие отделения с прозрачными крышками, в одном из которых лежали шесть анонимных банковских чипов, выпущенных известными финансовыми учреждениями и квадратный металлический кристалл, напоминающий те, на которых продаются дорогие базы знаний. В отличии от продукции компании Нейросеть, на изделии отсутствовал трёхмерный логотип и ниточка мелких цифр идентификационого номера. Вместо этого поверх тонкого лака кто-то неаккуратно написал черным маркером несколько цифр и букв. Судя по последним знакам R001 - это была база первого ранга, которую при желании можно было установить на мою детскую нейросеть. Я засунул кристалл и банковские чипы в кармашек собранной сумки и поспешил к матери. Вместе мы спустились в люк. Я послушал как шумит снаружи дождь и заскрежетал тяжелой бетонной крышкой, сдвигая ее на обычное место.   

- 3 -

  Спустившись по небольшой железной лестнице, мы ступили на дно тоннеля. Кромешная тьма окутала нас, и если бы не маленькие белые фонарики на плечах моей куртки, мы бы не смогли сделать и шага, не рискуя натолкнуться на препятствие. Контур люка наверху едва заметно светился. Вдвоем с последним моим родным человеком, я вдруг осознал весь груз ответственности, ложащийся на мои плечи. Поначалу я планировал затаиться и послушать, о чем будут говорить бандиты. Теперь эта идея уже не казалась мне столь привлекательной. Если те, кто охотятся за сундуком капитана, возьмутся искать нас, они без труда обнаружат люк - ведь он не особенно-то и замаскирован. Неизвестно, каким оружием и техническими средствами обладают преследователи. Если они пустят в тоннели дроидов - нам несдобровать. Поэтому, я подумал, что лучше всего будет убраться отсюда как можно быстрее.    К счастью, я неплохо представлял себе схему коммуникаций. Без этого знания нам бы пришлось туго. Все проходы к космопорту были надежно забетонированы, и только один из ходов вел в поселок, соединяясь там с кабельным тоннелем и сточным коллектором. Одно время отец даже подумывал проложить кабель и подключиться к энергосети, но генератор у нас уже был свой, а согласование нового проекта съело бы всю потенциальную выгоду от более дешевого электричества. Выходов на поверхность там было несколько, и даже если вдруг кто-то додумался установить там решетку, у меня имелся резак. Я попросил маму не волноваться, не привлекать бандитов шумом и во всем положиться на меня - ведь я уже большой и знаю, что делаю. Потом я отдал матери свою сумку и взвалил на себя более тяжелую - ту, которую собрала она.    Мы отправились в путь. Когда глаза немного привыкли к темноте, нам стало хватать света как будто бы разгоревшихся наплечных фонариков. В базе по истории родного края говорилось, что их исходным предназначением было сделать человека видимым сверху при посадке флаера. Закон, обязывающий иметь светящиеся элементы на одежде был принят еще в доисторические времена и сейчас казался несколько странным - ну кто в здравом уме будет пилотировать флаер в ручном режиме? Многие производители одежды не считали своим долгом считаться с этим рудиментом законотворчества и я еще не слышал, чтобы кому-нибудь понизили за это рейтинг, но мы, иммигранты, всё же помнили о таких мелочах. Крохотные светящиеся точки отгоняли тьму всего на три-четыре шага, но этого было достаточно, чтобы не спотыкаться. Мама молча шла сзади, все время касаясь меня рукой. Прибор ночного видения в тоннеле мало помогает - я это понял еще когда лазил здесь из любопытства, и заряд батарей не помешает экономить. Нам было достаточно наплечных фонариков. Единственное, что требовалось - не пропустить развилку. Надо сказать, что тоннель, по которому мы пробирались во мраке, был более двух метров в диаметре, так что если вытянуть руки в стороны, невозможно коснуться противоположных стенок. Он был весь серый, сухой и пыльный, пол - достаточно гладкий. Лишь изредка нам приходилось перешагивать ржавые железяки, а вот стен лучше всего было не касаться - из них через каждый метр торчали довольно острые крючья, поэтому мы старались держаться центра. Когда-то в незапамятные времена космопорт был больше и здесь тоже стояли звездолеты. Катакомбам было уже лет шестьсот, если не больше, и все, что можно продать, отсюда давным-давно вытащили. То, что осталось, не стоило затрат по заготовке. Старого железа на планете было навалом - чтобы это понять, достаточно хоть раз увидеть свалку у космопорта.    Когда мы дошли до развилки, я вдруг подумал, что нам ведь необязательно идти прямо в город - кто знает, не поджидают ли нас там сообщники бандитов. Заблокировать сеть они сумели, поэтому, не стоило их недооценивать. Прямо или налево? Какой смысл забираться в тупик?... У меня были на этот счет некоторые соображения... Я свернул налево. Минут через пять в правой стене тоннеля показался первый прямоугольный проем, ведущий в небольшую комнатку, в которой не было абсолютно ничего, кроме серой пыли, серого каменного крошева и перекрученных полос рассыпающегося ржавого железа. Таких комнат было семь штук, а чуть дальше тоннель вливался в большой подземный зал, и там имелось два колодца, ведущих на поверхность. Сначала я хотел оставить мать с вещами в одной из маленьких комнат, но она наотрез отказалась. В результате, мы сложили сумки и вместе пошли к колодцу. Банковские карточки и странный чип с базой я на всякий случай переложил в карман.    - Ты, главное, не торопись, - я все-таки постарался разубедить мать. - Рассчитывай силы и помни, что тебе потом еще придется спускаться. Если почувствуешь, что не справляешься - лучше сразу отправляйся назад. Я недолго там задержусь. Посмотрю что да как - может сеть появится, а может, полиция уже арестовала всю банду. Я взялся руками за скобы и полез наверх, к яркому кружочку дневного света. Скобы не выглядели ржавыми. Угольно-черный металл прекрасно сохранился. Подниматься было далеко, не меньше двадцати метров - потому, что колодец выходил наружу среди скал, намного выше того места, где располагалась гостиница. Лезть быстро не получалось, потому что я все время оглядывался на мать, которая подошла к делу решительно, но цеплялась за скобы столь неуклюже, что в другой обстановке я бы наверное рассмеялся.    - Сынок, ты был прав - я не смогу залезть. Руки дрожат и не слушаются меня. Я подожду тебя внизу, - наконец она сдалась.    Я встал поудобнее и заглянул в темный провал колодца. Мама едва осилила пять-шесть скоб. Падать все равно высоковато.    - Сама слезешь или нужна помощь?    - Попробую потихоньку. Здесь не так уж и высоко...    - Мама, смотри аккуратнее, - я чуть не проговорился, что мне не нужен еще один труп.    - Иди куда хотел - я тебя внизу подожду...    Я подождал пару минут, глядя как она спускается и рванул к свету с удвоенной скоростью, как только стало ясно, что ей ничего не угрожает. Из поросшего лишайниками отверстия я выбирался тяжело дыша. Связи все еще не было... Как только глаза немного привыкли к дневному свету, я достал прибор и навел его на наш родной дом. Меня бы не сильно удивило, если бы на его месте оказались дымящиеся руины, но все было как прежде - никаких следов присутствия бандитов с этой стороны заметно не было .    Чтобы подслушать разговоры надо было навестись на окно и надеяться, что бандиты переговариваются голосом, а не по каналу кодированной связи. Руки дрожали. Я несколько раз пробовал менять позу. В результате получилось сесть между двумя камнями и зафиксировать локти. Как только изображение перестало дрожать, я подключился к биноклю через нейросеть и активировал прослушивание. Целая волна ужасных звуков накрыла меня. Орда безумцев крушила наш дом. Они ругались между собой и ломали все, до чего могли дотянуться...    - Придурки! Стадо питекантропов! Ройте носом землю. Ищите нору в которую забился мальчишка! Если бы мне не пришлось продать свою камеру, я бы давно уже сам это сделал! - знакомый дребезжащий голос явно принадлежал киборгу, который несколько приблизил кончину нашего постояльца.    - Бью, раз уж мы зашли в дом, почему бы не пошарить!? - ответили ему громким хриплым голосом.    - Что вы надеетесь найти в этой дыре? Искины или слитки нодия? Может быть банковские чипы на предъявителя? Вы, наверное, считаете, что копы полные дауны и неделю будут разбираться с десятком тараканов!!?    - Ооо! Ну-ка, чего здесь!? - Треск отдираемых досок на несколько секунд заглушил все прочие звуки.    - Да нет здесь ничерта! И чем тебе не понравилась эта стена?    - Сканер показал нишу! - басовитый голос звучал глухо, как будто через одеяло. - Я думал - там ништяки, а оказалось - туфта.    - Все вниз, болваны!!! - не унимался киборг.    - О, зырьте, чего я нашел! - Кричали явно издалека. - Реактор Оширского производства. Ну и убожество!    - Бью, здесь люк!!! Запускай паучар!    - Уже слышу! Отодвиньте как следует крышку, лодыри! Да не толпитесь там - поломаете мумрикам ноги!    - Бью, есть сигнал нейросети! Кто-то шарится на скале! Может, отправим туда флаер?   Такие разговоры мне совсем не нравились. С одной стороны вот-вот полезут пауки с мумриками, с другой - того и гляди бандиты сядут прямо на голову. Не долго думая, я снова взялся руками за скобы и поспешил вниз. Это только кажется, что спускаться легче, чем подниматься. Нога все время норовила соскользнуть со скобы, руки онемели и отказывались держать - это просто чудо, что я не сорвался. Мать ждала меня внизу. За время моего отсутствия она успела разжиться двумя ржавыми металлическими трубами чуть длиннее моего роста. Я рассказал про мумриков. То, что их ноги можно легко поломать, давало некоторую надежду на благоприятный исход предстоящей схватки. Мы решили не сдаваться без боя и встретить их в комнате, где мы оставили вещи.   Двери в комнатке не сохранилось. Забаррикадироваться было нечем. Сколько за нами отправили дроидов я не знал, как они вооружены не представлял, но какое-то оружие у них точно было - иначе какой смысл их посылать за людьми. Если их мало, можно попробовать воспользоваться эффектом внезапности. Дроидами обычно управляли дистанционно, потому что сами по себе они туповаты.    План был простой. Я снимаю куртку и кладу ее на сумку - так, чтобы она освещала дверной проем, отвлекая внимание дроида. Мы прячемся за стеной. Подумав, я достал еще одну куртку из сумки. Частое цоканье металлических лапок заставило меня снова вжаться в стену. Краем глаза я заметил как два силуэта шмыгнули вдоль тоннеля. Вытянутое сплюснутое тело величиной с кошку, длинные изогнутые паучьи лапы, усики-антеннки, четыре светящихся белых глаза. Наверняка - инженерные дроиды. Я в них абсолютно не разбирался... Неужели пробежали мимо? Нет, цоканье резко стихло - они заметили свет. Пойдут или будут ждать подкрепления? Цок, цок, цок - пошли все-таки. Я весь внутренне сжался и вдруг эта гадость прыгнула прямо на меня, цепляясь в полете за край дверного проема. Труба была наготове и я треснул уродца поперек тела. Ударило током. Так - что искры из глаз. Я упал на каменное крошево и выронил трубу. Мать завизжала, но вдруг ее крик оборвался. Под руку мне попалась куртка и когда металлический паук метнулся в мою сторону, я исхитрился накрыть его сверху. Вспыхнула дуга и запахло паленым. Я опалил руку но все-таки смог оттолкнуть от себя железного монстрика. Сразу же в него полетела сумка - удачно подвернулась. Так уже легче, но где же труба? Вот же она, прямо под ногами! Паук уже высвободился, но я был немного быстрее, ударил трубой по скрюченным ногам. С этого нужно было начинать - никакого электрошока, тонкие ножки загнулись и паук завертелся на месте. И вдруг мою пятку ожгло огнем. Сделав шаг в сторону я подставил ботинок под электроды второго гада. Не удержав равновесие, я упал, но тут же встал и подобрал трубу. Мать лежала без сознания. Жива ли? Пауки двигались еле-еле, подтягивая помятые тела уцелевшими ногами. Неужто собирались сбежать? Ну уж нет! Куда это вы, я еще с вами не попрощался! Куртка накрыла наиболее шустрого. Тот попытался ее испепелить, но после трех ударов трубой затих. Второй отполз, шевеля антеннками. Я отработал по той же схеме. Куртка, труба - хрясь... фррр, хрясь, хрясь. Готов! ... Что там с мамой?       - Сынок, где паук? - застонала она. - Он прыгнул мне прямо в лицо и, кажется, у меня тут ожог. Больно...Ты их прогнал?    - Всё в порядке - вон они валяются!    - Прости, что не смогла тебе помочь. Он был такой быстрый - я даже не успела замахнуться.    - Не переживай. Видишь - я справился. Мне уже скоро пятнадцать, и я могу за себя постоять!    - Ты такой же, как отец в молодости, - она заплакала. - Если бы не тот ужасный случай, он мог бы стать первоклассным пилотом. Он ведь до последнего дня надеялся найти деньги на лечение. Как мне его жаль...    - Мама, хватит рыдать. Мы отбили первую атаку, но еще неизвестно не пожалуют ли сюда бандиты! Наше местоположение им теперь известно. Ты можешь идти?    - Да, сейчас попробую ...    Мы оставили сумки и отправились в сторону дома. Мать приходилось поддерживать под локоть, а в другой руке у меня была труба. Я все-таки надеялся дойти до развилки раньше бандитов. Так мы дошли до последней комнаты и тут я заметил как вдали сверкнули огни. Дверной проем был буквально в пяти шагах, так что я обхватил мать двумя руками и затащил ее туда. Я понимал, что шансов у меня нет. Кто я такой - мальчишка. Я почему-то не сомневался, что эти люди и есть те жестокие убийцы, которыми пугают на форумах детей. Наемники или пираты с фронтира - разница не так уж невелика, при том что их намерения были явно враждебными. И как они смогли проникнуть в наш закрытый мирок? Мне хотелось подороже продать свою жизнь, но все варианты будущего, которые я мог себе представить сводилось к следующему. Я замахиваюсь трубой - в меня стреляют из игольника. Я не успеваю замахнуться трубой - и в меня летит граната. Я вообще ничего не успеваю заметить - и рука в бронескафе хватает меня за горло. Даже этот несчастный калека в теле уродливого робота мог бы справиться со мной - я еще не забыл силу его клешней... Что же делать? Если они охотятся за чипом, который я нашел в сундуке... Они же вроде бы рассыпаются после считывания... Я быстро достал из кармана блестящий квадратик, положил трубу, сел, прислонившись к стене, так чтобы видеть вход, и приложил чип к затылку. Нейросеть предсказуемо сообщила, что в соответствии с локальным законодательством до шестнадцати лет я могу изучить не более пяти баз первого уровня. Загрузить базу во временное хранилище? ДА, НЕТ. Я выбрал ДА и процесс закачки пошел. У меня уже были загружены две обязательные базы и я знал, что считывание чипа происходит быстро - секунд десять, но время шло, а стоящий у меня перед глазами индикатор процесса едва сдвинулся. Через полминуты загрузка только лишь перевалила за половину. Я не знал, что делать. Прервать считывание? Так можно испортить чип и никогда не узнать что на нем было. В конце-концов не буду пока изучать, успокаивал я себя, хотя сердце колотилось как бешеное. Никаких звуков из тоннеля не доносилось.... Я, прислушался. Цок, цок, цок. Идет не спеша. Это не человек, но и не такой же паук. Мумрик? Я похолодел... Восемьдесят пять процентов. Ну же, еще немножко.... девяносто... девяносто пять. Цок, Цок - на меня смотрел приземистый белый двуногий робот. По бокам шарообразного тела - две маленьких ярко-белых фары. Посредине - большущий полупрозрачный глаз. Индикатор загрузки наконец дополз и перед глазами сразу замелькали надписи "Скачивание завершено". "Внимание, интерфейс временно отключен !!!". "Внимание, активирован доступ класса Суперадмин". В голове у меня все поплыло и если бы я не сидел, точно бы свалился на пол. "Внимание, перегрузка системной шины !!!". Кажется, что-то пошло не так. Вялой рукой я убрал злополучный чип в карман и меня уже ничуть не удивило, что робот вдруг заговорил голосом доктора Лискина .   - Тим, с тобой все в порядке? Мы идем на помощь! Ты ранен?   Я попробовал улыбнуться и помахать роботу рукой. Мир вокруг плыл и качался. Когда отец разрешил мне попробовать немного пустотки, я испытывал сходные ощущения, только в этот раз не было радости - я окунулся в туман полного безразличия.   Так я и сидел. Потом пришли какие-то военные и словно куклу поставили меня на ноги. Похоже, они подумали что я в хламину пьяный или под наркотой. Неодобрения в их голосах я не расслышал... Все-таки постепенно восприятие делалось чётче - я начал понемногу приходить в себя. Два сильных мужчины поддерживали с двух сторон и тянули вперед, так что мне оставалось только переставлять ноги. Включился интерфейс нейросети, потом связь, и сразу посыпались сообщения. По лестнице я уже пытался лезть сам. Снизу подталкивали, а как только я добрался до люка, кто-то схватил меня за ворот куртки и мощной рукой вытащил наверх.       Разгром, который царил внутри дома, поверг меня в уныние. Мать рыдала. Дверь была выбита с мясом, так, что из под отколотого слоя настоящего дерева показалась бетонная основа и неряшливая карбоновая арматура. Барную стойку налетчики разнесли в щепки, столы были все перевернуты, стулья изломаны, а место, где была дверь в подсобку, превратилось в неровную арку. Едва ли здесь остался хотя бы один целый предмет. Чтобы восстановить гостиницу потребовалось бы вывести весь этот мусор, который раньше был стенами и предметами обстановки, отремонтировать здание и купить новую мебель. Сколько это могло бы стоить я боялся даже представить. Больших денег у нас не водилось. Отец вряд ли накопил на лечение больше трех-четырех тысяч, а ведь кроме ремонта нужно еще осуществлять текущие выплаты.   Доктор Лискин, ловко орудуя портативным регенератором, обработал наши ожоги, покрыв их тонким слоем кожи из искусственных клеток, после чего передал меня следователям. Я отвечал на вопросы честно и ничего не скрывал. Про содержимое сундука постояльца никто не спрашивал, а сам я посчитал за благо промолчать. Меня как ни странно не обыскивали, комнаты же все отсканировали как есть, в состоянии разгрома. Дверь военные повесили на место. Не очень аккуратно - но спасибо и на этом. Наплывы ноздреватой черной пены не слишком бросались в глаза на фоне чудовищного беспорядка, но зато теперь внутрь дома не задувал сырой ветер. Я слышал, что преступники сбежали на корабле-разведчике, малом эсминце с установленным спецоборудованием, и что здесь была перестрелка. Двоих серьезно раненых увезли до моего прихода. У противника - один убитый. На выжженное пятно от удара плазмогана я не ходил смотреть. Еще успеется. Выполнив свою работу, военные и следователи погрузились на флаеры и отправились восвояси. Доктор Лискин позвал меня назавтра к себе в гости - обсудить события бурного дня, после чего тоже отбыл. Разбитая гостиница погрузилась во тьму.    Теперь, когда отца не стало, всеми вопросами должна была заниматься мать, но с ее уровнем интеллекта трудно было ожидать чудес изобретательности. Возможно - попытается перекредитоваться. Я понимал, что этот путь тупиковый. Под низкий процент денег не дадут, а высокий лишь отсрочит неизбежный конец. Хуже всего то, что без малого за двести лет наша семья так и не получила настоящего гражданства, довольствуясь видом на жительство. Моему отцу достаточно было жениться на гражданке, отслужить во флоте либо повысить социальный рейтинг. Не сложилось. Если гостиницу заберут за долги, автоматически аннулируется вид на жительство и... Прощай Содружество, здравствуй фронтир. Возвращение к истокам - а вот и мы такие красивые с сотней кредов на двоих. Нужно было что-то придумывать самому.    Терминал в баре был разбит и я не мог проверить карточки капитана. В мобильном терминале сели элементы питания, не было и электричества. Мне оставалось только устроить себе место, в котором можно было бы провести ночь. Мы с матерью немного разгребли в одной из комнат и соорудили там некоторое подобие гнезда. Целой мебели в доме не осталось. Хорошо еще, что бандиты не догадались или не успели подпалить дом. Перед тем как уснуть, я подкрепился сухарями и просмотрел оповещения нейросети. Подписанная устаревшим Арварским сертификатом база под кодовым именем NT1748R003 была загружена на 1.2 процента. До конца загрузки оставалось 242 часа. Моя первая мысль была сообщить о происшествии в службу безопасности - именно так требовалось поступить в случае обнаружения пиратских баз. Наказание за их установку было очень суровым. С моим рейтингом я бы гарантированно отправился отрабатывать вину на одну из отсталых диких планет, а возможно даже добывать руду в радиоактивных поясах астероидов. Я сомневался, что мне поверят насчет того, что база сама начала загружаться лишь только я ее скопировал. Пока что никто не задавал мне вопросов по поводу незаконной загрузки, и это давало надежду на то, что нейросеть не оповестила службу безопасности. Все-таки я опасался СБ-шников. Да чего уж там скрывать - я их откровенно боялся и в то же время надеялся на чудо - на то, что пиратская база даст в мои руки хоть какой-нибудь козырь, позволяющий начать собственную игру и не быть пешкой в чужих руках.   Пример моего несчастного отца стоял перед глазами. Всю жизнь он стремился стать гражданским пилотом, но кроме предложений поработать одноразовым мясом, у него не было вариантов. Даже показавшийся ему честным работодатель надул со страховкой, бросив без средств к существованию, как только возникли проблемы и расходы превысили ожидаемую выгоду. От отца избавились как от ненужного мусора или отработанного материала, а банкиры, предоставившие кредит, дожали - всю оставшуюся жизнь держали за горло и не давали подняться. Отцу всегда не хватало чуть-чуть денег, чуть-чуть рейтинга и чуть-чуть везенья, не хватало времени завершить начатое. Если бы его индекс интеллекта был хотя бы на пять пунктов выше - все могло бы повернуться совсем по другому. Поэтому, хотя я и боялся разоблачения, все равно смотрел на индикатор загрузки с затаённой надеждой. Насколько я понял, эта база была третьего ранга, но время загрузки скорее соответствовало второму. Точно не первому - те грузились за день-два и не вызывали такого выпадания из реальности, не говоря уже о перегрузке шины. Таким образом, после изучения первого ранга у меня должна была появиться дополнительная информация. С другой стороны, пиратская база, обманувшая защиту нейросети, не обязана была подчиняться этому закону. Оставалось только ждать и надеяться на лучшее...      С утра я сел на обнаруженный в привычном месте скутер и отправился к доктору. Меня уже ждали. Накрытый стол напомнил мне о том, что я не позавтракал, а старшая дочь доктора - о том, что мне уже скоро пятнадцать. Уткнувшись в тарелку, я постарался вызвать из памяти и зафиксировать вопросы, которые я хотел адресовать доктору. Трудно себе представить, как аборигены отсталых планет обходятся без блокнота и ежедневника.   - Нусс, молодой человек - я вижу вы немного утолили голод, - начал доктор.   - Спасибо, сэр, было очень вкусно. - Это была чистая правда.    Я не стал спрашивать, что за чудо-аппарат делает все эти лакомства - вовремя вспомнил, что супруга доктора сама готовит из натуральных продуктов. Мы в основном довольствовались концентратами, и только изредка, если находились желающие переплачивать, мать готовила для постояльцев натуральную еду.   - Тогда мне было бы очень интересно послушать, что вы думаете по поводу вчерашнего происшествия. Надо сказать, эти мерзавцы поставили на уши не только наш городок, но и всех СБ-шников, каких можно отыскать в радиусе стандартного перехода!    - Сэр, я с удовольствием поделюсь своими мыслями, но не могли бы вы сначала немного рассказать, что эти люди сделали с моим несчастным отцом, и как развивались события, пока мы с мамой прятались. Вчера все были очень заняты, и никто не мог поговорить со мной, так что я слышал только обрывки разговоров.    - Прости меня, мой мальчик, я как-то не подумал об этом... Началось все с того, что вчера вечером в городе пропала связь. Я тут же пошел к моему соседу Тхелани, потому что у СБ всегда есть резервный канал. Ничего толком он объяснить не мог, кроме того, что несколько районов отключились в результате вирусной атаки, и его самого срочно вызвали в областной центр - решать вопрос с новыми кодами доступа. Хуже всего было то, что без связи остался космопорт. Я никогда не видел нашего друга таким взволнованным.    - Как вы думаете, ему не понизят рейтинг за это происшествие?    - Трудно сказать определенно, но я не думаю, что в этом случае есть хотя бы доля его вины. Эсминец, на котором прилетели бандиты, проскочил через планетарную защиту и был замечен патрульным флаером чисто случайно, видимость из-за мелкого дождя была очень плохая. Патрульные полетели первым делом не в космопорт, а к нам - я думаю, экипаж здорово перепугался и шарахнулся в сторону, потому как небольшой невидимый для радаров военный корабль, совершивший посадку вне космопорта, явно представлял смертельную угрозу для случайных свидетелей. Судя по тому, где его видели, я начал беспокоиться за вас. Два офицера взяли мой флаер и отправились в космопорт, чтобы предупредить охрану и поднять военный корабль. Мы же решили приземлиться за холмом, чтобы попытаться пройти пешком. Бронескафов ни у кого из нас не было, в наличии были только лёгкие комбезы и ручное оружие - так что мы сильно рисковали. Скоро мы увидели их корабль - он стоял недалеко, прямо на дорожке, по которой любил прогуливаться капитан. Бандиты убегали - скорее всего, локатор их корабля засек нашу активность. Они хоть и были на открытом пространстве, перемещались очень ловко, и наши пули никого, кроме киборга, не задели, а полицейский станнер на них совсем не действовал. Не смотря на то, что мы сразу перебили киборгу ногу, высунулись мы не очень удачно - с корабля тут же врезали плазмой, и я поначалу думал, что двое ребят погибли. Их откачали, но поверь мне - на обгоревшие тела было невозможно смотреть без содрогания. Их теперь, конечно, восстановят по страховке и наградят за мужество. Дальше - корабль бандитов взлетел и быстро скрылся во мгле, только подбитый киборг продолжал отстреливаться. Пока мы из всех стволов расстреливали его, издалека донеслось несколько глухих взрывов - стреляли из крупного калибра. Кто по кому стрелял и попал ли - мне не известно... Вот и все, Тим. Что было дальше, ты видел сам - рядом с гостиницей один за другим начали садиться флаеры. Мы вбежали внутрь и быстро обнаружили люк в который отправили орба-разведчика. И лучше не спрашивай, что они сделали с твоим отцом. Он жестоко убит, а подробности столь ужасны, что у меня нет душевных сил их тебе пересказывать.   - Доктор, этих мерзавцев поймали ?   - Что вы , мой мальчик, они сбежали! Их корыто четвертого поколения выглядело ужасно, но что-то там такое установлено - никто не может даже понять, покинули они планету, болтаются на орбите или уже ушли в гипер!   - Сэр, это были настоящие пираты? - Я воспользовался моментом и решил отведать напитка, который доктор пару раз наливал себе из пузатого кувшина. Доктор кивнул.   - Можешь в этом не сомневаться. Даже если они легальные наемники, то, что они вчера учинили, сразу превращает их в опасных преступников.   - И как вы думаете, сэр, зачем пиратам понадобилось нападать на нашу скромную гостиницу? Чем такие простые и бедные люди как мы могли привлечь их?   - Да, Тим, этот вопрос и мне не дает покоя. Мне даже кажется, что ты знаешь гораздо больше меня.   - Это все из-за капитана - он был как-то связан с Филином!   - Ооо, это многое объясняет. Этот пройдоха был очень известен на фронтире. У него никогда не было по настоящему сильного флота - только горстка устаревших кораблей, но нападал он всегда внезапно и бил без промаха. Сколько раз на него устраивали облавы - он всегда словно просачивался сквозь пальцы. Говорили даже, что у него у него имеются информаторы в службе безопасности, но я в это не верю.   - Почему же вы не верите?   - А ты случайно не заметил, мой мальчик, какой отборный сброд вчера навестил вас?   Я кивнул, - капитан, на фоне них уже кажется мне приличным человеком!   - Вот и я об этом же. Старые корабли, разваливающиеся дроиды, оружие, которое опасно даже для атакующей стороны. Ты ведь видел, как они перепрошили безобидных инженерных паучков? В этом был весь Филин - талантливый инженер и жестокий человек, выбравший путь пирата. Удачливый и беспощадный пройдоха, потешающийся над сильным противником.   - Я всегда думал, что это сказки. То, что рассказывают про него в сети, противоречит здравому смыслу. Если он ограбил столько кораблей - где деньги? Почему он продолжал летать на барахле?   - Вот именно, Тим. "Где деньги" - я думаю, этим же вопросом задавались и оставшиеся от его шайки пираты. Доля Филина была велика и то, как оживились мерзавцы, показывает, что есть какая-то зацепка, позволяющая получить доступ к сокровищам. Это может быть совсем незначительная вещица . Я даже не знаю - что. И я втайне надеялся, что ты, мой друг, вдруг встанешь и скажешь "сэр, они искали это!" - засмеялся доктор.   Моя рука сама потянулась к спрятанным в кармане карточкам.   - Я, правда, не знаю... Я действительно стащил кое-что из сундука умершего постояльца. Не знаю, прилично, ли я поступил, но после того, как они убили моего отца...   - Тим, друг. Я не осуждаю тебя и прости, что снова заставляю вспоминать этот кошмар. Можно я посмотрю на твою добычу?   - Пожалуйста. Вот эти две - известных у нас банков, а остальные, наверное, выпущены на фронтире. Мне не удалось найти их в списке финансовых учреждений.   - Эта - от анонимной камеры хранения в космопорту. Я узнал ее.   - То есть, она работает без теста ДНК и без отпечатков? Разве так бывает?   - Такие услуги, Тим, очень широко распространены. Ты просто мало где успел побывать. Очень многие в Содружестве не желают лишний раз светить свое местоположение, потому что случаи бывает разные - информация утекает. Другое дело, что не всегда такие варианты лежат на поверхности.   - То есть мы могли бы пойти в камеру хранения и забрать вещи капитана?   - Мы скорее всего так и сделаем. Что же касается карточек, то, вполне вероятно, что они для нас бесполезны. Даже если они защищены всего лишь кодом из четырех цифр, толку от них никакого. Впрочем, можно попытаться выставить покойнику иск.   - Сэр, юридические конторы берут за подобные услуги суммы с четырьмя нулями. Капитан задолжал нам немного, и к тому же неизвестно сколько денег у него на счетах. Если предложить покрыть издержки за счет покойного, за такое дохлое дело никто не возьмется.   - Ты говоришь здраво, как будто уже изучал юриспруденцию, но не забывай, что можно доказать принадлежность капитана к банде нападавших!   - Я тем более не думаю, кто-нибудь из юристов в здравом уме может взяться за такое! Между прочим, гостиница застрахована, но я даже не надеюсь, что нам выплатят деньги без судебного иска. Отец выбирал самую дешевую страховку - только для того, чтобы не отозвали лицензию. Эта компания - практически те же мошенники, и они наверняка предупредили отца под протокол.   - Все равно хороший законник может их прижучить!   - Простите, я не понимаю, о чем вы...   - Я же имею в виду нашего друга Тхелани! - Доктор, так же как и я, не мог выговорить сложное Оширское имя СБ-шника.   Тхелани появился в нашем городке года за два до описываемых событий, имел рыхлое тело и круглое Оширское лицо. Предметом его гордости был пятый ранг по юриспруденции, который иногда сочетался с поразительным незнанием простых и понятных даже ребенку жизненных реалий. Красоте своей одежды он всегда уделял самое пристальное внимание, и его наряды сильно выделялись на фоне простой и функциональной одежды жителей нашего городка, так что на него первое время показывали пальцем. При разговоре он то и дело смешно пучил губы, его манера ходить высоко задирая нос тоже казалась довольно забавной и не очень сочеталась с той серьёзной должностью, которую он занимал. Впрочем, он сам пару раз обмолвился насчет того, что просто приобрел это место по случаю.   - Извините, доктор, но вы уверены, что о наших делах следует ставить в известность СБ?   - Мой мальчик, - засмеялся доктор. - Не надо путать наблюдателя СБ и нашего доброго друга, который по старой оширской традиции всегда понимает, где проходит граница между служебными обязанностями и неприкосновенностью частной жизни. Если кто и может нам помочь, то это только он! Подумай сам. С одной стороны у нас имеется покойник с наследством, но без наследника. При жизни - отъявленный негодяй и убийца. С другой стороны - ваша несчастная семья, пострадавшая в результате его нечистых деяний. Так?   - То, что вы говорите, очень похоже на правду.   - Это и есть правда, мой мальчик. А еще - есть поруганная справедливость, восстановить которую - мой долг. И я клянусь, что не возьму с вас за это ни единого креда! Что же касается нашего дорогого друга, я думаю, что он согласиться отработать за пятьдесят процентов. Полученное им воспитание не позволяет ему мыслить другими категориями, к тому же - нехорошие ребята не так давно очень хорошо его нагрели. Так что, я думаю, Тхелани возьмется за наше дело с искренней радостью!   - И как вы себе это представляете?   - Смотри. Все просто. Собственность мерзавца практически ничейная, и единственная трудность - обставить все законным путем. В этом вопросе ты можешь положиться на меня. Получить доступ к счету по решению суда можно не зная коды доступа. Нужен только номер, но чтобы деньги случайно не рассосались, сначала нужно наложить на счета арест, и здесь наш друг просто незаменим. А для ячейки камеры хранения служба безопасности может выписать такое постановление, что компания-оператор с радостью распахнет всё закодированное биомаркерами хранилище и вдобавок вывернет карманы посетителей, что уж там говорить о том, чтобы тихонько открыть одну анонимную ячейку скончавшегося бандита.      Не смотря на то, что ситуация с гостиницей была плачевная, доктор обещал помочь, и это вселяло надежду на благоприятный исход дела. Ушел я от него в приподнятом настроении. Возможно, это частично было вызвано тем напитком, стакан которого мне было разрешено попробовать в то время как доктор осушил весь кувшин.    Дома предстояло разобрать завалы. Пока меня не было, мать заказала большой мусорный контейнер, и мы целый день наполняли его разнообразным хламом, освобождая комнату за комнатой. Вещи, ремонт которых мне представлялся возможным, мы складывали отдельно и их было немало, но контейнер все равно постепенно заполнялся обломками и трухой, которую я собирал в мешки для мусора. К вечеру мое лицо, волосы и рабочий комбез были покрыты толстым слоем пыли, а я так устал, что мои челюсти отказывались жевать сухие пайки, ставшие основой нашего рациона. Мыться было негде. Я довольствовался тем, что мама почистила меня щеткой и протерла влажной тканью, после чего заснул с мыслями о том, как восстанавливать работу электроприборов - нужно было срочно вызывать техника. С утра мои руки и ноги болели так, что я с трудом встал. Откашлявшись черной пылью, я умылся из бутылки, и только после этого наконец заметил мигающее перед глазами уведомление - выучился первый уровень базы, которую я нашел в контейнере капитана.   К оповещению не было прикреплено даже самой захудалой ссылки, не говоря уже о красивых роликах и постоянно вылезающих надоедливых подсказках, которые меня замучили после загрузки обязательных баз. Изменения точно были, по крайней мере на главной странице я сразу заметил мерцающий золотистый контур вокруг значка настроек нейросети, что обозначало обновление вложенных страниц. Меня больше интересовало, как изменился список загруженных баз, и удивлению моему не было предела. Пресловутая "NT1748R003 - 1 ранг" красовалась в начале списка, но кроме нее появилось еще несколько баз первого уровня со звездочками!      Техник НС - 1 ранг   Ремонт БТ - 1 ранг   Пилот МК - 1 ранг   Медик ВВ - 1 ранг   Нейросети - 1 ранг   Юрист - 1 ранг   Торговля - 1 ранг      Выучить все эти базы за столь короткое время было невозможно, и я подумал, что передо мной одна из обсуждавшихся на форуме пиратских шуток, которые с одной стороны не мешают нормальной работе нейросети, но с другой - удаление подобной заразы может быть очень хлопотно. Настроение испортилось. Я отложил самокопание до лучших времен и решил лучше посмотреть - нельзя ли как-нибудь приручить окружающий суровый быт. Электричества не было и этим было всё сказано. Не работало ни освещение, ни пищевой синтезатор, отсутствовала вода и не работал туалет. В доме стало сыро и холодно, пахло какой-то дрянью... Ноги сами понесли меня к энергореактору. Глядя на частично выдранную из ниши черную облезлую капсулу, я надолго впал в задумчивость. Реактор оширского производства, марки HùDiàn-011N, самый слабый из линейки бытовых реакторов корпорации. В настоящее время производится по лицензии на одной из развивающихся планет. Не то, чтобы я отчетливо представил себе начинку и принцип действия этого аппарата - этого не было, но что-то я определенно знал, в том числе назначение торчащих из него проводов, несколько кодов и приблизительно - тестовую последовательность, "плюс-минус полстакана". Также я вдруг подумал, что этот "кусок хоросячьего дерьма" вряд ли удастся загнать дороже двухста, при том, что новый стоит два куска.    Такие воспоминания сильно озадачили меня - я никогда не думал подобными категориями. От размышлений меня отвлек звонок доктора. Он интересовался, чем вызвано то, что я отключил автодневник соцсети и выставил статус "доступен только для друзей". Мне пришлось на ходу придумывать отговорки и, честно говоря, слова доктора сильно напугали меня - ведь по автодневнику любой желающий мог посмотреть какие базы я загрузил, но поскольку мной никто никогда не интересовался, я начисто забыл о такой функции. После смерти отца в друзьях у меня были только доктор и мама. Скорее всего, загрузчик базы подкорректировал настройки, что спасло меня от немедленного разоблачения.    - Простите меня, доктор, - ответил я. - После визита пиратов я стал немного опасаться посторонних людей и больше не хочу делить со всем миром личную информацию.    - Я очень рад за тебя, мой друг. Ты постепенно взрослеешь. Я надеюсь, у вас все в порядке и помощь не нужна?    - Спасибо, сэр, мы пока справляемся. А как продвигаются дела с нашим общим другом?    - Тхелани пока что очень занят. Когда он освободится, я обязательно сообщу тебе. А если у тебя возникнут вопросы - не стесняйся звонить мне.    Мы попрощались, и я снова посмотрел на чуть помятый сапогом пирата похожий на огромный кабачок корпус реактора и подумал, что скорее всего смогу оживить эту штуку и восстановить проводку... Минут через пять мои мысли наконец повернули в сторону практического осуществления задуманного - я вспомнил, что в космопорту работает пункт проката инструмента! Скоро я уже доказывал матери необходимость взять в аренду не самый плохой многофункциональный прибор НЕРВ-20М, залог за который составлял всего двести кредов. Доказать ей, что я смогу что-то сделать без покупных баз было невозможно, и, в конце-концов, я, пользуясь ее слабостью, просто выпросил у нее три сотни на счет, надеясь, что для пункта проката этого будет достаточно, и они не потребуют заключать сделку от лица совершеннолетнего. Еще через час я уже ехал из космопорта - прибор и набор инструментов лежали в сумке моего скутера. Лишних вопросов мне не задавали, как будто подростки каждый день приходят с подобными запросами.    Не без дрожи в руках я принялся за работу, ведь единственное, чем мне приходилось заниматься на образовательных программах - вырезать фигурки из мягкого дерева. Чтобы научиться чему-то полезному нужно было платить, а отец резонно считал, что он лучше на те же деньги купит мне на совершеннолетие какую-нибудь полезную рабочую базу. Прогнать тест оказалось на удивление просто. Прибор не поддерживал подключения к нейросети. Я просто подключил его к шине, и начал наугад вводить коды из набора, применявшегося в оширских бытовых изделиях. Иногда на экране прибора высвечивалась ответная информация, но было ничего не понятно, пока я не догадался переключить язык интерфейса с оширского на общий. После этого, сообщения стали читаемыми и я узнал, что износ реактора уже превысил девяносто процентов, а один из двух преобразователей вышел из строя. Я так увлекся, что случайно коснулся лохматого обрывка кабеля и в результате меня хорошенько приложило разрядом электричества. Это было совсем неудивительно - после перетаскивания тяжестей руки и ноги плохо слушались меня а в голове было мутновато. После удара током я вдруг вспомнил про специальные перчатки - они избавили бы меня от такой неприятности, но почему-то казалось, что так делать неправильно и нужно всего лишь не совать пальцы куда не надо. Между прочим, мне еще вспомнилось про какие-то правила безопасной работы с электроустановками, и в принципе я понимал, что для такого новичка как я их следовало бы освежить в первую очередь, но в голову ничего кроме непристойностей не шло, как я не напрягал извилины. В конце-концов я сообразил, что разработчик этой странной базы терпеть не мог правила, и придерживался принципа, что свободному человеку можно всё. Больше я к этому вопросу не возвращался и занялся восстановлением проводки, особо не заботясь о том, насколько эстетично выглядит результат моего труда. Ведь когда нужно сделать быстро, необязательно вставлять специальные изолирующие трубочки - достаточно просто отогнуть оголенные проводники в разные стороны. Их потом можно будет прихватить монтажной пеной, только купить ее я забыл. Наскоро собрав схему освещения, я решил уже подать напряжение, но вспомнил про осторожность и все-таки "сделал жука". Когда я включил реактор, жук полыхнул красиво, а на звук взрыва прибежала мама. Следующие полчаса я объяснял ей, что все так и было задумано.   Найти место замыкания и включить реактор второй раз удалось только после обеда. Я думаю, вы можете себе представить, как я радовался, когда у нас в доме появился свет! До позднего вечера я пытался разобраться с насосами и синтезатором. Моих знаний немного не хватало для того, чтобы сразу осуществить задуманное, но лег спать я совершенно счастливым человеком, долго представляя себе, как буду чинить всё подряд - синтезаторы пищи и скутеры, гравитележки и флаеры, и даже большие звездолеты, стоящие в космопорту... Утром мама спросонья зацепилась за свисающий провод и свет снова погас. Мне пришлось ехать в магазин - покупать изолирующие трубочки, кабель, монтажную пену и много чего другого. Я был уверен, что смогу сделать всё намного аккуратнее.   

- 4 -

   В то время, когда происходили эти события, перевернувшие в результате всю мою жизнь, я еще не успел сообразить, что мое спокойное сонное детство закончилось, и я уже сделал свои первые шаги во взрослой жизни. Привычный мирок, ограниченный гостиницей, городком и торговой зоной космопорта, с добрыми родителями, бедной простой жизнью и единственной отдушиной в виде галасети - с каждым днем уходил все дальше в прошлое. Это сейчас воспоминания вызывают умиление и ностальгическую печаль, хотя, я еще не успел забыть, как угнетала меня окружающая обстановка и как манил большой, богатый и сверкающий мир. Скорее всего, если бы не трагическое происшествие, в результате которого погиб мой отец, наша семья так и продолжала бы скромно жить на доход, получаемый от гостиницы, проблемы бы копились и к моменту достижения совершеннолетия у меня осталась бы только одна дорога - завербоваться на флот техником или пилотом, чтобы поднять рейтинг и получить полноценное гражданство. Отец часто мечтал о чем-то большем - о высокоуровневых базах и имплантах, дающих возможность устроиться на высокооплачиваемую работу и даже о путешествиях по вселенной на собственном корабле, но я понимал, что это пустые надежды. Нищих мечтателей миллиарды, но если ты не обладаешь природным интеллектом хотя бы в сто тридцать единиц - выбиться наверх нереально. С моим минимальным рейтингом и ста пятью пунктами интеллекта все дороги были закрыты, поэтому, как утопающий хватается за соломинку, я ухватился за пиратскую базу знаний.   Я понимал, что сильно рискую. Содержит ли пиратская база что-либо действительно полезное? Насколько она безопасна? Как мне пользоваться открывающимися возможностями и при этом избежать разоблачения? Что касается первого вопроса, он по моему мнению уже разрешился положительно. Базы знаний стоили приличных денег, например, база техника второго уровня - 6000 кредов. При этом, судя по некоторым признакам, можно было надеяться получить несколько баз третьего уровня, а это сто тысяч или больше - сумма для меня совершенно заоблачная. Оставалось понять, как можно использовать такое богатство и при этом не спалиться, ведь совершенно очевидно, что проверку по базе данных нейросети мне никогда не пройти и сертификаты не получить, поэтому легальная работа, к сожалению, отпадала. Впрочем, с другой стороны, для легального оформления на работу можно было бы купить какую-либо недорогую базу и пройти по ней сертификацию. Единственное, что меня смущало - при сертификации я мог засветить свои нелегальные базы. Вскоре, однако, я обнаружил демонстрационный ролик из которого выяснилось, что базы со звездочками являются скрытыми. Я могу по своему желанию сделать их видимыми и даже добавить произвольные номера сертификатов, и разоблачение мне не грозит даже в случае обследования в офисе нейросети. В ролике сброс опасных настроек активировался довольно оригинально - на долю секунды возникло изображение шестерни, единорога и трилистника. Я довольно быстро сообразил, что это не что иное как связанные с образами дополнительно определенные виртуальные кнопки, привязанные к определенному пункту меню настроек.    В роликах было показано много интересных и непонятных вещей, скорее всего связанных с еще не загруженными функциями, но более уместно будет рассказать о них немного позднее. Разве что стоит упомянуть про уровень "социальной коррекции", который у меня был выставлен на 40%. В ролике он стоял на нуле и никакой дополнительной информации не было. Когда я попробовал его уменьшить, сразу появилось разъяснение. "Внимание! Снижение уровня социальной коррекции освобождает ресурсы нейросети и позволяет получить небольшой прирост производительности, но в то же время может приводить к вспышкам агрессии и неконтролируемых желаний, а также способствовать развитию маниакальных и депрессивных состояний". Никогда ни на одном из форумов я не слышал про наличие такого параметра и очень удивился. Стараясь действовать осторожно, сначала я подвинул ползунок на 30%. Не почувствовав в себе никаких негативных изменений, я попробовал поставить 20%, потом 10% и в конце концов - 0. По ощущениям - мысли стали четче, а окружающий мир ярче. Желания обдолбаться, погрузиться в депрессию или кого-нибудь убить не возникало абсолютно и я решил провести более длительный эксперимент. В конце-концов, я помнил, что трилистник с единорогом "вернут всё взад" .   Прежде чем я перейду к дальнейшим событиям мне бы хотелось в общих чертах обрисовать ситуацию с нашими финансами и гостиницей. На счету у отца оставалось всего 4300, и после его смерти мать получила возможность распоряжаться этими деньгами. У нее самой на счету было 1300 кредов. У меня - 45, плюс, вернув прибор втечение дня, я мог получить назад 180 кредов. Мои предчувствия по поводу страховки полностью подтвердились. Страховщики тянули время и все время ссылались то на медлительность полицейских, то на трудности связи со штаб-квартирой, находящейся на Альмарте. Было ясно, что уж во всяком случае в ближайшие недели денег нам от них не получить. Наши расходы составляли порядка 400 в неделю. Доходы с гостиницы обычно составляли в среднем такую же сумму. Чтобы не остаться совсем без средств к существованию нам следовало как можно скорее открыть гостиницу, ведь по законам торговой конфедерации нет большего преступления чем неплатежеспособность... Мне удалось запустить насосы и починить синтезатор алкоголя, обогреватель кондиционера работал, несколько столов и стульев можно было починить, а подходящую бывшую в употреблении барную стойку очень удачно продавали всего за 450 с доставкой и я небезосновательно надеялся сбить цену еще больше. Из неразрешимых проблем оставались - отсутствие платежного терминала, приличного пищевого автомата и большого количества стеновых панелей, причем если хоть как-то закрыть дырки дешевыми панелями можно было себе позволить, на терминал и пищевой автомат средств никак не хватало, а починить их я не мог. Совершенно не представляя как нам выкрутиться, я уже был готов разреветься, но вовремя вспомнил, что доктор обещал помочь. Мне не очень хотелось обращаться к нему, потому что я очень ценил его дружбу и мне не хотелось становиться обузой, но ситуация была уж очень сложной и для начала я решил попросить совета.    - Мой дорогой друг, - сказал доктор, выслушав меня. - Я как раз думал, как бы мне помочь вам. Как вы относитесь к тому, чтобы совсем отказаться от пищевого автомата и покупать натуральные продукты, которые мы с Тхелани начинаем выращивать в бочках на территории заброшенного дока?    - Но, сэр, они наверняка очень дорогие и к тому же моя мама абсолютно не умеет их готовить!    - Что касается последнего, я полностью с тобой согласен, и поэтому, я предлагаю завтра же отправить к вам в помощь свою младшую дочь. Мы заключим с вами контракт на поставку овощей на очень выгодных условиях, а когда посетители распробуют преимущества новой кухни, вы сможете поднять цены и нанять работников со стороны... Ты сможешь быстро и недорого заделать дыры в стенах?    - Да, сэр, я уже присмотрел подходящие стеновые панели.    - Замечательно! Сделай это в ближайшие два дня, а во всем остальном можешь положиться на меня. Ты же, мой мальчик, можешь купить себе техническую базу и пойти работать в космопорт. Я уже наслышан о твоих талантах, и уверен, что ты сможешь там заработать гораздо больше, чем в гостинице.    - Ваше предложение очень щедрое и я даже не знаю как мне вас благодарить, но как мы решим вопрос с терминалом?    - Никакой проблемы здесь нет. Дело в том, что моя дочь собирается стать стюардессой. Конечно, конкурс там очень большой, но она надеется пробиться, и уже установила себе в ладонь имплант для считывания платежных средств - так что никаких дополнительных расходов с вашей стороны не предвидится. Тебе нужно будет только зарегистрировать ее в качестве кассира гостиницы. Так ты согласен с моим предложением?    - Конечно, сэр, я согласен. Не представляю, что бы я без вас делал.    - И вот что еще, мой друг. Тхелани завтра будет свободен и к тому же он получил постановление на выемку вещей покойного постояльца, так что мы планируем выбраться в космопорт. Не хочешь прогуляться с нами? Я думаю, наш друг не пропустит случая немного развеяться и посетит пару злачных мест, так что я обещаю, что скучно не будет.    - Но, сэр, вы же понимаете, что у меня совсем нет денег.    - Не беспокойся на этот счет. У нашего оширского друга есть определенные принципы, и один из них - он считает своим долгом всегда платить за приглашенных друзей.   Я с радостью согласился на предложение доктора и даже практически запрыгал от счастья - приключения манили меня, а доктор недвусмысленно их обещал.      Воодушевленный обещанием доктора, я посмотрел на наш бюджет свежим взглядом - 5800 в наличии, минус шесть сотен на барную стойку, панели и необходимую мелочевку, две-три тысячи на покупку мебели. Оставалось две двести, и на инженерную базу второго уровня никак не хватало, а купить что-либо легальное стоило. Устроиться на работу без официально установленной базы может быть было и возможно, но мне совершенно не хотелось с самого начала привлекать к себе внимание. Собственного опыта я не имел, и не знал каким образом всемогущая корпорация Нейросеть борется с пиратами. Вряд ли они смогут отследить произведенный мной ремонт, но в дальнейшем следовало поостеречься. Исходя из моего трудного финансового положения я остановился на покупке базы первого уровня, а по факту - надеялся на загрузку баз второго ранга. Инженер-1 стоил 1200.    В тот же день я заказал доставку декоративных панелей и мебели, необходимой для того чтобы сдавать хотя бы один номер. Доходы от продажи еды и алкоголя не покрывали всех издержек и чтобы свести баланс нам было необходимо селить постояльцев. Уговаривать мать долго не пришлось. После успехов с ремонтом она разрешила мне взять планирование семейного бюджета на себя... Время до вечера еще было, я посмотрел биржу вакансий и поехал в космопорт сдавать взятый в аренду инструмент, попутно надеясь поговорить с двумя работодателями. Вакансий было больше десятка, но в большинстве случаев у меня не получалось даже заполнить анкету - как только я указывал отсутствие сертификатов или опыта работы, появлялось сообщение, что моя кандидатура не удовлетворяет заданным требованиям. Пройдя почти половину списка, я все-таки смог записаться на одно интервью, но дальше дело не пошло. Особенно обидным было получить отлуп немного дальше - по возрасту. Не особенно надеясь на успех я решил в дальнейшем указывать возраст шестнадцать лет, чтобы для тренировки поговорить еще с одним работодателем. Таким образом мне удалось записаться на два интервью.   Сервис прокладки маршрутов, доступный для предложенных вакансий, оказался очень полезен. Чем удобен космопорт - застройка здесь плотная и многоэтажная, и вроде бы всё находится в пешеходной доступности, но не зная особенностей планировки, можно долго плутать даже зная координаты точки назначения...    - Здравствуй мальчик! Ты, наверное, не туда зашел! - В назначенном месте находилась скромно обставленная приемная корпорации "Нодий Гумбада". Посетителей встречала симпатичная милашка, обладательница выдающегося во всех смыслах затянутого в белую блестящую ткань бюста. Не смотря на то, что смотрела она на меня как на мелкого грызуна, по какой-то причине не сдохшего после применения дератизатора, сердце застучало учащенно. Все-таки видеть такую роскошную девушку в реале мне еще не доводилось, и язык прилип к гортани.    - Я по записи, и мне только что исполнилось шестнадцать... - Глаза непроизвольно уставились в пол, но взгляд всё равно предательски косил то на симпатичное будто бы светящееся личико в обрамлении полупрозрачных пушистых волос, то немного ниже - на плотно обтянутые гладкой тканью округлости.    - Так бы сразу и сказали, - проникновенно защебетала она. - Ловите скорее контракт! Вы мне сразу понравились, и я думаю - мы прекрасно сработаемся! Не поверите, как вам повезло, что вы обратились к нам именно сейчас! Ведь именно в эти минуты решается вопрос, кому же достанется последняя вакансия на нашем чудесном звездолете Ори-Фэ! Вы не поверите - на Альмарте такой же как вы амбициозный молодой человек прямо сейчас изучает контракт, но вакансия осталась всего одна, и я могу отслеживать ее состояние онлайн! Вы еще можете успеть!! Такой шанс не часто выпадает!! ...   Я, честно говоря, оказался серьезно дезориентирован. Как только эта милая девушка заговорила, первоначальная неприязнь сразу улетучилась, и мне сразу же захотелось улететь с ней, а для этого следовало только подписать готовый договор... Сектор 18109, топливо-перерабатывающий комплекс, контракт на десять лет...    - Я неправильно заполнил анкету, и мне еще нет шестнадцати. Мама не даст согласия, - вдруг произнес я ватными губами, и поток сладкой речи прекратился - на меня опять смотрели как на недобитого хурша.    - Интервью закончено! Вы нам не подходите! - Рявкнула милашка, и я сам не понял, как выкатился на улицу. Возникло стойкое ощущение, что ноги сами вынесли меня прочь.    Успокаиваясь после пережитого, я немного постоял и поглазел на прохожих. До следующего интервью время еще оставалось...    - Здравствуйте, молодой человек, садитесь, - зам исполнительного директора центра "Прорыв" Ис Кородот оказался представительным мужчиной с пышными рыжими усами. Как только я вошел в кабинет, он показал на мягкое кресло, сам же остался стоять.    - Присаживайтесь, я сейчас скину вам контракт и мы обсудим дополнительные условия соглашения.    Несмотря на приятную обстановку и по отечески заботливый голос зама, ситуация сразу начинала напрягать - моментально возникла аналогия с первым интервью. Я прочитал контракт - плата составляла 200 кредов в неделю. Маловато! До обязанностей я даже не дочитал.   - Извините, но работать за две сотни в неделю я не согласен...   - Что вы! Никто не заставляет Вас работать! Вы просто платите две сотни и получаете реальный опыт! Делать для этого абсолютно ничего не потребуется! Если же вы желаете, за дополнительную плату мы можем для вас устроить профессиональные тренинги и стажировку в лучших компаниях сектора!    Я перечитал контракт... Действительно - плачу я, а контора предоставляет мне необходимые для дальнейшего трудоустройства записи и рекомендации.   - Простите, я невнимательно прочитал договор, и к тому же в сети ваше предложение позиционировалось как работа. К сожалению, у меня недавно умер отец и мне нужно срочно искать источник заработка, а денег на дополнительные программы совсем нет.   - Сочувствую, - сказал дядечка. - Я даже не знаю, что вам в такой ситуации посоветовать. Наша организация возникла не на пустом месте - без опыта работы вас никуда не возьмут, разве что на военную службу или по госпрограмме, но поскольку вам еще нет шестнадцати - эти пути тоже закрыты. Я боюсь, что если у вас не установлены базы и вы не можете делать ничего реально полезного и востребованного - вас совсем никто не возьмет.   - Вообще-то у меня установлена база техника и я имею опыт ремонта осветительных систем...   - Хм... А вы смотрели базу заявок на разовые контракты? ... Так, что у нас тут? Вот, давайте я кину ссылочку. Ремонт осветительных систем. Оплата сдельная, договорная, свой инструмент... Попробуйте сходить и послушайте совет - когда будете торговаться, ни в коем случае не соглашаетесь меньше чем на сотню, даже если вам кажется, что управитесь за день или меньше. Пускай поищут дураков...   Совет оказался дельным и самое удивительное, что по запросу "работа в районе ЗДЕСЬ" эта база не пробивалась. Более того, слов "работа" и "зарплата" не было ни в тексте объявлений, ни в оглавлении раздела, который приютился под заголовками "жизнь космопорта - прочие предложения".    Я отправил анонимному работодателю сообщение, дождался ответа и вновь отправился по бесконечным узким переходам , соединяющим здания делового центра. Время до вечера у меня еще оставалось. В этот раз задача осложнялась тем, что маршрут мне пришлось составлять самому. Я два раза прошел по безлюдной узкой улочке, на которой была назначена встреча, не понимая, где собственно находится вход. В третий раз - работодатель связался со мной и сказал что видит меня, после чего серая металлическая стена вдруг отъехала в сторону, открывая широкий проход в котором стоял приветливо улыбающийся молодой человек в коричневом комбинезоне техника. Впрочем, когда он меня рассмотрел, его лицо приобрело кислое выражение.    - Опыт работы на высоте есть? Система, верёвки, минилебёдка, дроиды, ручной сканер? - начал он с порога.    - Вообще-то, в объявлении это не было указано, - скромно сказал я, стараясь не показывать смущения.    - Я написал - "свой инструмент"! Неужели не понятно? ... Ай, ладно, махнул он рукой - подыщем чего-нибудь в этом бардаке. Пойдем, покажу фронт работ.   Мы прошли через скудно освещенный зал, свернули в арку и практически наощупь - по загибающемуся влево переходу. В первом зале я успел заметить два отделенных стеклом бокса в одном из которых стоял полуразобранный челнок или большой флаер. В полумраке было заметно, что гигантская металлическая рука манинулятора, дергаясь то вправо то влево, торопливо делала какую-то хорошо знакомую ей работу. Стекло второго бокса было треснуто от пола до потолка, а внутри громоздились огромные кучи крупных замысловатых деталей с торчащими отовсюду обрывками проводов. Под ногами хрустел мусор. Я все время вертел головой, пытаясь определить, отключено ли освещение специально - ради экономии, или не работает по более прозаическим причинам.   - Здесь всё уже сгнило, - техник проследил за направлением моего взгляда. - К тому же если не чинить, можно обойтись реактором меньшей мощности - работы всё равно мало. Малый док десять лет не использовался, так что не удивляйся... Вот мы и пришли.    Высокий зал впечатлял как своими размерами, так и царящим внутри беспорядком. Из великого множества гнездившихся на своде потолка круглых пятен осветительных приборов горели только пять, отчего разбросанные повсюду огромные уродливые куски мятого металла и торчащие под разными углами блестящие трубы приобретали особенно зловещие очертания.   - Всё это безобразие мы потом вывезем, а тебе нужно будет восстановить хотя бы половину светильников - некоторое количество запчастей на складе имеется. За это я тебе заплачу 82 креда и ни одним больше. Это окончательная цена. - Он вопросительно посмотрел на меня.   - О цене мы поговорим чуть позже. Имеется ли у вас схема и инженерные коды?   - Всё будет предоставлено, хотя я и не понимаю зачем для этого барахла коды.   - Я бы хотел взглянуть на схему.   - Так ты согласен?   - Покажите схему или проводите меня до выхода!   - Ладно-ладно, не кипятись. Лови свою схему.   Минут десять я пытался понять что к чему, и в целом все было довольно примитивно, кроме двух больших блоков, один из которых был явно управляющим, а другой - оконечным устройством.   - Все понятно, но если проблема с управляющим блоком, мне может понадобиться переделать схему под механический коммутатор. Вас устраивает такой вариант?   - Хм... Перерасчет просто так не сделаешь. Если не секрет, какие у вас установлены базы?   - Базы установлены какие надо, а если вы мне выдадите эти ваши лебедки, тросы и карабины - считайте что все уже исправлено, - сам я абсолютно не был в этом уверен, но говорил нагло - чувствовал, что иначе меня просто выгонят. - И стоить вам это будет полторы сотни и ни кредом меньше!   - Замётано! - Подозрительно быстро согласился техник. - Но тебе еще придется подписать один договорчик.   - Какой еще договорчик?   - Ну, понимаешь, вдруг чего не так пойдет и ты упадешь, например, на такой штырь - он показал рукой на тонкий и длинный металлический прут, торчащий практически вертикально вверх. - Я ведь себе не враг и за чужую глупость расплачиваться не собираюсь, а ты напишешь, что на свой страх и риск полез туда. Сам почитай - без подстав...    Действительно, согласно этому договору компания Альт-Транзит на безвозмездной основе предоставляла мне во временное пользование малый атмосферный док В-3А6 и комплект экипировки для отработки навыков работ на высоте, снимая с себя всю ответственность в случае получения мною травм или смерти по неосторожности.   - Может быть я могу рассчитывать на небольшой аванс? - спросил я осторожно.   - Эээ - нет, друг. Никаких авансов! Мы с тобой связаны только устной договоренностью. Дам я тебе сотню - ты пойдешь и обкуришься трэнком, ищи потом тебя!   - Договора нет, и я тоже опасаюсь, что вы меня надуете!   - Придется тебе поверить мне на слово, либо не верить и искать другую работу - как знаешь. У меня больше оснований не доверять - может ты при всем желании не справишься. Оформить тебя официально я тоже не могу. Кстати, если ты хорошо проявишь себя, у меня найдется еще работа.   - Ладно, договорились! - Подумав, я решил, что в моей ситуации никак не избежать риска быть обманутым. - Только, завтра у меня кой-какие дела. Не знаю, смогу ли подойти.   - Если послезавтра с утра не появишься, я возьму другого.   - Договорились.   - Сегодня у тебя есть время потренироваться с экипировкой?   - Конечно, только мой скутер на стоянке. Его можно перегнать сюда?   - Можно. Пропуск в тех-зону я тебе могу дать, только сразу предупреждаю насчет автоматического контроля. Чтобы не докапывались, ничего здесь не бери и не оставляй на ночь... Дуй за скутером, а я пока посмотрю, что можно подыскать из инвентаря.   В этот вечер техник показал мне как залезать на потолок. Это оказалось не так уж и трудно. На стенах, а также вдоль и поперек свода повсеместно были спрятаны многочисленные точки крепления, на каждую из которых можно было нащелкнуть карабин. Поверх комбинезона одевалась "система", состоящая из тонких ремешков и нескольких отрезков троса со скользящими и фиксирующими захватами. С помощью специальной штанги карабин с продетым тросом защелкивался на кольцо точки крепления, после чего лебедкой можно было подтянуться к новой точке и повторить операцию. Все было довольно просто и даже интересно, если не считать того, что приходилось болтаться на приличной высоте над разбросанным острым металлическим хламом. Я старался смотреть на тросы и лебедку, потому что при взгляде вниз сердце сразу замирало и руки начинали предательски дрожать. Техник посоветовал мне для начала пробросить пару верёвок через весь зал, крест-накрест, после чего ушел. Я весь вечер занимался этой работой, постепенно совершенствуясь, и когда закончил, послал сообщение. Руки ужасно устали и хотелось спать. Молодой человек, судя по всему, не ожидал от меня такой прыти, да и я, признаться, тоже. Как паук я спустился по ниточке, после чего, попрощавшись со своим наставником, отправился домой отдыхать. В последний момент я вспомнил, что у меня не осталось ни одной приличной куртки. Чтобы не позорить друзей своим затрапезным видом, я заехал в магазин и потратил двести кредов на одежду.   

- 5 -

   На следующее утро я оделся во все новое, сел на скутер и отправился к доктору. Перламутровый флаер СБ-шника уже стоял на парковке, а сам он ожидал в доме. Круглое лицо Тхелани казалось неестественно румяным. Его пергидрольные локоны мягкой волной спадали на высокий воротник золотистого, переливающегося всеми цветами радуги костюма.   - А! П-п-проходите! Вот и вы, мой юный друг! Я надеюсь, вы догадались не завтракать? Ведь сегодня мы отправляемся в лучшие забегаловки этого заштатного острова!   - Конечно, сэр, я не завтракал - доктор меня предупредил. - Я не стал рассказывать СБ-шнику о том, что есть у нас с матерью было почти нечего, а купленные на распродаже просроченные армейские сухпайки мне уже в горло не лезли.   - П-прекрасно! Я весь в нетерп-пении! Однако, п-прежде всего нам следует п-поговорить о делах. Доктор, давайте п-присядем и выпьем еще п-по стаканчику вашего отменного п-пива!   - Доктор, расскажите п-пожалуйста Тиму о наших п-планах, - продолжил доктор усаживаясь за стол.   - Начну с того, что деньги на карточках есть. На двух, выпущенных в Содружестве, размещено по пять тысяч кредов, и это максимальная сумма, которую у нас разрешается хранить без дополнительной защиты.   - То есть они не защищены кодом и я смогу их снять?   - Обычно, после того как чипы попадают на учет в службу безопасности, вернуть их можно только по решению суда, но наш друг сделал всё неофициально, и ты скоро сможешь их забрать.   - Это было бы очень кстати - деньги у нас с мамой уже заканчиваются! Сэр Тхелани, я очень благодарен вам за то, что вы согласились мне помочь!   - П-под п-пятьдесят п-процентов п-пиратских сокровищ! - пояснил СБ-шник.   - Мы это потом зафиксируем под протокол, - продолжил доктор. - А сейчас я расскажу про остальные чипы. Один из них, как ты помнишь, оказался ключом от камеры хранения. Сейчас мы направляемся туда, но я, честно говоря, не надеюсь найти там ничего ценного. Еще два чипа выпущены на Тармале и, скорее всего, их тоже можно будет использовать. Только здесь имеется одна загвоздка - из-за судебного разбирательства между банкирами, находясь в конфедерации Галенте, ты не сможешь перевести их на счет своей нейросети, а без этого они бесполезны. Более того, мы даже не можем сказать, сколько на них денег.   - А последний чип - что с ним?   - Служба безопасности не смогла его расшифровать. Возможно, на нем как раз и записаны сведения, за которыми охотятся пираты.   - Я чувствую, что это так! - Воскликнул Тхелани. - Мой юный друг, интуиция редко п-подводит меня. Я уверен, что ты сможешь разгадать загадку старого п-пирата! П-подумай, что может являться ключом к расшифровке?   - Доктор, может быть стоит мне самому посмотреть, что там записано? - предложил я.   - Если контора не смогла ничего оттуда извлечь, скорее всего никто не сможет этого сделать, разве что... Тебе известно что-нибудь еще!? - доктор посмотрел на меня строго.   Я понимал, что заврался, но полностью открыться доктору всё равно боялся.   - Понимаете, доктор, когда я прятался от пауков, я скачал себе инфопакет с одного из кристаллов, который тоже лежал в контейнере капитана...   - И где же этот кристалл? - заинтересовался Тхелани.   - Он рассыпался, как только я его считал.   - Это очень странно. Я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь кроме корпорации Нейросеть использовал саморазрушающиеся кристаллы! - удивился доктор.   - Ты можешь скопировать нам этот инфопакет?   - Нет, сэр, не могу. Доступна только установка.   - Хм... Это все-таки похоже на пиратскую базу.   - Мой юный друг, я думаю, что тебе следует установить этот инфопакет, а я обеспы-печу твое пы-прикрытие в СБ, - пообещал Тхелани. - Доктор п-потом п-посмотрит тебя в медкапы-псуле и если возникнут п-проблемы - я их улажу. А если медкапсула не найдет п-пиратских баз - мы вообще не будем беспокоить СБ из-за таких п-пустяков. Вы согласны?   Конечно, я был согласен! Я долго ломал голову как мне провериться в медкапсуле без риска сразу отправиться копать радиоактивную руду в 133 сектор, и лучшего варианта было сложно желать. Договоренность о моей проверке так и осталась устной, что же касается раздела пиратских сокровищ, поторговавшись, мы под протокол зафиксировали наши доли. Доктор попросил себе десять процентов, нам же с Тхелани досталось по сорок пять, причем он обязался предоставить корабль в счет своей доли.   - Ну что-же, Тим, карточки я возвращаю тебе - деньги на этих двух. Инфопакет о содержании расследования тебе не п-понадобится. И мне кажется - мы уже все обсудили. Не так ли, комп-паньоны!?   Мы с доктором кивнули.   - Тогда - вп-перёд, друзья! Нас ждут п-п-приключения! Лискин, вы еще не п-посмотрели в галасети какой п-праздник мы будем сегодня отмечать? В мире п-полно п-планет и п-повод выпить найдется в любой день!   - Я думал, вы знаете, что по общеоширскому календарю ваши бывшие соотечественники как раз отмечают "День Светлого Откровения", - удивился доктор. - Согласно многовековой традиции сегодня полагается обниматься с красотками, драться и напиваться до хоросячьего хрюкотания.   - А-а-а! П-подлые п-продажные людишки! На любом п-п-празнике нап-пиваются!    Меня всегда удивляло, что Тхелани, на словах ругал бывших соотечественников, но на деле свято соблюдал древние традиции, включая упомянутую продажность. С некоторой опаской я последовал за ним в сторону флаера. Доктор, увидев мое смущение, написал сообщение, чтобы я не удивлялся, ничего не боялся и не вмешивался в гениальные планы СБ-шника - денег у того достаточно для того, чтобы позволить себе почудить. Сам же доктор без промедления вмешался и предложил пропустить легкий перекус в давно приглянувшемся Тхелани вертепчике, сразу же направившись в камеру хранения - чтобы избежать малейшего риска хоросячьего хрюкотания.    В зоне контроля космопорта я никогда не был. Пускали по одному, но живенько. Проходя через арку сканера, нужно было подписать инфопакет с предупреждением об изменении правового статуса и выбрать цель посещения. Я выбрал "дополнительные услуги" и поспешил за Тхелани, который в своей обычной манере шел впереди, высоко задрав нос.   Выемка ценностей из ячейки камеры хранения не заняла много времени. Два офицера в серой форме с гравитележкой и сидящем на ней двуногим дроидом ждали нас в холле. Тхелани легким кивком поприветствовал их и не снижая скорости проследовал к лифту. Военные присоединились к нам. Спустившись в хранилище, мы нашли дверь в ячейку капитана, Тхелани приложил к ней предоставленную мной карточку и набрал на светящейся панели код. Для обеспечения полной анонимности в этих ячейках не использовались функции нейросети, и если не знать того факта, что секретный код ячейки был выдан по требованию СБ, можно было бы подумать, что мы пришли посмотреть на свои вещи. Внутри небольшой комнатки один на другом лежали два контейнера, в каждый из который можно было бы положить двух-трех человек в полный рост. После того как мы осмотрели ячейку, один их военных попросил на время работы дроида всех отойти на безопасное расстояние. Конечно, грузы в космопорту наверняка не раз проверяли на предмет наличия опасных предметов, но процедура вскрытия все равно предполагала соблюдение мер предосторожности. Дроид возился не очень долго. Насколько я понял, он сверлил отверстие и запускал внутрь контейнера щуп, после чего крышка открывалась. Внутри ящиков лежали какие-то электронные модули.   - Барахло, - сказал военный инженер, командовавший дроидом. - Покойному можно смело инкриминировать незаконный оборот продукции военного назначения и нарушения в области лицензионного права, по статьям, которые отданы на откуп администрации свободной зоны, но они, как вы знаете, смотрят на такие шалости сквозь пальцы. Все мусорщики этим промышляют, наёмники скупают - а иначе в нашем секторе не выжить. Что прикажете делать дальше? Дроиду понадобится время, чтобы всё отсканировать.    - Работайте! - Махнул рукой Тхелани, - а потом заприте всё обратно. Отчет перешлёте. Извините, у меня дела.   - Как вы думаете, доктор, среди этого старого хлама есть вещи, которые могут пролить свет на пиратские тайны? - спросил я, когда мы вышли из лифта вслед за СБ-шником.   - Если ты хочешь знать мое мнение - вряд ли. На месте старого пирата я бы держал всю информацию у себя в голове. Забыть невозможно, особенно если установлены импланты памяти, а у него они были. Кстати, бандиты искромсали весь труп. Что они надеялись найти - непонятно, ведь обычные импланты представляют собой сеть микронитей, и вырезать их из трупа невозможно. В клинике подобные устройства извлекают с помощью специальных нанитов, вводимых в кровь, и при этом информация гарантированно теряется, если она не была скопирована штатным образом.   - Зачем же они тогда разрезали тело Капитана?   - Я думаю, пираты знали, что у их бывшего коллеги имеется какой-то материальный носитель. Обыскав тело, комнату и гостиницу, они ничего не нашли и решили посмотреть внутри Капитана. Возможно, они пошли на такой шаг от отчаяния или разглядели что-то на сканере. Человек незнакомый с медициной мог увидеть что-то странное в обычных мозговых структурах. Таким образом, Капитан, если бы захотел, мог бы унести свою тайну в могилу, но по какой-то причине не хотел. Если у него был какой-то носитель информации, стал бы он оставлять его в камере хранения? По моему - нет. Здесь остались только те вещи, которые не имело смысла таскать с собой, а всё ценное у него было при себе.   - Я право не знаю, доктор. Получается, что нерасшифрованная карточка - это единственная оставшаяся зацепка!   - Я уверен, что у нас все получиться. Интуиция у Тхелани действительно чудесная, и это не шутка. Именно благодаря ей наш друг, несмотря на свою кажущуюся беспомощность, многократно выходил победителем из очень запутанных ситуаций...      Обсуждая эти немаловажные дела, мы с доктором продолжали следовать за Тхелани, который к этому моменту вышел на широкую накрытую легким прозрачным сводом улицу. Гомон людей здесь заглушали переливы странной оширской музыки, а вокруг ярких губастых чудищ и палаток со снедью толпился народ. Некоторые - в праздничных оширских одеждах. Тхелани продолжал двигаться вперед к одному ему известной цели, всё более замедляясь - не все прохожие спешили уступать ему дорогу. Неожиданно он остановился. Прямо перед ним стояли две симпатичные девушки, которые, похоже, работали на празднике - судя по переливающейся желтыми искрами праздничной одежде, нарочито радостным набелённым лицам и уверенному нагловатому обращению.   - Не желают ли господа согласно древнему обычаю выпить чаю? Настоящий Оширский чай является уникальным тонизирующим напитком, утоляет жажду и укрепляет силы, а жизнеутверждающая беседа поднимает настроение!   - А почему бы и нет! Идёмте друзья! Жизнеутверждающая беседа это как раз то, что нам сейчас нужно!   Как только Тхелани озвучил свое согласие, девицы подхватили его под руки и увлекли в одну из обвешанных надувными шарами дверей. В небольшом зале за круглыми столиками уже сидело довольно много народу. Среди посетителей встречались точно так же одетые девушки и такие же кафтаны как у нашего оширца. Вокруг большого стола помещалось шесть человек и наша компания разместилась с комфортом. Тхелани уселся между девиц. Я опустился на стул рядом с ними и тоже прикоснулся к прекрасному, слегка ткнувшись коленом в бедро девушки. Она вполоборота улыбнулась мне - вполне невинно. Такое казалось бы заурядное событие сильно взволновало меня, и я как-то даже на время перестал слышать, что происходит вокруг. Возможно, это и был тот самый эффект от нулевой социальной коррекции, и я даже подумал, не включить ли ее обратно - шестерня, единорог... Нет! Было довольно приятно сидеть вот так. Хотя, я, возможно, выглядел глупо, контроль над ситуацией, как мне казалось, я не терял.    На столе между тем появились два золоченых металлических бочонка на кривых ножках, стаканы и несколько тарелочек с едой. Большой бочонок был с ручками, а маленький - весь покрыт узорами. Тхелани сразу налил из маленького и пахнуло спиртным. Мы же с доктором и девицы налили из большого. Вкус оширского чая мне был знаком. Я не очень понимал тех людей, которые готовы пить этот напиток по пять раз в день. Одно время у нас в гостинице стоял аппарат для его приготовления, но потом он сломался и отец продал его по-дешевке. Я прислушался. Опорожнив пару стаканчиков, СБ-шник принялся пересказывать нашу историю.    - ... П-представляете, эти п-подонки п-посадили п-пиратский корабль п-прямо п-посреди п-посёлка! Но наш добрый доктор Лискин и Тим с горсткой солдат - п-прогнали их п-прочь!    - Да вы что!? Какой геройский поступок! Но зачем же они прилетали? Вы случайно не знаете?    - Они искали сокровища Филина, п-представляете. Этого п-подлого п-пирата!    - Как интересно! А как вы думаете - они их нашли?    - Как человек близкий к расследованию могу п-поручиться, что не нашли и мы еще им п-покажем! Говоря между нами, у нас имеется одна вещица, которая скоро выведет нас на след сокровищ!    Тхелани начал в красках расписывать как мы снарядим корабль и отправимся за сокровищами и как не повезет наскакивающим со всех сторон пиратам. Наши "п-пушки" перемелют их в труху а лазеры с "п-плазмой" испепелят всё, что останется...    - Молодой человек, может быть и вы хотите заказать специального праздничного чая? - Чтобы привлечь внимание, девушка слегка толкнула меня локтем.    - Нет, Нет, - вмешался доктор. - Тим еще несовершеннолетний, а этот напиток слишком крепкий.    - А выглядишь ты уже совсем большим! - девушка повернулась ко мне. - Расскажи, чем тебе нравится заниматься!?    - Я люблю зависать в сети, обсуждать звездолеты и играть в пиратов. Но я уже устроился на работу в космопорт - это мне нравится даже больше чем игры. Ведь там все настоящее. Настоящие звездолеты, настоящие дроиды ,настоящие космоволки...    - Интересно, какие базы ты уже успел установить? - Пока девушка беседовала со мной, ее коллега что-то радостно щебетала на ухо разомлевшему Тхелани.    - Я собираюсь установить Инженера-2, а сейчас у меня имеется база техника - шепнул я ей.    - Здорово! Ты будешь чинить звездолеты - это так романтично! - Как я не старался, я не смог уловить иронии. Инженеры всегда зарабатывали меньше пилотов того же уровня, отчего симпатии девиц были на стороне последних, но этой нравились инженеры, потому что их не убьют в первом же бою и к тому же такой мужчина бывает очень полезен в хозяйстве.    Я рассказал ей о своих планах покорения космоса. Сейчас я работаю техником, а когда обо мне узнают получше - я легко получу работу инженера на торговом корабле и смогу не только заработать, но и посмотреть мир. Потом я куплю себе базу третьего уровня, а там можно уже думать о том, чтобы скопить денег на небольшой собственный корабль...    - Советую попробовать нашего праздничного чая, - предложила благодарная слушательница, наливая из стоящего на столе золоченого и покрытого узорами металлического бочонка. Тонкая струйка золотистого напитка потекла в прозрачный чайный стакан. Покосившись на доктора, увлёкшегося беседой с официантом, искусительница закрыла крантик тонким пальчиком.    - Пей с осторожностью, - предупредила она. - И сразу заешь вот этими кусочками хоросячьего жира.    Я осторожно понюхал стакан - да это же пустотка! К тому же горячая, только пахнет какими-то травами! Девушка рассмеялась и на секунду приобняла меня за талию, прижимая к себе. Припомнив как это делают космоволки, я зажмурился, и залпом выпил огненное пойло, но избежать конфуза на получилось - я поперхнулся и слезы градом покатили из глаз. Девушка смеялась, откинувшись на спинку стула. Дальше все вышло как-то скомкано. Напиток мгновенно подействовал отупляюще. Вокруг разлился сплошной бубнеж, девицы хохотали, доктор тоже нацедил себе пару стаканчиков "праздничного чаю". Я рассказывал про унылую жизнь в нашей гостинице и крепенько обнял свою новую подружку, за что почему-то получил по рукам. А дальше - на свободное место между мной и доктором втиснулся какой-то непонятный оширец. Он был низенький, плюгавый и коротко стриженный, а одет - в такой-же кафтан как у Тхелани.    - Налейти-ка сытаканьшыкь малышь Сяо Лонг! - заявил узкоглазый коротышка, коверкая слова. Не дожидаясь ответа, он потянулся через стол и схватил стакан Тхелани, выпил остатки, плюнул в пустой стакан и поставил его на место, после чего нагло ухмыляясь развалился на стуле.   Тхеални зарычал, схватил заплеванный стакан и запустил в обидчика, но тот ловко увернулся, а брошенный снаряд, отскочив от уха сидящего к нам спиной здоровяка, со звоном разметал посуду на соседнем столике. Завизжали женщины, а какой-то шутник включил громкую энергичную музыку. Зачинщик драки на унимался. Брошенный им в СБ-шника стул по нелепой случайности грохнул прямо на середину стола совершенно непричастных отдыхающих, отчего по полу покатились бочонки и драка начала приобретать всеобщий характер.   - Дасюн!!! Лайлай!!!- заверещал узкоглазый коротышка, когда сразу двое обиженных мужчин бросились на него. Из подсобки выскочил оширец в таком же ярком наряде. Круглое упитанное лицо перекошено, в руке - покрытая черной щетиной нога какого-то животного. Перехватив импровизированную дубинку чуть выше раздвоенного копытца, сообщник дебошира поднял ее над головой и, заорав что-то неразборчивое, поспешил на помощь своему соотечественнику. Краем глаза я заметил, как из подсобки выскочил еще один человек, присоединившийся к потасовке в другом конце зала. Окорок в руке упитанного оширца поднимался и опускался, и чтобы не получать по спинам оппоненты хулиганов были вынуждены отступить и перегруппироваться. Коротышка, воспользовавшись заминкой, пригнулся за перевернутым столом, схватил с пола бочонок и, хохотнув, метнул в Тхелани, причем, в очередной раз промазал. Тхелани взвыл. Стул с отломанной ножкой полетел в хулигана. Я посчитал своим долгом примкнуть к СБ-шнику, помогая тому удержаться за двумя лежащими на боку столами, служащими неплохим укрытием от летящих предметов. Обороняться приходилось от наседающих оширцев и здорового дядьки, ухо которого еще продолжало светиться красным после контакта со стаканом. Несколько облегчал ситуацию тот факт, что в рядах противника не было согласия - оширец с окороком только и глядел как бы огреть здоровяка. Окорок оказался довольно мягким. Я даже на секунду усомнился в том, что он настоящий, хотя, получать им по голове было всё равно неприятно, и я вертелся как мог.    Краем глаза я видел, что доктор Лискин с девицами стоят в сторонке и смеются. Такого предательства было трудно ожидать. Несколько раз я пытался со всего маху заехать кулаком по круглому ухмыляющемуся лицу оширца, но тот трусливо отступал и всё время оказывался не там, куда я целился. Потом я попробовал как в популярном ролике подсечь наглецу ноги, но гад будто чувствовал - ловко переступил и моя нога прошла мимо. Нерастраченная инерция закрутила тело - я начал падать и треснулся лицом об край стола, так что в глазах вспыхнули искры. Уткнувшись в пол, я слышал как Тхелани заорал что-то воинственное, после чего раздался грохот и стоны... Шум драки затихал. Музыку тоже догадались выключить. Когда я поднялся на ноги, потасовка окончательно закончилась...    - Это грабёж среди бела дня!!! - Орал Тхелани, в то время как ему обрабатывали шрам на лбу. - Я пы-представитель службы бы-пезопасности!!! Три восемьсот за чай!!! Пы-подстава!   - Извините, уважаемый, но всё по прейскуранту. Никто вас сюда за руку не тянул. Триста кредитов за чай. Тысяча - за жизнеутверждающую беседу с девушками. Две тысячи - инсценированная драка. Четыреста - за испорченное имущество. Сто - за медпомощь. И вас никто не просил проламывать головой стену. Кстати, если вы не заметили, в договоре есть пункт о неразглашении видеоматериала, заснятого во время проведения праздничных оширских ритуалов, а я думаю, что у нас бы нашлись желающие его купить.   - Ладно, - сразу потух СБ-шник. - Я п-п-подпишу. П-проходимцы. П-п-попляшете еще у меня. На выход, друзья... П-попили, блин, чайку!      Вечером оставалось еще много времени, и я решил все-таки поехать на работу в малый док, тем более, техник сам вышел на связь и сообщил, что он будет допоздна. Пропуск в тех-зону позволял мне значительно сократить путь и не бродить по переходам торговой зоны. В двух местах проезд загораживали автоматические двери, но при моем приближении они сами открывались. Проезжая, я так и не понял в каком именно месте производится сканирование. Дверь, ведущая к доку, у которой мне прошлый раз пришлось стоять, тоже "узнала" меня. Я загнал внутрь скутер и по уже знакомому мрачному коридору отправился на свое рабочее место. Техник встречал меня.    - Привет, а я тебя сегодня и не ждал. Смотрю, ты классно провел время! - Усмехнулся он.   К сожалению, портативный регенератор, который доктор позаимствовал в патрульном флаере, мать весь истратила на себя. Ожог у нее на шее прекрасно затянулся, но на мой свежий синяк ресурса аппарата уже не хватило... Я постарался придать поврежденному лицу бодрое жизнерадостное выражение.   - Силы еще есть и хочется поработать!   - Ну, дерзай! - Хмыкнул техник. - Вот здесь ручной сканер, а в ящике - набор инструмента.    - Странно, что у вас нет дроида...    - Увы, паучков нет, либо я их еще не нашел. Брать технику в аренду ради такой ерунды нет смысла, и всё равно лезть наверх скорее всего придется. Мне показалось проще нанять тебя - так что радуйся. Я вообще-то надеялся, на то, что у тебя свой инструмент и дроиды, но можно справиться и так. И учти - если что-нибудь сломаешь, будь уверен, что я найду способ заставить тебя возместить ущерб, - произнес он строго и посмотрел на меня оценивающе.    Я кивнул и продолжал стоять с самым невозмутимым видом, ожидая дальнейших инструкций.   - Если убьешься, я, конечно, отмажусь, но ты уж лучше побереги себя... И мне без разницы как ты будешь производить ремонт - сам решай. Считай, что это тест на профпригодность. Запасные лампы и преобразователи имеются в кладовке. Определись, чего и сколько нужно - поищем.   - А нельзя сразу открыть мне туда доступ, чтобы я самостоятельно работал?   - Да не вопрос! Запоры там кодовые. Лови инфопакет. Если чего-то не найдешь в списке, спрашивай. Тут много всякого барахла - подыщем.   В инфопакете были коды доступа и список запчастей.   - Спасибо! Я сейчас попробую связаться с управляющим блоком.   - Да там нормально всё. Он в аварийном отключении по признакам утечек и замыканий. Нет смысла его включать прежде чем не устранишь основные неисправности..    Я дозвонился до устройства. Все было именно так, как объяснил техник.   - Да, чуть не забыл, - встрепенулся он. - Обязательно надень защитную маску и перчатки. Представляю, сколько там скопилось пыли! Так... Где продуть фильтры прочитаешь... и вроде всё. Я потом зайду посмотрю. Если что - звони.    К счастью, техник сразу ушел, и мне не пришлось краснеть, когда я решил подключиться к сканеру. Устройство быстро обнаруживалось, но при попытке установить соединение вываливалось сообщение о нехватке ресурсов внешней шины. Выглядело это так, будто с моей детской нейросетью вообще нельзя было подключаться к этому аппарату. Подавив приступ малодушия, сопровождавшийся желанием немедленно уйти от стыда, я вспомнил, что база техника первого уровня у меня скрыта, а в устройстве может срабатывать защита от дурака. Я пошел в настройки, чтобы сделать базу видимой, и каково же было мое удивление, когда оказалось, что у меня уже загрузился Инженер-2! Я сделал эту базу видимой и повторил попытку. На этот раз все прошло как по маслу. Активировав прибор на 50% мощности, я направил его на стоящий рядом со мной высокий металлический обломок. Нейросеть позволяла мне видеть картинку как будто собственными глазами. Сканер просвечивал только пару слоев тонкого металла, но и этого было достаточно, чтобы видеть скрытые внутри изуродованного обломка корабля причудливо извивающиеся трубочки и проводочки, подсвечиваемые разными цветами в зависимости от химического состава. Что же касается стеновых панелей - для аппарата они были почти прозрачны, а пучки проводов под ними - отлично видны. К сожалению, до потолка сканер не доставал. Эх, дроид бы здесь не помешал!   - О, я гляжу, ты уже разобрался! - Пока я развлекался, техник незаметно вернулся. - Я забыл тебе сказать, что упрощенный режим на сканере включается механически. Я то им не пользуюсь - уже взрослый... Эй, не свети в мою сторону!   - Он уже выключен - не о чем беспокоиться!    В действительности мне было бы интересно посмотреть на внутреннее устройство моего нанимателя, тем более, что эта процедура была практически безвредной.   - Так ты нашел перемычку... или подключился в нормальном режиме? Уже успел разжиться нормальной нейросетью?   - Вам вроде было всё равно?   - А, ну да... Чего это я. Работай, не буду мешать.   Техник сделал было несколько шагов в сторону выхода, но передумал и встал в сторонке Несмотря на то, что он скромно топтался, рассматривая какую-то штуковину, его присутствие несколько отвлекало. Я боялся сделать неловкое движение, выдающее мой вопиющий дилетантизм. Стараясь не глядеть на техника, я активировал режим поиска обрывов, и просмотрел кабельные трассы, насколько это было возможно с пола. Стало ясно, что точки крепления располагались вдоль них, и что пора было лезть наверх. Веревки были проброшены и дело оставалось за малым - отыскать неисправности и устранить их. Техник посмотрел, как ловко я нацепил сбрую и как бодро полез на стенку, после чего, не сказав ни слова, ушел. Очевидно, мои навыки были признаны удовлетворительными.   Следуя по кабельной трассе, я довольно быстро добрался до управляющего блока. Только один провод светился ровным цветом - аварийная линия. Остальные иногда на долю секунды чуть загорались - управляющий блок год за годом отправлял тестовые сигналы. Понять, что правильно, а что неправильно в этом переплетении было невозможно.   Для начала я решил осмотреть весь объект и дело пошло довольно быстро, но ближе к середине потолка обнаружился столь серьезный дефект, что я решил изменить свои планы. Кабель, проходящий под совершенно целой снаружи панелью, был зажат между балкой и непонятно откуда взявшейся металлической пластиной. Прибор показывал восемнадцать обрывов и два замыкания, так что я решил не усердствовать в поисках и заняться исправлением того, что удалось нарыть. Я зацепил веревку и спустился прямо вниз, по-паучьи. Демонтаж панели не занял много времени, а насчет пыли техник был прав - на меня высыпалось такое количество трухи и мелкой дряни, что фильтры почти сразу забились. Мне все равно пришлось спускаться, чтобы не бросать вниз панель, и заодно я продул фильтры и набрал принадлежностей для ремонта. Хорошо хоть микролебёдка позволяла спускаться и подниматься без всяких усилий. Металлическая пластина, по всей видимости, являлась куском кровли, который свалился сверху во время ремонта. Чтобы ее извлечь, мне пришлось опробовать плазменный резак, а это не так-то просто делать, болтаясь на верёвочке. К тому же, точка подвеса располагалась слишком низко. Чтобы работать было удобнее мне пришлось подтянуться и зацепить два карабина за строительные конструкции - после этого дело пошло намного быстрее. Перебитый кабель был обесточен и только одна жилка под напряжением, но это не пугало - у меня был отличный инструмент и средства защиты. Уткнувшись головой в образовавшийся люк, я даже забыл о том что мои ноги болтаются на опасной высоте. Располосовать кабель на отдельные провода и соединить обрывы было делом нескольких минут. В этот раз я не экономил на самостягивающихся трубочках и получилось очень даже аккуратно. Осмотрев результаты своей работы, я решил включить управляющий блок. Все-таки удаленное соединение через нейросеть - великая вещь.    Когда все лампы зажглись, под куполом стало светло как днем. Согласно результатам диагностики 87% оборудования оказалось исправно, но увидеть сколько ламп не горит со своего места я не мог - для этого следовало спуститься. К сожалению, с этим возникли некоторые проблемы - один из карабинов сдвинулся по балке таким образом, что оказался зажат. Чтобы подтянуться повыше и создать нужную слабину необходимо было найти другое место для крепления лебёдки. Получалось не очень хорошо. До удачных мест было трудно дотянуться, а когда я наконец нашел правильное решение и, кое-как удерживаясь на одной руке, пытался защелкнуть карабин лебёдки, кто-то потрогал меня за бедро...   Поначалу я думал, что мне это кажется. Прикосновение легкое - тук-тук. Подождет немного и опять - тук-тук. По спине у меня пробежал холодок, рука непроизвольно разжалась и я повис, дрыгая ногами. Я уже совсем было привык к тому, что вишу на огромной высоте над грудой острого железа, но непонятно откуда взявшаяся новая опасность подстегнула прежние страхи. Неосознанно дернувшись чтобы посмотреть кто или что меня касается, я только больно ударился головой о балку, отчего маска съехала набок, а общее ощущение паники и дискомфорта только усилились. Торопиться и дёргаться было нельзя - на такой-то высоте, но страх делал все движения судорожными и резкими. Руки предательски дрожали, а ноги беспомощно болтались. Я изрядно помучился прежде чем вывернулся в нужную сторону... На потолке рядом со мной сидел довольно крупный дроид-паучок и шевелил лапками.    Я знал, что мне делать - нужно было подключиться к этому дроиду! Но подойдут ли коды доступа? Паучок между тем не проявлял агрессивных намерений, но и от меня не отходил ни на шаг, периодически прикасаясь своими металлическими лапками. Коды не подходили. И откуда он пришел? Может быть, он выполз после того как я включил питание? Тогда интерфейс должен быть в управляющем блоке! Я снова подключился туда и пробежавшись по меню нашел систему авторемонта. Статус - "Пауза. Человек в зоне обслуживания". Я посмотрел доступные команды и выбрал "Прервать работу. Исходное положение". Там были и другие, нужные мне команды, но в тот момент больше всего хотелось избавиться от нежданной компании. Дроид всё понял - в тот же момент подобрал лапки и ушел. Не смотря на то, что опасность мне не угрожала, наличие бесхозного паучка рядом с моей задницей очень напрягало, и когда он наконец убрался, я вздохнул с облегчением. Непослушный карабин тоже сдался довольно быстро и я наконец смог спуститься на землю.    При хорошем освещении горы мусора хоть и засверкали новыми красками, но не перестали быть мусором, тем не менее, настроение значительно улучшилось - работу я почти сделал. Лишь редкие лампы не светили. Чинить их не было смысла, ведь требовалось сделать "хотя бы половину". Мне оставалось только поставить на место снятую панель, отцепить лебёдку и снять веревки, но даже эту простую работу я собирался возложить на дроида. Подключившись к системе, я обнаружил там все необходимые функции. Паучка можно было даже использовать в режиме прямого управления, правда делать это можно было только через управляющий блок. По всей видимости, таким образом предотвращалась возможность угона дроида - его код доступа система знала, но не выдавала.   С таким помощником работать было в радость и когда всё было сделано, я не без сожаления отправил его в исходное положение. Домик паучка располагался под одной из наполовину открытых панелей посредине потолка. После того как дроид скрылся внутри и втянул лапки, панель начала медленно закрываться, а закрывшись, перестала отличаться от всех остальных. Мне оставалось только позвать техника - сдать работу и получить честно заработанные креды...    - Твоего ж папу! - Техник пришел быстро, но явно не в настроении. Весь комбинезон у него был заляпан густой черной гадостью. - Кто же тебя просил чинить абсолютно всё? Ты мне сейчас все запчасти истратишь и всё питание спалишь! Это раньше здесь стоял реактор - сотка. Сейчас - тридцатка, и то уже заезженная. Ресурс нужно поберечь!    - По-моему, вы зря ругаетесь! Запчастей я почти не истратил. На освещение расходуется мизерная мощность и здесь бы хватило даже самого захудалого бытового реактора, а если вы не хотите понапрасну тратить энергию, можно отключить лишние линии.    - Ну так отключи!! - Рявкнул парень, но тут же перешел на более спокойный тон. - Ладно, извини. Устал я чего-то. Ты свою работу сделал...    Чтобы не нервировать техника я выключил половину ламп.    - Можно мне получить причитающееся вознаграждение?    - Да, конечно. Сейчас посмотрю на инструмент... Сканер вроде не побил... Какие запчасти истратил?    - Мелочевка. Не знаю, есть ли смысл отчитываться по проводам и трубочкам?    - Хм... Не нужно. Перевожу твои полторы сотни... И всё-таки, ты очень быстро справился! Неплохо для новичка! Поздравляю!    - Кстати, за полтинник я могу помочь вам найти паучка, - предложил я. Деньги пришли и это придало мне уверенности.    - Наглость - второе счастье, - пробормотал он. - Я знаю, что паучок тут есть в системе, но кодов от него у меня нет. К тому же он скорее всего дохлый.    - Нормальный паучок. Панели монтирует и на ручном управлении работает.    - Если передашь коды управления - заплачу.    - Кодов нет. Работает только от управляющего блока.    - Ну и оставь его в покое. Вытаскивать и перепрошивать большого смысла нет. Без этого дел по-горло.    - Так у вас есть еще работа?    - Работа есть, но мне все-таки нужно понимать, что ты умеешь. У меня контракт на ремонт крейсера, который подстрелили пираты. В этом доке давно не чинят корабли, потому что вся инфраструктура для ремонта теперь наверху. Там это делать выгоднее, но крейсеру самому не подняться на орбиту и тащить его дорого. Так что необходимо привести док в порядок. Какие у тебя всё-таки базы?    - Инженер 2 ранг.    - А дроиды ?    - Вторые.    - Пилотирование малых кораблей?    - Двоечка.    - Шикарно живёшь! Всего по паре!    - Так у вас есть для меня работа?    - Дай подумать до завтра. Я тут с раннего утра колочусь - не соображаю уже ничего. Позвоню.    Ничего конкретного в этот вечер техник так и не сказал, и я отправился домой, размышляя над возможностями, которые открывались передо мной после загрузки новых баз и над тем, как организованы базы данных и их изучение. Как я успел выяснить, у меня загрузился "Инженер универсал" - 2 ранг - чрезвычайно полезный сборник, включающий в себя "Кибернетику" 2 ранга, "Инженерные дроиды" 2 ранга, две базы техника 2 ранга, "Конструкционные материалы" 2 ранга, "Энергетические системы" 2 ранга и еще более десятка специализированных баз. Кроме этого, у меня загрузилась "Медицина" 2 ранга, "Пилот МК" - 2 ранга и "Нейросети" 2 ранга. Изучение последней позволило мне понять некоторые особенности изучения баз.   Еще из игр мне было известно, что базы бывают с первого по пятый уровень, причем более высокоуровневая база всегда включает низкоуровневую, а чаще несколько. В действительности все оказалось несколько сложнее. Уровень базы определяется не по объему, как я думал раньше, а по размерности обучающих шаблонов, поэтому при объединении нескольких первоуровневых баз в один пакет никогда не получается база более высокого уровня. Баз существует очень много разновидностей - примерно столько, сколько и профессий. Именно направленность баз на профессии и специализации объясняет тот факт, что больше всего существует баз третьего уровня. Часто они содержат почти не отличающуюся информацию, но компания "Нейросеть", выкладывая их под разными именами, всегда стремится продать одно и тоже несколько раз, и далеко не на все базы можно получить скидку вложения. Например, различные узкоспециализированные базы техника заканчиваются третьим уровнем и частично наследуются базой "Инженер", но при покупке инженерной базы не будет предоставлена скидка в размере купленной ранее базы "Техник по ремонту БТ", при этом предварительное изучение базы техника значительно ускоряет усвоение инженерной базы. Более того, компания "Нейросеть" даже рекомендует сначала изучать базы техника второго ранга и только потом браться за инженерные. Связано это с качеством обучения. Раньше я как-то не задумывался, чем отличается невежественный абориген с отсталой планеты которому рабовладельцы под разгоном закачали базы до третьего уровня от специалиста, который занимался по рекомендованной учебной программе. Прежде всего, скороспелый "специалист" никогда не получит сертификат, причем не из вредности компании-монстра, а потому, что усвоение базы у него будет ниже установленного минимума. Качество такого форсированного изучения будет очень низким, ведь для того, чтобы обучающие шаблоны усвоились, необходимы некоторые базовые знания. Например, если даже ребёнок имеет высокий природный интеллект, но не научился считать и управлять своим телом, ни одна база первого уровня нормально не установится. Если первый уровень базы усвоен менее чем на шестьдесят процентов, бесполезно учить следующий. Именно исходя из этого условия составлялись программы обучения. После обучения - тренинги, и на каждом уровне сертификат от компании Нейросеть гарантирует возможность усвоение следующих баз. Поскольку такое обучение очень затратно, очень многие покупают и ставят базы на свой страх и риск. Из за этого разница между специалистами с одинаковым уровнем баз могла быть очень большая, и я не питал иллюзий насчет своего уровня - большим достижением было и то, что я мог выполнять работу, за которую платят деньги. Однако, мне все-таки очень хотелось прогнать диагностику в компании Нейросеть и проверить качество своих знаний, а для этого сначала было необходимо обследоваться в медкапсуле под прикрытием Тхелани и доктора Лискина, а затем купить легальную инженерную базу.   

- 6 -

  Жизнь налаживалась. Я почти целыми днями пропадал в космопорту. У меня появился постоянный заработок, а деньги со счета Капитана давали простор для маневра. Честно говоря, в то время я начал понемногу забывать о пиратских тайнах, но, как оказалось, события разворачивались таким образом, что я шаг за шагом приближался решению загадки, заданной Капитаном. Пиратская база загрузилась до конца. Из третьеуровневых баз у меня появился только "Инженер-универсал". Доктор Лискин обследовал меня в медкапсуле и не нашел ничего предосудительного. Конечно, перед тем как обследоваться, я активировал скрытный режим, хотя и не был до конца уверен в его эффективности. Кроме того, что мне не нужно было больше бояться медобследования, меня ждала еще одна приятная новость - мой уровень интеллекта вырос и составил 115 единиц. Доктор сказал, что так бывает, пока организм растет. В компании Нейросеть я приобрел базу "Инженер бортовых систем" - 2 ранга за 5800, с трудом отбившись от назойливых предложений изучить сначала специальность техника. Дома у меня тоже все налаживалось. Мы купили новую мебель, а дочь доктора Лия приходила помогать матери готовить овощи, которые я привозил с нелегального заводика, устроенного Тхелани. Именно Лия и помогла мне в конце-концов найти карту неисследованного сектора космоса, которую безуспешно искали пираты.   Это случилось в один из немногих дней, когда мой наниматель и напарник делал себе выходной, и я тоже оставался дома. Лия пришла с утра. Я завтракал в почти пустом общем зале и смотрел как у противоположной стены не спеша принимают пищу два жильца - пожилая семейная пара, проживавшая у нас уже несколько дней. Лия пришла как всегда нарядная, в голубой униформе стюардессы, поздоровалась со мной и сразу завязала легкий разговор с матерью, которая в это время отрезала от крупных корней гигантского лобо зеленые веточки и отростки, после чего суетливо запихивала получившиеся увесистые оранжевые дубинки в измельчитель. С этими штуками было много возни - отрезать лишнее, измельчить, смешать несколько видов в нужной пропорции, а после этого еще и готовить в специальной печи. Доктор рассказывал, что некоторые оширцы пытались выращивать такую еду прямо в грязи у дороги, но росла она очень плохо, да и продать эту грязную гадость было невозможно. У Тхелани овощи росли чистенькие, в огромных блестящих герметичных бочках, к которым тянулись толстые провода и шланги. Когда такую открывали - изнутри вырывались клубы отвратительно пахнущего туалетом пара. Из-за этого запаха мне поначалу очень не хотелось пробовать натуральную еду, но потом я все-таки переборол брезгливость и перестал об этом думать. Блюда получались вполне съедобные, хотя, пищевой синтезатор все равно казался мне более простой и разумной альтернативой...   - Тим, извини, ты не поможешь мне с настройками считывателя? - Занятый своими мыслями и пережевыванием оставшихся с вечера овощей я на заметил, как девушка подошла ко мне.   - А что случилось? У тебя вроде бы всегда хорошо читались банковские карточки.   - Понимаешь, у этого дядьки на карточке сохранено видео с Онолона, только с моими настройками я даже не вижу дополнительного раздела!   - Разве в базу торговли не входит обращение со считывателем и картами? Ты же сертифицировалась!   - Ну да. Мы это должны знать... Только, в последней версии Нейросеть что-то напутала, и часть шаблонов ни у кого не сработала. Нас доучивали на тренинге, но я уже всё забыла и преподаватель мне в основном всё удаленно настраивала.   - Это как?   - Ну ты даешь! Ты же вроде инженер - должен знать. Я даю код доступа, и другой человек подключается к устройству через мою нейросеть. Вот и всё!   - Так можно и платежи проводить?   - Конечно можно! Так ты посмотришь?   - Давай! Шли коды!   Лия села на соседний стул и прислала инфопакет. Мне никогда не приходилось подключаться к другому человеку, но все оказалось не так уж сложно. Несколько раздражало только то, что команды проходили с небольшой задержкой. В остальном - имплант Лии как будто бы стал моим. А настройки считывателя действительно оказались запутанными, и в основном из-за нейронного интерфейса, призванного извлекать многократно резервированную информацию из ассоциативной регенерирующей сети банковской карты. Лия взяла в руку карточку нашего жильца и я без труда прочитал ее - реквизиты банка, историю транзакций и тому подобную чепуху. О наличии скрытого раздела сам бы я наверное и не догадался. Немного помучившись с фильтром, я быстро понял, что не меняя топологию нельзя прочитать скрытую информацию. Второй связанный фильтр не очень помог. Для расшифровки информации требовалась какая-то зацепка. Знание структурного NLN-программирования пришлось здесь очень кстати, но мне все равно пришлось попотеть. Я решил попытаться искать заголовки видео, организовав структуры многофакторного перебора. Эти знания, вероятно, содержались в базе по нейросетям или в кибернетике, а у девушки стояли отличные логические и нейронные импланты, работать с которыми было одно удовольствие, так что после того, как я построил систему, расшифровка не заняла много времени. Убедившись в возможности считывания цифрового раздела, я оставил только второй фильтр, а ненужные структуры потер. Разорвав соединение, я вдруг смутился, потому что все это время сидел рядом с красивой девушкой. До этого момента я ничего не видел, не слышал и не чувствовал - все мои мысли были поглощены задачкой, которую она задала.   - Ну что-же - все получилось, - повернулся я к ней.   - Я уж хотела тебя прервать, - шепнула мне девушка испуганно. - Когда преподаватель подключалась ко мне, у меня никогда так не кружилась голова. Мне стало немного страшно, а у тебя даже пот на лбу выступил. Неужели это было так трудно?   - Непросто... Можешь теперь перекачать к себе это кино. Мне вот только интересно, этот старичок сам додумался сохранять информацию таким способом?   - Ой, если хочешь, садись к ним за стол и сам поговори! Мистер Силит очень добрый и не откажется поболтать!   Жилец действительно был очень вежливым человеком, полной противоположностью Капитана. В эти дни у меня было много работы. Я появлялся дома только затем чтобы отоспаться и успел обменяться с ним только несколькими дежурными фразами. Надо сказать, что в тот момент я не почувствовал в нём ничего настораживающего или отталкивающего. В открытом взгляде многое повидавшего ветерана не было даже намека на угрозу. Наоборот - весь его вид и скромные манеры сразу располагали к себе. Единственное, что меня немного напрягало - это его жена, которая была довольно крупной арварской женщиной, очень черной даже для своей расы. Рыхлая фигура, грубый голос и желтое кольцо в пухлой губе не добавляли ей шарма. Поговорить с ветераном, конечно, следовало, но, на самом деле, меня в тот момент больше занимал другой вопрос. После того как мне удалось прочитать скрытую информацию, я сразу догадался, что точно также нужно проверить и карточки Капитана. Я не сделал этого сразу только потому, что потерял слишком много сил.      После удачного опыта я поднялся к себе чтобы на минутку прилечь, но в результате отключился до обеда. Как никак это был мой первый опыт и я еще не научился контролировать свое состояние. Когда я проснулся, Лия уже ушла, а когда я позвонил ей, она категорически отказалась принимать участие в подобных экспериментах, тем более, что я мог бы себе позволить приобрести мобильный терминал, ведь стоили они недорого. Однако, поразмыслив, я понял, что мне нужен именно считыватель-имплант. Только так можно было обеспечить высокую скорость доступа к карточке. Кроме того, без имплантов Лии я бы никогда не смог собрать вычислительную систему. Мне нужны были импланты, причем не первые попавшиеся, а нейронные, с функцией структурного программирования.   На сайте корпорации Нейросеть было представлено чуть ли не полторы сотни имплантов и найти среди них нужный было непросто. Как всегда бывает в таких случаях ко мне сразу привязался автоматизированный помощник в образе облаченной в легкие футуристические доспехи девушки, по замыслу своих создателей, видимо, призванной максимизировать объемы продаж - то есть впаривающей ненужные мне товары. К счастью, долго общаться с назойливым ботом мне не пришлось - на одном известном ресурсе добрые люди уже разместили инструкцию по сворачиванию бесполезного интерфейса.    Со списком тоже было не все просто. Специализированные высоковариативные нейронные импланты оказались слишком дорогими. Я с сожалением закрыл вкладку, обещающую ни с чем не сравнимую гибкость и вычислительную мощь для решения широкого круга исследовательских задач. Цены там начинались от 120 тыс. Импланты у девушки были бытовые, пятидесятки, при этом они отлично себя зарекомендовали, и я решил поискать среди недорогих, выбрав нейронные импланты на интеллект ценой от двух до пяти тысяч кредов. За такую сумму можно было приобрести устройства, обещающие прирост интеллекта на сорок, пятьдесят и даже на шестьдесят процентов, при этом даже с моим уровнем знаний было не совсем ясно, чем же они все-таки отличаются друг от друга. Многие люди смотрят только на процент прироста интеллекта, но такой подход не совсем верен, ведь не зря мега-корпорация выпускает больше десяти модификаций той же "сороковки", отличающихся в цене почти в два раза, и это не считая военных образцов! Например, модуль ИС-40 #425771А стоил без учета скидок 3200 кредов и был выполнен на платформе 6 поколения с применением линии аналоговых нанитов Н425, сертифицированных для гражданского применения. В многочисленных рядах цифр было легко потеряться, но меня в основном интересовали не особенности прошивки, а конкретные пять параметров. Стандартное заселение- 2Е9, приведенная производительность - 23 единицы, подвижность нанитов - 12 единиц, уровень интеграции - 0.12% и индекс био-нагрузки - 31%. Стоит заметить, что аналогичный модуль, выполненный на той же серии нанитов, и отличающийся одной лишь буквой "В" в обозначении индекса - стоил уже 3950 кредов, при этом имея даже меньшее заселение 18Е8, но зато обеспечивая интеграцию 0.36%. В то время мне было еще не понятно, чем вызвана такая разница в цене на практически одинаковые устройства. На форумах многие считали это произволом компании-монополиста.    Наверное, мне стоит рассказать о характеристиках имплантов немного подробнее. Коэффициент прироста интеллекта, указанный в названии модуля в основном определяется первыми двумя параметрами, количеством и производительностью нанитов. Стандартное заселение показывает сколько их умещается в целевой области мозга стандартной головы. Количество, конечно, очень важный параметр, однако огромное значение имеют характеристики самих нанитов - число связей, быстродействие и эффективность аппаратной реализации. Подвижность нанитов характеризует скорость построения новых структур, а стандартный уровень интеграции - количество нанитов, связанных с шиной нейросети. Этот параметр очень важен для обеспечения быстрой реакции и возможности параллельного подключения к нескольким устройствам. Индекс бионагрузки отражает уровень негативного биохимического воздействия продуктов метаболизма на головной мозг. Конечно, современные наниты не выделяют при своей работе действительно вредных веществ, так что этот параметр в основном отражает потребление глюкозы...   Импланта девушки в выборке не оказалось. Пришлось искать его по индексу, и я с удивлением обнаружил, что устройство стоит 11500 кредов - на уровне семидесяток шестого поколения(!) Описание тоже было весьма примечательным. "Ставший уже легендой имплант пятого поколения!". "Непревзойденная архитектура, обеспечивающая высокую производительность даже в нестандартных задачах". "Применение конверсионных нанитов Х389, отлично зарекомендовавших себя в военных имплантах, обеспечивает высочайшую надежность в самых жестких условиях эксплуатации". Тот факт, что индекс бионагрузки импланта равнялся 98 единицам, упоминался лишь в общем списке параметров, что наводило на невеселые мысли - в Конфедерации были запрещены к реализации гражданские импланты с индексом более ста единиц. Такого подвоха я не ожидал. С одной стороны цена была для меня слишком высокой, а изделие - достаточно опасным, практически не уступая в этом печально известным военным имплантам, благодаря которым многие неудачливые пилоты оказывались в положении выброшенных на обочину жизни инвалидов-неликвидов. Становилась понятна и причина плохого самочувствия Лии. С другой стороны я уже имел возможность протестировать этот имплант и опасался, что более дешевые и безопасные модели могут оказаться для меня совершенно бесполезны. К сожалению, в пиратской базе не были напрямую прописаны совместимые устройства либо эти знания еще не проявились. Я уже начал понимать, что пиратская база не содержала четких инструкций на все случае жизни. Скорее - подсказки, и странички, связанные с определенными устройствами, проявляющиеся в определенных условиях. Например, глядя на шильдик того или иного прибора, я почти всегда мог "вспомнить" его схему и только после этого свободно пользоваться новыми знаниями. Проявлять воспоминания было довольно трудно, одного названия часто бывало недостаточно, не говоря уже о том, что просмотреть весь список скрытых воспоминания я не мог, и это было очень неудобно... Изучив еще раз выбранные импланты, я в конце-концов утвердился в своем решении. Мне был нужен такой же модуль, как у Лии. Брать более дешевый, шестого поколения не было смысла - скорее всего я не смог бы им управлять. Оставалось только решить финансовый вопрос, и в этом плане я очень надеялся на помощь Тхелани...   Я позвонил доктору, и он сразу согласился встретиться со мной, но, судя по голосу, был чем-то сильно недоволен.          Доктор Лискин начал отчитывать меня, едва я переступил порог его дома.    - Неужели ты не понимаешь, что подобные вещи нельзя делать без контроля со стороны медика!!?    - Извините, я не подумал...   Мне действительно было очень неудобно, а доктор был прав. На все сто.    - Ты хотя бы представляешь, какому риску подвергалась моя дочь? Это классическая пиратская схема! Каждый год только в нашей системе сотни людей становятся инвалидами, а кто-то и гибнет. Неужели ты никогда не слышал об этом? Разве вам не заливали базу Основ Безопасной Жизни? Предоставлять удаленный доступ несертифицированным специалистам и без надлежащего контроля - категорически воспрещается!    - Извините, сэр, но ваша дочь сама предложила, а я не подумал...    - Он не подумал! Хорошо что я сразу засунул ее в медкапсулу и необратимого ущерба здоровью удалось избежать. А если бы у меня не было такой возможности? А что бы случилось, если бы расшифровка заняла больше времени? Ты бы хотел, чтобы моя дочь стала пускающей слюни дурочкой с выжженными мозгами?    - Простите меня, сэр. Мне совсем этого не хотелось...    - Посмотри на меня, Тим. Я всегда тебе доверял и надеялся, что между нами нет секретов, - доктор глядел на меня строго. - Мне кажется, что ты скрываешь что-то важное.    - Сэр, я вовсе не хотел делать что-либо противозаконное и не стремился стать пиратом. Я закачал эту проклятую базу в момент большой опасности. Мне просто не хотелось, чтобы она досталась пиратам... И что мне теперь делать? Может быть именно из-за этой базы пираты устроили погром в нашей гостинице? - Мой голос дрожал. Я ответил честно, и заглянув в глаза доктору, понял, что он простил меня.    - Успокойся, Тим. Это всего лишь база знаний, то же оружие. Только от тебя зависит как ты им распорядишься и в какую сторону направишь. Если будешь контролировать свои поступки и вести себя достойно - останешься человеком, а будешь искать легкой наживы - быстро превратишься в одного из них.    - Нет сэр, я не хочу стать таким, как эти мерзавцы! Может быть еще не поздно стереть проклятую базу из памяти? Я слышал, что у военных имеются такие ужасные устройства.   Мне, честно говоря, совершенно не хотелось подвергаться воздействию чудовищной машины, с помощью которой очищали головы ненужных свидетелей, но если бы доктор сказал, что это необходимо, наверное, нашел бы в себе силы согласиться с ним.    - Ну что ты, Тим! - Доктор присел в кресло, жестом приглашая меня сесть напротив. - Так тоже нельзя. Мы живем в непростом мире, и твои способности еще могут пригодиться хорошим людям. Те еще не забыл, о чем мы договорились с нашим другом Тхелани? Разве ты не хочешь отыскать сокровища Филина?    - Конечно хочу! Ведь именно об этом я и хотел с вами поговорить. Я думаю, что на одной из банковских карт покойного капитана существует скрытый зашифрованный раздел!    - Дочь уже успела мне это рассказать.    - И я бы хотел установить себе считыватель и имплант, такой же как у вашей дочери. Я еще не очень разобрался с современными имплантами, а этот уже опробован. Он точно подходит!    - Ты уверен, что он встанет на детскую нейросеть?    - Нн... Не уверен... - Вопрос доктора поставил меня в тупик. Действительно, я не слышал, чтобы на детские нейросети ставили продвинутые импланты.    - Я тебе скажу точно. В компании нейросеть тебе не продадут подобный имплант, а в частной клинике - продадут и поставят, но без гарантии. Я мог бы тебе его установить, но не советую. Желательно сначала поставить нормальную нейросеть, причем лучше не бесплатную.    - А если сейчас временно поставить, расшифровать, потом извлечь имплант, поставить нейросеть и установить его обратно?    - Мой мальчик. Сделать так конечно можно. Упоротый арварский рабовладелец мог бы таким образом распорядиться своим рабом, но ты же себе не враг?    - Но ведь пишут, что установка и извлечение имплантов абсолютно безопасна!    - Не бывает ничего абсолютно безопасного. Установка нейросети сама по себе уже сокращает продолжительность жизни. Ты не знал этого?    - Это неправда! Продолжительность жизни в развитых мирах намного больше чем на недоразвитых планетах!    - Нет, Тим, ты ошибаешься. Такое сравнение некорректно, поскольку медицина развитых миров очень существенно продлевает жизнь. Если смотреть беспристрастно, то выясняется, что сектанты , которые совсем не ставят себе нейросети, но и не пренебрегают генетической коррекцией, а также не экономят на медуслугах - живут дольше в среднем на десять-двадцать лет. Люди, которые переставляют импланты более десяти раз, снижают свою продолжительность жизни на треть. Что же касается довольно многочисленной категории искателей легкой наживы, постоянных клиентов нелегальных клиник и допинговых притонов - они горят буквально на глазах, превращаясь в инвалидов за десять-пятнадцать лет. Разве ты никогда об этом не слышал?    Разумеется, я слышал. История с моим отцом была ярчайшим подтверждением этого факта. Однако, в среде искателей приключений было не принято этого бояться. В конце-концов за те же десять-пятнадцать лет наёмника могли десять раз убить, или захватить в рабство, или зомбировать или он мог сторчаться по собственному безволию. На фоне такой перспективы мало кто серьезно задумывался о здоровом образе жизни и долголетии. К тому же был очень силен миф о том, что за большие деньги утраченную молодость можно легко восстановить.   - Тогда, я не знаю, что нам делать! Неужели придется ждать моего совершеннолетия?   - Зачем же сразу ждать?! Еще во времена службы во флоте у меня было установлено два топовых импланта из той же серии, что и у дочери. Неурезанные военные восьмедисятки! Универсальный имплант считыватель тоже имеется, а в клинике есть неплохая медкапсула. Карточки у тебя с собой?   Я робко кивнул. Доктор, широко улыбаясь, встал и и увлек меня к выходу.   - Не робей, сынок. Если верить моей дочери, а у меня нет никаких оснований ей не верить - у нас все получится!   - Простите, доктор, - спросил я у него, когда мы вышли наружу и быстрым шагом отправились в сторону клиники. - Я никак не могу понять, зачем вашей дочери такой специфический имплант? Стоит больших денег, не безопасен, и при этом уступает по характеристикам современным изделиям шестого поколения!    - Но ты чувствуешь какой-то подвох, не так ли?    - Еще как чувствую!    - Но ты все-же остановил свой выбор на этом изделии. Почему не взял семидесятку шестого поколения?    - Понимаете, сэр, мне было довольно просто сделать выбор. Этот имплант я уже опробовал, а другие - нет. И еще, в нашем мире, где деньги решают почти все, низкая цена как правило обозначает плохое качество.    - Хочешь знать в чем подвох?    - Да.    - Дело в том, милый Тим, что все без исключения дешевые "шестерки" серий ИС и ИТ имеют серьёзные изъяны. Выполненные на более мелких и дешевых нанитах, они имеют высокий уровень шума. Отсюда - невозможность построения из таких элементов большинства классических сетей, к тому же такие импланты негативно влияют на пси-способности. Большинство людей смирилось бы с этими недостатками, ведь с помощью программных ухищрений эти модули вытягивают свой индекс для большинства стандартных задач, но к сожалению, ко всему прочему они еще и небезопасны!    - Как же так , доктор! Индекс бионагрузки у них намного ниже, и это преподносится как главное достоинство шестого поколения!    - Да , индекс ниже - при регулярной недешевой профилактике. Раз в год будь добр выложить кругленькую сумму на профилактические восстановительные процедуры в сертифицированном центре, или чуть менее круглую сумму - в чуть менее сертифицированном, или добро пожаловать в нелегальный медцентр, или зубы на полку за десять-пятнадцать лет . Какой вариант тебе больше нравится?    - Но ведь об этом ничего не написано!    - Ссылка имеется, и на форумах народ тоже пишет. Ты плохо смотрел... Поэтому, честная конверсионная пятидесятка пятого поколения теперь и стоит вчетверо дороже аналогичной шестого поколения! Работает сорок лет без всякой профилактики и к тому же показывает абсолютно честную высокую производительность в любых задачах, да и гонится в медкапсуле будь здоров! Мне вообще удивительно - почему Нейросеть до сих пор не сняла их с производства!    Идти было не очень далеко. Идеально ровный черный тротуар подсыхал после дождя, прохожих попадалось мало, а доктор рвался вперед огромными шагами, так что я с большим трудом держался вровень с ним. Таким образом мы добрались до дверей клиники, едва успев обсудить достоинства и недостатки имплантов на интеллект шестого поколения. Идея доктора, конечно, была замечательной, но мне все-таки было немного обидно из-за того, что под это дело не удалось выпросить у Тхелани новый имплант.   - Не расстраивайся, Тим, - доктор как будто прочитал мои мысли. - Если это дело выгорит, я обещаю приобрести тебе такой имплант за свои деньги!   - Спасибо, сэр!   - Да чего уж там мелочиться - в любом случае завтра же установим нормальную нейросеть и имплант!   - Спасибо , сэр, вы очень добры к бедному сироте!   Надо ли говорить, что я находился в приподнятом настроении. Доктор Лискин был очень хорошим, щедрым человеком. Такого редко можно встретить в нашем меркантильном мире. И конечно же, я пообещал ему, что выплачу все до последнего креда, как только заработаю. Доктор лишь посмеялся и потрепал меня по голове.      Полупрозрачные двери открылись, и мы, снизив скорость, прошли в небольшой ярко освещенный холл медцентра. В приемной, отделенной стеклянной стеной, старшая дочь доктора Тая о чем-то напряженно беседовала с двумя молодыми людьми, облаченными в новенькие комбинезоны с нашивками рядовых таможенной службы. Наемный медтехник скучал рядом с девушкой. Судя по кислому выражению лица и взгляду, направленному к потолку, неразличимый из-за стеклянных дверей разговор уже изрядно его достал. Доктор остановился и помахал коллегам рукой. Техник ответил кивком, жестом приглашая нас войти. Доктор взялся за аккуратную металлическую ручку и решительно шагнул в беззвучно открывшуюся дверь. Я, секунду поколебавшись, последовал за ним.   - ... Еще раз повторяю, ухудшение возникло после сеансов, проведенных в вашей долбанной клинике! У меня есть доказательства! - Напирал молодой таможенник, в упор глядя на Таю. Девушка напряженно улыбалась.   - Здравствуйте, - вмешался доктор. - Я являюсь владельцем клиники. Не могли бы вы повторить для меня суть ваших претензий?    Появление новых действующих лиц привело посетителей в замешательство. Я присмотрелся к ребятам внимательнее. Они были старше меня на три или четыре года и, несмотря на все потуги казаться взрослыми, выглядели на фоне доктора испуганными детьми. После секундной заминки посетители собрались с духом и переключились на доктора.   - В вашей забегаловке нам были оказаны неквалифицированные медицинские услуги. Мы требуем компенсации! - нагло заявил первый.   - Мы жертвы мошенничества и недобросовестной рекламы! - подражая товарищу, вторил другой.   - Мы подадим на вас в суд! Вы по миру пойдете!!   - Успокойтесь-ка, молодые люди. - Доктор жестом остановил оратора. - Давайте посмотрим, какие услуги были вам оказаны... Такс... челюстно-лицевая, пластика носа. Деинтоксикация с активным подавлением нарко-маркеров. Восстановительная тренировка баз под разгоном... У кого из вас и к чему именно имеются претензии?   - Претензии, говорите?! Из-за вас, докторишек, Горик провалил переаттестацию, а сам я с трудом прошел ее! После ваших процедур индекс нейроактивности снизился на двенадцать пунктов! Толкаете левые картриджи и думаете, что все вам сойдет с рук!? Не на тех нарвались! Если вы бесплатно все сейчас-же не исправите - мы вас...   - Засудите? Не смешите! - Доктор действительно улыбался. - То, что вы пришли сюда сотрясать воздух, показывает, что в адвокатской конторе вас уже завернули. Разве я не прав?   Молодой человек ничего не ответил и отвел глаза, что подтверждало правоту доктора.   - В плачевных результатах переаттестации никто, кроме вас самих не виноват, - продолжил доктор. - Дочь рассказывала мне, в каком состоянии привез вас сержант. Восстановление нейроактивности после проведенной деинтоксикации займет десять-двенадцать дней и никто вам не может гарантировать прежних показателей интеллекта и скорости реакции.    - Но это была абсолютно легальная наркота! Мы просто отдыхали!    - Расскажите это своему командиру! Кстати, если вы все-таки решитесь обратиться в суд, протоколы лечения будут преданы огласке.    - Это нечестно! Ваша реклама обещает полную анонимность!    - В случае открытого разбирательства законы Конфедерации обязывают нас публиковать данную информацию. Прошу заметить, что анонимность лечения в данном случае не попадает в категорию оберегаемой законом коммерческой тайны.    - Но, доктор, что мне теперь делать? - Взмолился парень, который провалил тест. - У меня на счету осталось три тысячи, и если эти сволочи выкинут меня из таможни... Прощай мечта моей жизни... Я не знаю как дальше жить!!! - Крупные слезы неожиданно покатились по гладким щекам рядового. - Вам наверняка известно, куда сейчас идет набор! Я не хочу бегать по вонючему болоту вместе с преступниками, набранными со всего сектора!! Если меня убьют, моя бедная мать не переживет горя!!!    - Интересно, о чем они думали, когда направлялись в притон, чтобы накачаться самой отборной дрянью? - вполголоса парировал доктор, обращаясь, по всей видимости, ко мне.    - Мы не знали!!! Все так делают! И нас раньше времени выдернули из отпуска! - продолжал истерить таможенник.    - Помочь вашему Горику... наверное, можно, но без повторного медобследования я ничего не могу обещать. Предлагаю записаться на завтра, на общих основаниях, а чтобы не усугублять ситуацию, я бы посоветовал вам сейчас успокоится и не делать глупостей. Особенно настоятельно рекомендую воздержаться от приема психоактивных веществ. И учтите, благотворительностью я здесь не занимаюсь - все по прейскуранту, доступному в сети. Кстати, когда будет пересдача?    - Через три дня, доктор. Мы можем поднять четыре тысячи, может чуть больше... Если нужно больше, я напишу расписку... Я отработаю и верну! - Горик умолял дрожащим голосом, полным отчаяния, и его было реально жалко. Пугала ли парня перспектива навсегда расстаться с любимым ремеслом или необходимость присоединиться к бравым солдатам, восстанавливающим конституционный порядок на мятежном Рюгике, он страдал совершенно искренне.   - С расписками, это не ко мне, - сухо ответил доктор. - Медуслуги здесь оказываются за деньги и по предварительной записи. А сейчас, молодые люди, попрошу вас покинуть помещение.    Доктор бесцеремонно выпроводил назойливых посетителей, после чего обратился ко мне. Голос его сделался прежним, живым и участливым.    - Я вижу, дорогой мой Тим, что ты не совсем понимаешь ситуацию, и в глубине души осуждаешь мою черствость по отношению к этим несчастным, первый раз оступившимся молодым людям.    - Что вы, сэр! Вы взрослый человек и хозяин клиники. Как я могу осуждать вас! - Поспешил ответить я. Мне не хотелось признавать, что я действительно так думал.    - Эти два молодых наемника, Тим, наркоманы и подонки. Они бы выпотрошили тебя за пятерку, если бы были уверены, что это сойдет им с рук. Поверь моему опыту и чутью - их крокодиловы слезы не достойны твоей жалости. В будущем тебе наверняка придется сталкиваться с подобными типами - не ведись ни на угрозы ни на жалость, или останешься в дураках. Запомнил?    Я кивнул.    - Никогда не верь наркоманам, попрошайкам и сектантам, что бы они не заливали.    - Да, сэр.    - В таком случае, давайте пройдем в процедурную. - произнес доктор громко, для всех. - Тая будет нам помогать, а вы Туарис - на сегодня свободны.    Вместе с доктором и девушкой мы покинули приемную и прошли в конец короткого коридора. Автоматические двери с легким шипением открылись, пропуская нас в небольшую и не столь ярко освещенную комнату, главным украшением которой являлись две горизонтальные медкапсулы третьего поколения. Провинциальный медцентр не мог похвастаться сверхсовременным оборудованием, но для наших целей было достаточно и приобретенных по дешевке стареньких агрегатов. Несмотря на обшарпанный вид, по словам доктора они были полностью исправны и проходили в срок все технические проверки. Я передал доктору карточки, а он мне - одноразовый пароль удаленного доступа. Тая суетилась у капсул, привычно поворачивалась так, чтобы мы всегда могли видеть ее улыбку. Доктор сосредоточенно давал указания относительно используемых картриджей и программ - на работу профессионалов было приятно смотреть.    - Ну что же Тим, - доктор закончил инструктаж и повернулся ко мне. - Я уверен, что мы на верном пути, и что ты справишься!    - Мне тоже так кажется, сэр! Единственное, что меня смущает - ведь СБ-шники уже смотрели карточки и ничего интересного не нашли, а в их распоряжении - лучшие эксперты, специализированные искины и самое современное оборудование!    - Дорогой Тим, ты слишком высокого мнения об этих ребятах! - Засмеялся доктор. - Конечно, у них имеются первоклассные искины и высокооплачиваемые эксперты с лучшими научными имплантами. За ними стоят огромные деньги и людские ресурсы, но при всем при том - эти люди уже успели изобрести миллион способов работать не напрягаясь. Карточки могли просто-напросто пролежать на столе у зам-начальника сектора все время экспертизы, либо экспертиза все-таки делалась, но техник, которому она была поручена, делал ее для галочки, не интересуясь результатом. Варианты могли быть самые разные. Исполнитель был упоротый, или некомпетентный дурачок - сынок начальника, или торопился в бордель, или админ не вовремя сменил пароли от рассчетного кластера - это не важно. Важно то, что СБ-шники в нашем мирном секторе уже давно забыли, что значит - делать дело. Посмотри на нашего друга Тхелани - он типичный представитель этого племени, причем далеко не худший!    - Но, сэр, когда дело заходит о деньгах, СБ-шники своего не упустят!    - Совершенно верно, Тим. Совершенно верно. Они, конечно, не упустят своего, когда дело касается тех схем обогащения, к которым они привыкли, но в нашем случае совершенно не очевидна возможность хорошо заработать. Умер какой-то оборванец. Нищие бродяги непонятно из какого клана прилетели на старом раздолбанном крейсере и устроили погром во второсортной гостинице. Где здесь могут быть замешаны большие деньги? Это все выглядит мелкой возней маргиналов, и СБ-шникам не очень интересно.    - Ну а вы, сэр, как считаете? Может быть мы зря все это затеяли, и покойный капитан никогда не владел никакой важной информацией и, соответственно, не мог хранить ее на банковской карте?    - Нет, Тим. Я уверен, что мы на верном пути, и чутью Тхелани тоже стоит доверять...    Девушка к тому моменту уже закончила проверку медкапсул и открыла дверцы шкафчиков для одежды, приглашая нас с доктором занять свои места. Обстановка казалась будничной, как на обычном медосмотре. Я разделся и забрался внутрь. Крышка бесшумно закрылась. Нежное и бархатистое покрытие капсулы сразу начало подстраиваться под форму тела и мягко обволокло шею. Я старался не думать о скрывающихся внутри тончайших иглах. Замигал зеленый огонек и я закрыл глаза. Спокойная решимость доктора передалась и мне. Приступая к работе, я был уверен в том, что справлюсь.   Подключившись, я сразу собрал схему, опробованную с Лией. Насчет форматов данных, которые предстояло искать, я давно определился. Какие пиратские тайны обходятся без космических карт? А общепризнанных навигационных форматов было не так уж много. Сосредоточившись на поставленной задаче, я запустил вычисления. Медкапсула не только разогнала нейросети, но и обеспечила высокую скорость обмена данными= это было сразу заметно. К тому же я был уверен в нашей безопасность - кроме медицинской автоматики за нашим состоянием следил живой хорошо подготовленный человек. После того, как я запустил процесс, мне оставалось только ждать появления первых результатов. Ожидание было сродни поездке по длинному и темному тоннелю или копированию большого фильма с галасети - импланты делали всю работу, а мой мозг на время стал частью вычислительной системы. Конечно, я мог в любой момент прервать работу, но никакого смысла в этом не было. Количество отработанных вариантов росло очень медленно, но я никуда не торопился. Вероятно, причина такого ледяного спокойствия была в медикаментах, стабилизирующих высокую нейроактивность. Когда наконец посыпались совпадения, и один за другим начали расшифровываться скрытые зашифрованные файлы, я не испытал радостного возбуждения - все так и было задумано. Если бы этого не произошло, я бы спокойно дождался перебора заданного количества вариантов...       Для того, чтобы обсудить результаты расшифровки, мы решили собраться у Тхелани, кабинет которого был прекрасно оборудован для конфиденциальных бесед. После того как я выбрался из медкапсулы, голова сильно кружилась, но доктор пообещал, что скоро все придет в норму. К сожалению, за несколько часов, проведенных в медблоке, бодрее мы не стали, и времени на восстановительные прогулки не осталось - меня настойчиво звали на работу в док, а доктора ждала новая встреча с бедным Гориком, который не поленился внести четыре тысячи предоплаты. Ни я, ни доктор не собирались отказываться от своих обязательств.   СБ-шник как всегда не упустил случая встретить нас в соответствии с оширскими традициями, нарядившись в тесный оранжевый пиджак и накрутив пышные золотистые локоны.    - Ну что-же, друзья, - поприветствовал нас хозяин кабинета. - Данные, которые вы мне передали - очень интересны. Если я правильно понимаю эти карты, речь идет о секторе фронтира, именуемом здесь ... ммм... Наковальня.    - Совершенно верно, - подтвердил доктор. - Только этот регион, если так можно выразиться, расположен несколько дальше изученных секторов фронтира, для которых имеются подробные карты. Что же касается названия, я могу предположить, что оно обязано своим происхождением четырем пульсарам, являющимся главной достопримечательностью этого недружелюбного места.    - Почему же , стесняюсь спросить, недружелюбного? - Приподнял подкрашенные брови Тхелани. - Разноцветные завитки выглядят очень даже приятно!    - Эти подсвеченные мощным излучением разноцветные потоки горячего газа, мой дорогой друг, скорее всего представляют собой останки тех несчастных светил, которые имели неосторожность пролететь слишком близко к гравитационной ловушке, образованной быстро вращающимися мертвыми звездами. В этом клубке чудовищных напряжений практически любая пролетная траектория неизбежно проходит вблизи одного из монстров, раздирающих вещество на атомы. Отсюда и название - наковальня. Этот объект очень близок к определению "идеальной наковальни" - сущности, которая вдребезги разбивает абсолютно всё, сама при этом совершенно не меняясь.    - Хм... действительно, неприятная штука... И эта станция, к которой мы полетим, как назло располагается прямо посреди вашей наковальни. Почему тогда ее не разрывает на части? Вот в чем вопрос!    - Вот это да! - Рассмеялся доктор. - Тхелани, неужели мы уже куда-то собрались лететь?    - Конечно же, мы летим! Какие могут быть сомнения!? Мне достаточно было лишь мельком взглянуть на список ценностей, наворованных пиратами. Да там одного нодия на многие миллионы! Взгляните еще раз на вашу карту - тайник с нодием расположен на семнадцатой палубе под фальшполом ремонтной зоны. Видите крестик? Надписано по арварски, но я уже успел перевести. А вот еще, пожалуйста - технологическая линия для производства имплантов! Не важно, что она второго поколения - в отсталых мирах пойдет на ура. У меня просто глаза разбегаются! Неужели вас, доктор, не зовут приключения? Неужели вы мечтаете всю жизнь просидеть в этой провинциальной дыре и лечить наркоманов? Неужели ваши славные дочери не достойны лучшей доли ?    - Нодий, это, конечно, хорошо, - согласился доктор. - Но для того, чтобы добраться до него, нам понадобиться пройти более ста стандартных переходов, из них большую часть пути - через сектора, контролируемые жестокими диктаторами и пиратскими кланами! Сможете ли вы нанять или построить корабль, способный совершить такой переход и вернуться обратно? Если сможете, я с радостью присоединюсь к вам! А ты что думаешь, Тим?    - Конечно, я тоже полечу с вами!    - Ну вот и чудесно, друзья! Поверьте моему слову - через двадцать. Нет - пятнадцать! Нет... десять(!) дней - у нас будет самый быстрый в секторе корабль! У нас будет самая лучшая команда и капитан, самые лучшие дроиды! Заканчивайте скорее свои дела и готовьтесь отправиться в путешествие! Я чувствую, что нас ждут великие подвиги, богатство и слава!    СБ-шник разошелся не на шутку, пообещав, что у каждого из нас будет собственная планета и космофлот, способный держать в страхе всех пиратов в радиусе двадцати переходов. Многие миллионы постепенно переросли в сотни миллиардов, а вращающаяся в смертельной ловушке космическая станция обрела невиданный гипердвигатель, способный мгновенно доставить ее в любую точку вселенной, испепеляя всех, кто осмелиться встать на нашем пути. Доктор смеялся в голос, и мне тоже было весело. Всё это опасное предприятие тогда казалось детской игрой и как-то не воспринималось всерьез. Я еще не успел привыкнуть к тому, что крошечная карточка, найденная в багаже полуумного мертвого постояльца, открывает мне дорогу в настоящий большой космос с огромными звездолётами и жестокими пиратами, с тайнами и сокровищами, спрятанными на заброшенной неизвестно кем на край мира космической станции.      Забегая вперед, скажу, что Тхелани все-таки не выполнит своего торжественного обещания уложиться в десять дней, но ни мне ни доктору не придет и в голову упрекнуть его в этом, ведь подходящий корабль он все-таки раздобудет, команду - найдет, отыщет он и людей, способных решить неизбежные и многочисленные технические вопросы. В общем СБ-шник покажет себя отличным организатором. В отличие от доктора лично я сильно сомневался в наличии у него талантов подобного уровня. Что же касается меня, на несколько дней дела и заботы закрутили меня так, что мечты о космических путешествиях на время были вытеснены далеко на периферию сознания.   Сначала мне пришлось бежать в док, потому что за время моего отсутствия в гавань отбуксировали подбитый крейсер, ради которого, собственно, мы и приводили в порядок док. Похожая на серую облезлую улитку, туша звездолета покачивалась на просачивающихся через горловину бухты волнах, отголосках больших волн, гуляющих в открытом море. Несмотря на то, что искусственные мышцы гигантского крана-манипулятора были заранее смазаны, двери открыты, все приводы проверены и опробованы, а доступные дроиды - отмобилизованы, техник не смог самостоятельно затащить подбитый корабль внутрь дока.    Встретил он меня злой и невыспавшийся. Последняя попытка поднять крейсер закончилась обрывом троса и утоплением двух железных ныряльщиков, рассохшиеся уплотнения которых не позволили им долго сохранять работоспособность в соленой воде. К счастью, глубина там была небольшая, и я смог быстро зацепить пострадавших роботов, спустившись под воду на стреле манипулятора. Чтобы не рисковать железными помощниками, в воду их больше не посылали и продевать тросы под днище лазал я сам. Даже будучи облаченным в легкий скаф, техник панически боялся воды, я же вырос рядом с морем и ныряние было одним из моих самых любимых развлечений.   Мне до конца слабо верилось, что манипулятор сможет вытащить корабль из воды и аккуратно протащить его через огромные ворота, но все прошло как по маслу. Тросы противно скрипели , с корпуса стекали потоки воды, а манипулятор мало-помалу полз, медленно и верно. Все-таки крейсер, хоть и выглядел большим, внутри был почти пустой, из тонкого, легкого металла. Даже внушительная на вид броня имела ячеистую структуру. По мере того как нос корабля лез в огромную нору, открывались повреждения, из-за которых он не смог продолжить полет. Часть корпуса ближе к плоскому днищу была грубо вырвана, а внутри виднелись обгорелые ребра шпангоутов и оплавленные черные потроха. Два поврежденных двигателя тоже можно было разглядеть. Черные округлые бока - в блестящих пятнах проплавленного металла. Двигатели нужно было менять в доке, а остальное дешевле было сделать уже на орбите. Работы с крейсером было немного - замена двух двигателей, коммуникаций и бронелистов, но все технологии были заточены под орбитальные доки, и если некоторое подобие вакуума мы могли бы обеспечить и здесь, отремонтировав систему откачки воздуха, то с невесомостью было совсем туго. Док никогда не был оборудован антигравом. Более того, даже от имевшегося когда-то под полом массива транспортных лучей остались только изломанные корпуса, так что работали мы на подвесе, подставив под днище несколько подпорок.   Двигатель снимали с помощью высокого однорукого дроида, на штатный противовес которого некто очень изобретательный догадался приладить крупный грубо отесанный валун. Модифицированный таким образом подъемный механизм едва передвигался, но, по всей вероятности, мог похвастаться большей грузоподъемностью. Я управлял одноруким ходячим краном, а техник взял на себя двух пауков-монтажников. Старые агрегаты мы сняли быстро, и после того как я поотрывал манипулятором бахрому обгорелых проводов, новые двигатели четко встали на положенные места. Зафиксировав их, мы с чувством выполненного долга отправились по домам. Я к тому моменту уже валился с ног от усталости.       На следующий день мы с доктором встретились у него дома, чтобы обсудить вопросы, касающиеся выбора новой нейросети и имплантов. Тридцать тысяч выделил Тхелани, и сам Лискин тоже не собирался остаться в стороне. Я, по его словам, мог рассчитывать на пятьдесят тысяч или даже чуть больше. Для меня это были огромные деньги. По имплантам мы быстро определились - поставить выбранные мной ранее две пятидесятки ИХ-50А. Что же касается нейросети, наши мнения разделились. Мне казалось логичным брать инженерную, однако Инженер-5 никак не укладывался в бюджет - за него просили сорок восемь тысяч, а "тройка" стоила лишь на десятку дешевле.       - Может быть откажемся от одного импланта и возьмем Инженера-3? Как раз уложимся в пятьдесят тысяч, - предложил я доктору.    - Не думаю, что это будет удачным вложением средств. Ограничение на три импланта -это несерьёзно. Такая сеть, конечно, намного лучше чем стандартная - допускает длительную работу с полной нагрузкой и совместима с подавляющим большинством имплантов в разных сочетаниях, и все же я бы на твоем месте не стал переплачивать за инженерную специализацию.    - А как же возможность одновременно управлять тремя и более дроидами?    - Тим, дорогой мой. Такая возможность никуда от тебя не денется. Привязка оборудования к инженерной модификации сети используется только военными, но относится она именно к военным нейросетям. Гражданские же предполагают универсальный профиль и бонус к способности управлять дроидами. Ты же не собираешься вести в атаку звено ударных беспилотников или управлять ремонтным комплексом в ручном режиме ?!    - А почему бы и нет? Инженеры, которые умеют это делать, всегда нарасхват!    - А мне лично кажется, что значение навыка управления дроидами несколько преувеличено. В подавляющем большинстве случаев на флоте ценится умение решать нестандартные задачи и находить выход там, где его на первый взгляд нет. А для этого бонус на управление совсем не важен. Более того - вместо стандартного инженерного профиля лучше подойдет аналитический.    - Почему же тогда он не используется в инженерных нейросетях?    - Я думаю, что так сложилось исторически. На кораблях обычно не так много дорогих прокачанных специалистов с высоким индексом интеллекта, и поэтому одного и того же инженера используют и для рутинного ремонта, и для управления боевыми машинами и для решения нестандартных задач, хотя по сути это три разных специализации. Я думаю, что в твоем случае было бы рациональнее взять платформу аналитического профиля, поддерживающую пять имплантов, тем более что сейчас у нашей клиники имеется бонусная квота на льготное приобретение как раз такой сети - Доцент-5, всего за двадцать четыре тысячи.    - Так вы уже все решили без меня?    - Было бы странным, если бы я не занимался этим вопросом, ведь я вкладываю в твое развитие свои собственные деньги. Средства немалые и распорядиться ими нужно с умом. Так ты согласен на мое предложение?    Несмотря на имеющееся предубеждение, я понимал, что доктор рассудил вполне резонно. Стараясь не выказывать отсутствие энтузиазма, я кивнул и зачитал характеристики нейросети. Аналитический профиль. Рекомендуется для широкого круга мирных профессий в сфере науки, медицины и права. Отличная скорость внутренней шины и высокая совместимость с имплантами последних поколений. Суточный коэффициент нагрузки 53%. Следующее предложение все-таки вывело меня из равновесия.    - Дебафф двадцать процентов к скорости реакции?! - воскликнул я.    - Это нормально для аналитического профиля и, поверь мне, разница заметна только под разгоном. Не забывай, что любая конфигурация нейросети является компромиссным решением. Нельзя одновременно обеспечить высокосвязную структуру и скорость реакции, предельную нагрузку и параллелизм. В дорогих специализированных нейросетях перекос выражен еще ярче. В пилотских сетях в жертву скорости приносится все остальное, а в эксклюзивных научных - наоборот, скорость реакции на последнем месте по приоритету.    Доктор был прав. У каждого человека имелась своя специализация, я же, следуя разрекламированным в галасети образам, по сути стремился стать всеми сразу - и непобедимым рукопашником, и пилотом, и инженером, способным управляються с десятком истребителей, и медиком, и ученым, и райкером. Впрочем подумав о том, чтобы стать райкером - золотой головой, я внутренне содрогнулся. Стать райкером!? Превратиться в одного из этих безумных фриков с разъемами на голове? Месяцами сидеть в капсуле, подключенным к искину, или отрастить себе метровую голову, опоясанную уходящим под кожу металлическим обручем? Все-таки меня больше влекла карьера инженера - летать по вселенной, биться с пиратами , собирать ништяки и делать понемногу все более навороченный корабль...    - О чем задумался, Тим? Выбираешь имплант-считыватель? Я уже присмотрел очень неплохой, вживляемый в руку. Сейчас скину. Еще, рекомендую установить контактный инетрфейс и сразу взять внешний накопитель.    - Контактный инетрфейс - это что? Разъем за ухом? - Я сразу вспомнил голофильм о пилотах истребителей первого поколения, втыкавших толстый кабель в отверстие здоровенной блестящей блямбы, расположенной на затылке.    - Не смеши меня, Тим. Я бы тебе никогда не порекомендовал подобное чрезвычайно травмоопасное устройство. Открой и посмотри - вживляемые нанонити дают возможность высокоскоростного соединения с носимым на голове внешним носителем. Существует огромное количество совместимых устройств - обручи, шлемы и шапочки. Ты сможешь учить базы, не загружая их в кэш, ведь далеко не все базы знаний поддерживают эту функцию. Кроме того, можно будет надежно подключать внешние хранилища данных, искины-компаньоны и другие полезные устройства. Например - радар. Радиоканал далеко не всегда обеспечивает стабильную высокую скорость.    Таким образом, мы выбрали нейросеть Доцент-5, два импланта ИХ-50А, имплант-считыватель Глен-1452 и имплант скоростного контактного интерфейса МЛ-3. В качестве внешнего устройства я остановился на тонком металлический обруч с блестящей коробочкой, снабженной двумя разъемами. Доктор подтвердил заказ, оплатив срочную доставку до клиники. Таким образом, переплатив за доставку всего 50 кредов, мы смогли приступить к установке нейросети в тот же день.       Все процедуры в медкапсуле с точки зрения пациента выглядят одинаково. Я немного опасался того, что при выводе старой нейросети часть воспоминаний может быть утеряна, ведь даже самые современные медкапсулы не могут на сто процентов гарантировать отсутствие потерь при замене нанитов. Однако, доктор заверил меня, что в случае детской нейросети производится только частичный вывод нанитов, ведь новая нейросеть по объему в несколько раз больше. Тем не менее, когда операция закончилась, и я пробудился ото сна, ощущения были очень неприятные - голова как будто забита ватой, руки и ноги с трудом слушаются, перед глазами - туман. Я с трудом нашел в себе силы поблагодарить доктора, надеясь на то, что действие препаратов закончится и я приду в норму. Но не тут то было! Целый день я провел словно в густом тумане, безвольный и пришибленный. К счастью, Тая проводила меня до дома. Даже прогулка с красивой девушкой не радовала меня.   Мистер Силит встречал меня, стоя на дороге, носатый и широкоплечий, в плотном синем пальто и шапке из того же материала. На плече у него, крепко держась когтистыми лапами, сидело какое-то странное сутулое животное, толстая пестрая птица с крупным, загнутым вниз клювом. По всей видимости, постоялец желал поболтать и познакомится поближе, в этот раз один, без жены. Когда я, сбиваясь, объяснил ему свое состояние, он благородно удалился, слегка прихрамывая и унося на плече своего нахохлившегося питомца. В другое время я бы не упустил случая расспросить его, но в тот раз мне было не до этого. Доктор рекомендовал прогулки, и, хотя это не приносило ни радости, ни облегчения, я два раза механически прошелся до холма, после чего с чувством выполненного долга убрался к себе в комнату, попросив мать не беспокоить меня.    На следующий день мне стало чуть лучше, но снова пришлось лезть в медкапсулу, после чего к уже привычной мути добавился зуд в области висков, а правую руку периодически очень неприятно дергало. Выслушав мои жалобы, доктор сообщил, что это совершенно нормальная реакция и втечение суток возможна умеренная головная боль, для борьбы с которой он выдал мне заряженный автоматический инъектор. Я узнал, что через два-три дня все придет в норму. Более продвинутые медкапсулы в сочетании с дорогими премиальными картриджами позволяли значительно уменьшить неприятные эффекты, но в распоряжении доктора таких не имелось. В любом случае, у меня не было выбора, да и не так уж велики были мои страдания.      С двигателями поврежденного крейсера пришлось повозиться. Это на орбитальном доке, где все налажено, подключение было бы сделано за пол дня, а мы всё время упирались в те или иные проблемы, мелкие и нудные. Например, с самого начала выяснилось, что картриджи для роботов-монтажников - не той серии. Механически подходят, но железяки отказываются с ними работать. Оказалось, что для поддержки новых картриджей нужно ставить бесплатное обновление. Патч предсказуемо не установился - лицензионные чипы на роботах пали жертвой бережливости их хозяев. Где-то разъемы оказались не той системы. Где-то - трубки недостаточной длины. Искин корабля выдавал совершенно непонятные диагностические сообщения и отказывался от сотрудничества. За технологические карты подключения компания-держатель хотела совершенно немыслимых денег. В большинстве случаев за всем этим безобразием читалась одна и та же до боли знакомая ситуация: производители агрегатов и дроидов стремились превратить своих покупателей в дойных коров и каждый год получать прибыль с продажи информации, расходников и запчастей. Прижимистые пользователи не желали втридорога платить за навязанный недешевый сервис или фирменные картриджи и с помощью специализированных фирмочек обходили встроенную защиту. Жадные производители, в свою очередь, как только у них появлялась такая возможность, старлись подогнать своим сервисным центрам и авторизованным партнерам хотя бы часть разбредающегося дойного стада, пытаясь если не урвать свое, то хотя бы осложнить обнаглевшим умельцам жизнь. К счастью, работать нам приходилось со старьем и "готовые-решения-всех-проблем" были уже давно выложены. Где-то патч, где-то - разлоченный софт, схемы и техкарты, совместимые расходники и 3Д-модели переходников, пригодные для воспроизводства на наших незамысловатых 3Д-принтерах. Время в основном уходило на то, чтобы найти годные решения в галасети и настроить технологическую цепочку - дроиды, измерительный комплекс, перезалить софт, установить , а где то наоборот - снести апдейты, отпечатать или заказать ремкомплекты.   Я то и дело лазил внутрь корабля, а потом и вовсе переселился туда и, конечно-же, с интересом изучил его компоновку. Крейсер назывался "Гроху 33". Он был построен по нивейскому проекту третьего поколения на одной из верфей, не стремящихся сделать себе громкое имя и проходящих под кодовым словом noname. То есть, кораблик был барахлом с самого момента своего рождения, а пережив десяток модификаций и большинство своих ровесников, не сделался привлекательнее - ему было больше двухста лет. Примерно столько же, сколько и его полубезумному бородатому капитану, который ласково называл доходягу "гробиком". Этот кораблик, доживающий свой век патрулируя внутренние мертвые звездные системы нашего мирного сектора, сам по себе не достоин упоминания, однако, это был первый настоящий звездолет, с которым мне пришлось столкнуться, и знакомство с ним послужило для меня отправной точкой для оценки качеств нашей замечательной "Кастеяны". Кроме того, оказалось, что Гроху поучаствовал в стычке с пиратами, разгромившими нашу гостиницу. Ничего особо интересного тогда не произошло. Пока капитан отдыхал в медкапсуле, на мостике дежурила резервистка, проходившая на корабле практику. По основной специальности - биолог. Со слов капитана - отмороженная дурища. Вместо того, чтобы прикинуться веником, выпустила по пиратам две ракеты и тут же получила заряд плазмы в корму. К счастью, даже разреженная атмосфера серьезно рассеивает удар плазмогана и, опять же к счастью, грохнулся Гроху в море, в результате чего пострадала только наивная, решившая поиграть в войнушку, дурочка, которой сломало руку оторвавшимся при ударе о воду шкафчиком.   Согласно проекту на "Гроху" было предусмотрено восемь нивейских двигателей NN-4SS, которые для своего времени были очень хороши, и корабль имел возможность разогнаться до прыжковой скорости за восемь часов, в форсированном режиме. Разумеется, для входа и выхода из системы требовалось гораздо больше времени - две-три недели. Однако, после замены штатных движков на четыре отечественных НАГ-60, время разгона удвоилось. Причина же переделки была очевидна - турбины гибридных движков не только обеспечивали экономичный взлет и посадку, но и позволяли садиться на гражданские площадки, без необходимости их последующего ремонта и деактивации. Корпус корабля, по всей видимости ни разу не попадал в серьезные передряги и подвергся только воздействию времени. Изнутри металл почти повсеместно покрывали странные белесые и бурые пятна, но, несмотря на это, проведенное десять лет назад сканирование не выявило критических недостатков и эксплуатацию продлили. Темно-серые бронепластины, защищающие полусферическую спину "улитки", во время обстрела проявили себя не лучшим образом, что, по мнению капитана, указывало на их контрафактную суть. Немного разная расцветка пластин, отдающих то бурым, то зеленым, намекала о том же самом - о бессовестном воровстве бюджетных денег, направляемых на военные расходы. Энергетическим сердцем корабля были четыре реактора-тысячника производства конфедерации, несомненным достоинством которых являлась невысокая цена эксплуатации. Главным вооружением корабля - позитронные ракеты в количестве двадцати четырех штук. Достаточно серьезное оружие. Каждая могла бы разрушить небольшой город или средний корабль с отключенным щитом, если, конечно, ее не собьют на подлете. Как показала последняя практическая стрельба, плазмоган пирата легко справился с двумя из них. Впрочем, это мало что доказывало - ракеты были уязвимы из-за того, что не успели набрать скорость. Активную защиту крейсера обеспечивали четыре импульсные лазерные турели, а в задней полусфере - система динамической фокусировки маршевых двигателей. Силовые щиты были старые, одноконтурные, да и те по причине банальных отказов силовых цепей можно было запитать лишь на треть. В общем - гробик и есть гробик. Интерьеры и внутреннее оснащение под стать всему остальному - всё старое, убитое и потертое. Искин третьего класса, тупой зануда. Меню синтезатора пищи - крайне примитивное. Повсюду затхлый запах. Состояние ремонтных дроидов мы имели возможность оценить воочию. Экипаж крейсера должен был состоять из двенадцати человек, но во время инцидента на борту было семеро, включая практикантку, а во время ремонта капитан оставался единственным его обитателем, кроме меня, разумеется - последние четыре дня я безвылазно провел на корабле. Понимая, что контракт скоро закончится, я старался набраться опыта, помогая капитану совершенно безвозмездно. Потом - мы тестировали двигатели и в результате были выявлены существенные недоработки. Мы как раз обсуждали план дальнейших мероприятий, когда мне позвонил доктор и сообщил сногсшибательные новости о нашем новом корабле и о том, что втечение нескольких дней мы сможем отправиться в путешествие. Разумеется, я тут же взял расчет. Техник с капитаном теперь могли справиться и сами. Я же получил свои честно заработанные три с половиной тысячи и навсегда распрощался с "гробиком", его непутевым капитаном и предоставившим мне временную работу техником.      Всё когда-то случается в первый раз. И вот настал тот замечательный день, когда мне впервые предстояло подняться на орбиту. Билеты были дорогие - целых 110 кредов в один конец, да и то при условии предварительного заказа, но мне очень хотелось посмотреть на приобретенный Тхелани корабль. На счету у меня было пять с половиной тысяч - немного денег на карманные расходы подкинул доктор, но мне все равно было несколько неловко тратить деньги из семейного бюджета. Мне было сложно отвыкнуть от режима жесткой экономии, в котором моя семья пребывала много лет.   Мы с доктором встретились в зале отлета. Приобрести себе скаф я не успевал, но доктор заверил меня, что это необязательно. Сам он пришел в форменном голубом комбезе военного медика. В набедренной кобуре - небольшой пистолет, стреляющий разрывными иглами, а в поясной сумке что-то топорщилось. В таком виде он сразу как будто бы слился со стайкой военных, поджидавших своих коллег неподалеку.   - Привет, Тим! Задерживаешься! - Он улыбался радушно и ничуть не сердился. Посадку еще не объявили.   - Доктор, а вы уже видели "Кастеяну"? Вам она понравилась? - Спросил я как только подошел поближе. Этот вопрос давно уже крутился у меня на языке, и я никак не мог дождаться возможности его задать. По телефону и в сети мы не обсуждали предстоящую экспедицию.   - Нет, Тим. Не видел даже фотографий. Тхелани приобрел недостроенный корабль и его еще нет в реестре. Более того, не зарегистрирован даже проект.   - Так его еще надо достраивать и регистрировать? Сколько на это уйдет времени? Полгода? Наверное, с моей стороны было глупостью столь поспешно увольняться!    На самом деле я все равно был очень рад, что у нас будет свой корабль. Пускай даже через год, но настоящий и свой, и новый, а не заплесневелое корыто вроде "Гробика". Я немного расстроился только из-за того, что уже поверил в возможность вот так вот сразу отправиться в путешествие.   - Не все так страшно, - успокоил меня доктор.- Насколько я понял, корабль почти готов. Деньги на покупку недостающих агрегатов Тхелани найдет и, если мы наберем экипаж, то сможем вылететь буквально на днях - на буксире. А зарегистрироваться выгоднее на одном из всеми признанных нейтральных миров. Это будет и дешевле и быстрее.    Несмотря на то, что доктор меня об этом не просил, я на всякий случай попрощался с матерью и собрал кой-какие вещи, втайне надеясь прямо сразу уйти хотя бы в тестовый полет - помогать калибровать двигатели и проверять системы корабля. Себя я уже воображал принятым в штат на должность, например, бортмеханика по дроидам... Мы немного поболтали об особенностях регистрации кораблей и судов в Содружестве и на фронтире, и как только прозвучало приглашение, направились на посадку. На взлетном поле стояло всего три больших корабля. Один - высокий вытянувшийся вверх военный крейсер пятого поколения и два транспорта-кирпича. Похожий на толстый серебристый блин рейсовый челнок казался по сравнению с ними недомерком. Впрочем, выглядел он вполне достойно. Немного поодаль можно было разглядеть еще два похожих блина белого цвета. Рядом с откинутым трапом нашего стояла улыбающаяся бортпроводница. Внутри челнок оказался очень даже комфортным. Мягкое покрытие пола, уютные белые кресла, приятный ровный свет, обдувающая свежей прохладой вентиляция, овальные голоэкраны, имитирующие окна, идеальная чистота - вся обстановка казалась нарисованной и впечатление производила самое благоприятное. В круглом салоне я насчитал сорок два кресла. С нами зашло примерно человек десять и где-то столько же уже сидело в салоне, причем только двое - в скафах, несмотря на то, что согласно подписанным мною правилам безопасности, скафы были обязательны. Едва мы разместились, писклявый голос искина сообщил, что "следующая - Гала-Парк", трап втянулся и корабль тонко запищал турбинами, так что заложило уши. Вибрации почти не ощущалось, и писк постепенно делался тоньше. Потом, я почувствовал едва заметный толчок и мы прямо с места полетели, сначала вверх, а потом все больше вбок. В фальшивых иллюминаторах промелькнуло летное поле, скалы и корабль понесся над морем. Я посмотрел на пассажиров. Судя по остекленевшим взглядам, большинство из них не теряло времени даром и отправилось в виртуальную реальность, наплевав на открывающиеся за бортом виды.   Между тем, корабль, пролетев через через облако, нырнул вниз и приземлился на пустом летном поле. Отъехал трап. Бортпроводница вышла наружу. Единственным вошедшим пассажиром, ради которого мы и совершили посадку, была серьёзная девочка лет примерно двенадцати. Девочка села, челнок взлетел. Народ то ли дремал то ли находился в трансе. Мы полетели над горами и приземлились в большом городе. Кто-то вышел, кто-то вошел - полет продолжился. Мне было интересно, когда же мы все-таки отправимся на орбиту. Судя по скачанному мной маршруту, ждать оставалось недолго. Челнок взлетел как обычно, но в этот раз звук двигателей сделался еще тоньше, совсем уже на грани слышимости даже для моего уха, а потом, выскочив за облака, диск корабля начал медленно вращаться, и чувствовалось небольшое ускорение - мы разгонялись в верхних слоях атмосферы. Скоро стало заметно, что серебристый край челнока как будто горит. Прозрачное желтое пламя было заметно даже на ярком солнце. При этом металл обшивки нисколько не менялся, как будто горел сам воздух. Между тем, небо из темно-фиолетового сделалось совсем черным и пламя начало быстро угасать, а шум двигателей сошел на нет - мы были в космосе и нам предстояло совершить три промежуточных посадке уже на орбите. Невесомости не было - на челноке работал генератор искусственной гравитации. Скоро вдали показалась светящаяся точка которая росла и росла, пока не заняла половину неба. Масштабы орбитальных сооружений впечатляли. Небесный город своими размерами превосходил наш поселок и был далеко не единственным. Шлюз оказался небольшим. Челнок едва протиснулся в него, и тут же поползли могучие двери , икогда они захлопнулись, снаружи закружились хлопья снега - в шлюзовую камеру подали воздух. Открылся трап. Там, внутри шлюза, что-то натужно гудело, и горели красные лампы, но потянувшихся наружу военных это абсолютно не беспокоило. Когда мы подлетали ко второму орбитальному городу, солнце скрылось за планетой, и стало заметно, что приближающаяся темная громада сплошь покрыта светящимися точками. В этот раз стояли долго, и, судя по глухим ударам, грузили что-то крупное. Полет к пятнадцатому пустотному доку, который и был целью нашего путешествия, занял несколько больше времени, потому что находился он на высокой орбите, и челноку вновь пришлось разгоняться. Кроме нас с доктором и бортпроводницы в салоне никого не оставалось - все вышли на предыдущей остановке. Когда мы наконец долетели и началась уже знакомая процедура шлюзования, моим первым порывом было вскочить со своего места и перебраться поближе к трапу, но глядя на своего старшего товарища, я остался сидеть. Доктор же с самым невозмутимым видом дождался разрешающего сигнала и только после этого не спеша отстегнулся и, потянувшись, встал. Я последовал за ним...    Обстановка внутри шлюза располагала к тому, чтобы побыстрее покинуть это негостеприимное место. Рев сирены резал уши, а непривычно низкая гравитация добавляла жути. Могу вас заверить, что несмотря на то, что мое тело стало совсем легким, ощущения были очень неприятные... На белом полу таяли и сохли хлопья снега. Искусственная гравитация на всей станции была выставлена на четверть от стандартной. Доктор прыгал весело и ловко. Для него это было привычным делом. Я же с трудом координировал движения, руки и ноги онемели, а голова шла кругом. Доктор заверил меня, что это совершенно нормальная реакция новичка, и через пару дней, максимум - через неделю я буду чувствовать себя вполне комфортно, если, конечно, не буду забывать про выписанные мне препараты. Такая перспектива меня не очень радовала. Впрочем, как оказалось, уже к концу этого длинного дня я пообвыкся. Первым делом мы с доктором взяли в аренду скафы и посмотрели предварительно заказанную комнату в гостинице. Потом - отправились покупать мне оружие.    - Понимаешь, - объяснил мне доктор. - Здесь не принято ходить безоружным, и если ты отправишься куда-нибудь в одиночку, у тебя могут возникнуть проблемы.    - Насколько я слышал, здесь безопасно!    - Это верно, - кивнул доктор. - Но не забывай, что публика здесь не совсем такая, как в нашем городишке. Много людей с фронтира. Ведут они себя в основном прилично, но нормы поведения сильно отличаются от привычных для тебя. Человек без оружия воспринимается здесь как дурачок. Напялишь потертый скаф, повесишь на бедро пушку, и ты сольешься с толпой. В противном случае - будешь привлекать внимание и дождешься приключений на свою задницу.   В оружейный магазин мы отправились на скоростном лифте - обычном для орбитальной станции средстве передвижения. Металлическая капсула стартовала резко, и если бы я не пристегнулся , обязательно вылетел бы из кресла. Мне показалось, что во время движения мы переворачивались, и доктор подтвердил это наблюдение - мы проследовали на другую сторону станции, "где все ходят вверх ногами".    Запросив информацию по моему айдишнику, толстый лоснящийся продавец нахмурился.    - Поскольку вы, молодой человек, являетесь гражданином Конфедерации, рейтинговые и возрастные ограничения для меня закон. Если бы вы имели арварское или оширское гражданство, или временную регистрацию, я бы еще мог смотреть на это сквозь пальцы, а так - увы! - Он развел руками. - Ничего интересного с вашим рейтингом приобрести нельзя. Для таких случаев у меня имеется только две позиции. Пневмоэлектропарализатор - в просторечии "пукалка" и гелевый заградитель ГЗ-13, именуемый в народе "говномёт". Парализатор неплохо вырубает при попадании по открытым участкам кожи, а также через легкую одежду, но у нас здесь большинство носит скафы, не говоря уже о том, что у многих стоят защитные импланты - поэтому ничего кроме смеха пукалка вызывать не будет. Говномётом, в принципе, можно залепить лицо или шлем, или оптику, но оружием его все-таки трудно назвать. Едкая гадость, которой он стреляет, более-менее эффективна только при попадании в незащищенное лицо.    Закончив эту небольшую речь, продавец, криво усмехнувшись, развел руками и хитро посмотрел на нас, так что дураку стало бы понятно - он "имеет предложить что-нибудь еще".   - И какие же варианты разрешения этой правовой коллизии подсказывает ваш богатейший опыт работы продавцом? - поинтересовался доктор.   - О... Варианты есть! - оживился делец, расплываясь сальной улыбочкой. - Я могу вам продать любую пушку, и совсем занедорого мы зарегистрируем её на левого дядю. А если вас проверит патруль...   - Дальше! - Перебил его доктор. - Следующий вариант!   - Ну... Мы можем специально для вас модернизировать говнострел под боеприпасы от Корбы, но в этом случае с патрулем будет немного сложнее, - толстяк начал не очень уверенно, но убедившись, что мы внимательно слушаем, приободрился. - Я бы лично посоветовал растачивать. Ни до кого здесь не докапываются, и переделка почти незаметна, а бьет вполне пристойно, особенно, если возьмете заряды с красными головками. Штука немаленькая, картриджи очень вместительные - и за сущие копейки!   - А после переделки сохраняется возможность стрельбы штатными боеприпасами? - проявил заинтересованность доктор.   - Конечно! И это очень удобно! Одеваете вот такую портупею... - Здоровяк нырнул под прилавок и приложил к своему животу нечто, состоящее из тесёмочек и кармашков. - Справа картриджи с жидкой дрянью, слева - бронебойные. Дали очередь говном и перетыкаете бронебойный, пока хулиганы ищут глаза! Секунда, и вы снова готовы к бою!   - Отлично, - согласился доктор. - Берём ГЗ-13 с портупеей и картриджи. Два штатных удлиненных и два... с красными головками. Выставляйте счет!   - Прекрасный выбор, - расцвёл толстяк. - Только... расточенный пистолет нужно будет забрать у кореша на третьем уровне, а деньги...   - Спасибо, уважаемый, мы сами расточим. Не маленькие!    Продавец аж поперхнулся слюнями. Лицо его налилось красным, но вслух он недовольства не высказал. Как только счет на пятьсот двадцать кредов появился во входящих, я оплатил его и сгреб с прилавка приобретенный товар. Доктор притворился, что не замечает, как корежит толстяка, лишившегося "законного" приработка, пожелал тому удачи и направился к выходу. Я последовал за ним, с трудом поборов желание изобразить за спиной непристойный жест.      Ходить, обвешанным амуницией было неудобно, к тому же, оружие было реально громоздким - один только картридж был размером с игольник доктора. Мы подстроили портупею под мою фигуру. Доктор подергал за ремешки и за пушку, заставил меня выхватить ее, подпрыгнуть, опять подправил, и в конце концов удовлетворился результатом. Путь наш лежал в пустотный док. Тхелани не отвечал на звонки и мы решили сами посмотреть на корабль.    Арендованные скафы остались гостинице , так что пришлось сделать небольшой крюк . К счастью, перенастраивать портупею не пришлось - на скафе имелись крепления для оружия и принадлежностей. Двигаться в нем было вполне удобно, но , как пояснил доктор - только потому что он еще не надулся. Вскоре я смог убедиться в правоте его слов. Когда мы прошли в переходный шлюз, и доктор запустил откачку воздуха, скаф ощутимо затвердел, и я сразу подумал о том, что не зря многие продвинутые модели оснащаются мышечными усилителями. Мы скачали принятую в доке таблицу частот, проверили связь, и пока завершалось шлюзование, прогнали тест скафа. Электронный голос предупредил меня, что срок действия сертификата на систему регенерации истекает через десять дней, а остаточный ресурс аккумуляторов - двадцать процентов и рекомендуется их заменить. Заметив для себя, что не смотря на обязательства прокатчика по замене расходников, при невнимательности эти проблемы могут легко стать моими, я последовал за доктором в открывающуюся дверь.    Док был огромен. Туша серого транспорта-кирпича закрывала обзор, но я все-таки смог разглядеть, что за первым кораблем в ряд выстроились другие, не менее десятка. Выгнуть голову чтобы посмотреть вверх было непросто. Там где кончались высокие серые стены дока, можно было увидеть клочок звездного неба. Идти в скафе было тяжеловато, но доктор вызвал тележку, иначе нам бы пришлось ковылять пол дня. Дроиды различных размеров как огромные муравьи сновали туда-сюда, спускались по веревкам и карабкались на корабли. Вакуум скрадывал звуки - ничего кроме скрежета тележки и редких глухих ударов слышно не было. Людей было мало. Точнее - мы видели троих. Один, задрав ноги, полулежал на белом шезлонге, а двое в серых пятнистых скафандрах с золотистыми эмблемами на спине, сосредоточенно запихивали какие-то провода внутрь открытого туловища крупного паукообразного. В дыре под снятыми бронепластинами ближайшего к нам корабля то и дело вспыхивал яркий зеленый свет.    Транспорт и стоявший за ним фрегат явно не были новыми. Почти черная броня военного корабля стыковалась очень плотно. Разглядеть отдельные пластины не представлялось возможным. Только там, где дроиды сняли несколько листов, становилось заметно, что она состоит из отдельных чуть выпуклых пластин, идеально переходящих одна в другую.    Наша "Кастеяна" стояла третьей, точнее - висела в пустоте на транспортных лучах. Я сразу в нее влюбился. Высокая и стройная, она сверкала новым белым металлом шпангоутов и аккуратно обмотанными термопленкой коммуникационными трубами. Только носовая треть была покрыта матовой светло-серой броней. По размерам она намного превосходила "гробик", но снаружи было сложно оценить насколько больше там места, ведь количество громоздкого оборудования могло сильно отличаться от проекта к проекту. Двигателей было установлено только два из шести и, как мне показалось, не новых. Пока мы задирали головы, разглядывая висящий корабль, откуда-то сбоку показался человек в сером пятнистом скафандре с эмблемой охранника на рукаве.   - Доброго дня, уважаемые, - начал он резко. Ни капли этого самого уважения в голосе не улавливалось. - Охрана дока. Проверка идентификаторов.    Мы обменялись с охранником контактами, он пробил нас по базе, но не отстал.    - Цель посещения дока!?    - Пришли посмотреть на НАШ корабль. Мы младшие партнеры. - Спокойно ответил доктор, - и по закону мы не обязаны отчитываться.    - А я по закону могу упаковать вас до выяснения, - продолжал быковать страж. - Подозрительно себя ведете! И никаких указаний насчет младших партнеров у меня не было, так что потрудитесь покинуть арендованную площадку!    - И где заканчивается охраняемая территория?    - Вон те белые квадраты видите? Это и есть граница!    Мы с доктором отошли на несколько шагов и встали за воображаемой линией, соединяющей широко раскиданные квадраты. Это было совсем рядом.    - Теперь мы не нарушаем границу арендованного участка?    - Так - не нарушаете, - спокойно ответил сторож и убрал в кобуру пистолет, до последнего момента направленный в нашу сторону.    - Похоже, Тхелани нанял человека по объявлению, - пробормотал доктор беззлобно.    Охранник бесспорно расслышал его, но ни как не откоментировал выпад, между тем , по тому, как он топчется, было ясно, что на языке у него вертится вопрос. Мы никуда не спешили - еще немного полюбовались на "Кастеяну", и доктор еще раз позвонил СБ-шнику - безрезультатно.    - Извините, уважаемые, - подал наконец голос охранник. - А это правда, что вы полетите к пульсарам за сокровищами?    - Я с удовольствием отвечу вам, но не могли бы вы тоже удовлетворить наше любопытство? Тхелани вас нанял по объявлению в разделе "прочее"?    - Если вам это так уж интересно, то да... И не вижу в этом ничего смешного! А теперь ответьте и вы на мой вопрос!    - С удовольствием! Вот мой ответ: мне кажется, один наёмник-самоучка сует свой любопытный нос за границу им же очерченного квадрата.    - Я вам ответил честно, а вы обманули меня! - Обиделся охранник.    - Я вам тоже ответил. Честно! ... Пойдем, Тим!    Пока охранник думал, что еще сказать, мы встали на тележку и отбыли, а доктор дозвонился-таки до СБ-шника.   - Наконец-то, Тим. Тхелани ждет нас в баре. - Подытожил он результат разговора.      СБ-шник действительно ждал нас, и судя по румяному лицу и заказанным напиткам, скучно ему не было.   Друзья! Как я рад! - Замахал он рукой, по очередной прихоти затянутой в белую перчатку. - Я так понял, вы уже посмотрели на нашу красавицу? Правда же она чудо!? К тому же, это самый современный корабль в секторе! Настолько современный, что эти засранцы не хотят его регистрировать! Не могут решить к какой категории отнести, п-представляете?   - Тхелани, вы же юрист высшей категории и должны бы помнить все этапы регистрации - категории, проекты, суда и корабли. Кто как не вы должны это знать? Вот, например - это корабль или судно? Или может - транспорт? К каким категориям он относится согласно портовой классификации?   - Лискин, не морочьте мне голову, - отмахнулся СБ-шник. - Мне казалось, что вся эта ересь не достойна и трёхзначной суммы, а я предложил намного больше!   - И эти негодные правдолюбцы посмели отмахнуться от такой неслыханной щедрости? - Засмеялся доктор.   - Доктор, вы же знаете ответ! "Ни за какие деньги" - вот что я услышал! Можно подумать, они бы не взяли миллион! Ха! ... "Ни за какие деньги" - это п-просто смешно!   - Я думаю, не стоит оно миллион, - согласился доктор. - Конечно, если у нас есть способ вывести корабль за пределы Конфедерации.   - В этом плане - полный порядок! - СБ-шник прислонил руку к кудрявой прическе, что видимо намекало на то место, где находится вместилище ума. - Буксир я нанял и документы подготовил. Полетим в качестве металлолома.   - Браво, Тхелани! Я надеюсь, таможня уже в курсе этой блистательной операции?   - С чего вы такое взяли? - Искренне удивился СБ-шник. - Вы думаете... кто-то сливает информацию нашим недругам?   - Совершенно верно! Имеется один человек, на которого нельзя положиться!   - И кто же этот мерзавец? Я думаю, необходимо п-принять меры!   - Этот человек - вы, мой дорогой друг, - засмеялся доктор. - Потому что вы не умеете держать язык за зубами! .   - Поверьте мне - это не так! - СБ-шник сделал круглые глаза. - Ну... может быть раз или два некоторые намеки и слетали с моего языка, но по поводу карты и нашего плана я нем как могила. И потом, найти корабль и экипаж не так то просто - приходится искать подходы к разным полезным людям. И, вы не поверите, стоит лишь вскользь упомянуть сокровища, те, кто казался ленивым и жадным, буквально преображаются. Сразу начинают проявлять заинтересованность, инициативу и даже некоторый альтруизм!   - В любом случае, - сдержанно добавил доктор.- Сейчас слухи уже расползлись так далеко, что не сегодня-завтра весь мир узнает о сокровищах. Расскажите нам лучше, как вы нашли корабль.   - О, это получилось почти само собой. Вы же знаете, у меня много друзей среди дельцов и перекупщиков, и когда я рассказал о наших трудностях мистеру Бенету, он сразу обрадовал меня. Дело в том, что один из его должников как раз владел подходящим кораблем, причем новым, почти достроенным. Для нас это настоящая удача, потому что "Кастеяна" как раз и проектировалась для дальней разведки. Так что дело было верное. Мистер Бенет нанял головорезов и они забрали нашу ласточку. Такой корабль не купишь и за двадцать миллионов, а мне он обошелся почти вдвое дешевле, даже с учетом необходимых вложений.   - Сдается мне, что ваш мистер Бенет мало чем отличается от пиратов, орудующих на плохо контролируемых федералами торговых путях. - Улыбнулся доктор.   - Что вы, он милейший малый, и очень эрудированный. Вести с ним беседу - ни с чем не сравнимое удовольствие. И, в отличие от пиратов, он никого просто так не убивает.   - При этом, занимается он ничем иным, как легализованным разбоем, причем ободрал он не только несчастного судовладельца, лишившегося своего детища, но и вас, мой дорогой друг.   - Быть может, я слегка переплатил, не спорю. Но, поверьте мне, корабль получится отличный.   - Хотелось бы верить. К сожалению, я бы не смог квалифицированно оценить достоинства "Кастеяны", даже если бы владел исчерпывающей документацией. Но совет дать могу - вам, Тхелани, нужен толковый инженер. Без толкового инженера вы не сможете довести корабль до ума.   - О, я вам еще не рассказал самого главного! Инженера я нашел. Причем, вместе с ним я нашел целую команду! Давайте, я расскажу с самого сначала... Когда я начал прочесывать локальную биржу вакансий, я быстро понял, что подобрать команду будет непросто. Опытные профессионалы с хорошим рейтингом не сидят и не ждут у моря погоды - они все летают. Оставалось выбирать из тех, кто имеется в наличии, и тут сразу возникает вопрос о длительности нашей экспедиции. Я не мог лгать людям о том, что цель нашего путешествия находится в безопасных секторах, в нескольких переходах, а дальние путешествия отталкивают многих, ведь оттуда, с фронтира, возвращаются не все. Мне повезло только с нашим капитаном, Смолиным - ведь он родом из нашего городка, и как раз свободен. Лучшего кандидата на роль капитана сложно и вообразить - у него прекрасная репутация пилота средних кораблей, он не задает лишних вопросов, и главное - он надёжен. Я знаком с ним уже пару лет. К сожалению, кроме капитана, мне удалось найти только троих, да и то из разряда лучших из худших, но потом я познакомился с мистером Силитом...   - С нашим жильцом!? - Не удержался я и перебил Тхелани.   - Да, именно с ним. И можешь себе представить, в прошлом он как раз летал инженером на военном рейдере! У него колоссальный опыт и "Кастеяна" для него как открытый лист. Когда же он узнал о цели нашего путешествия к пульсарам... - СБ-шник запнулся и виновато взглянул на широко улыбающегося доктора. Доктор в знак понимания слегка кивнул, и Тхелани продолжил. - Мистер Силит с радостью согласился прервать свой отдых и присоединиться к нам. Денег для скромной безбедной жизни у него достаточно, но приключения всегда были его страстью, с тех еще пор, когда он совсем юным завербовался во флот... У мистера Силита масса знакомых, и многие из них - настоящие космоволки. Мы уже согласовали с ним нескольких кандидатов, а сейчас у него как раз проходит собеседование, поэтому вы и не застали его рядом с кораблем. Связь у него отключена, но если ты, Тим, желаешь побыстрее заняться делом, можешь сходить и позвать его - это недалеко, а мы с доктором пока закажем еще бутылочку.      Мне впервые пришлось самостоятельно пробираться по коридорам орбитальной станции. Не смотря на то, что интерьеры напоминали заводские и офисные, низкая гравитация не позволяла ни на минуту забыть о том, где я нахожусь. Найти дорогу было нетрудно. Бесплатный инфопакет с картой станции я загрузил еще на подлете, а подробную карту и трекер - решил не покупать. Детализации было вполне достаточно, а местоположение сносно определялось и по сигналу радиоинтерфейса. А вот чего мне действительно не хватало - это специальной обуви. Я не придал особого значения совету дока, и теперь , когда мои ноги начинали беспомощно проскальзывать, очень об этом жалел. Оказалось, что в условиях пониженной гравитации, когда вес тела сделался многократно меньше, инерция никуда не делась, и обычная обувь уже не могла обеспечить хорошее сцепление с полом. А ботинки дока были далеко не простыми, и было сразу видно, что затруднений, подобных моим, он не испытывал. Набив себе пару синяков, я дал себе слово при первой возможности прикупить такие же и, стараясь не выпрыгивать и чересчур не разгоняться, побрел вдоль стеночки.   За прозрачными дверьми небольшого автоматического бара было многолюдно. Я получил инфопакет о порядке обслуживания в "Приюте корсара", согласился с предложенными условиями и вошел в расступившиеся двери. Наемники кучковались за четырьмя большими столами и в основном переговаривались вполголоса, но то и дело монотонное бормотание прерывалось хриплыми выкриками и многоголосыми взрывами глумливого хохота. Я не спеша осмотрелся, украдкой заглядывая в лица наемников, с любопытством и даже страхом. В воздухе чувствовалась концентрация плохо сдерживаемой тупой силы и витал дым от наркотических курительных палочек, которые, насколько я знал, были на орбитальной станции запрещены. Впрочем, эти палочки прямо здесь и продавались, и вентиляция в заведении была отличная. Все посетители были вооружены и вели себя раскованно. Здесь были представители самых разных рас. Были и арварцы, и оширцы, но неприятно удивляло не это - в отличие от привычных мне расслабленных и равнодушных посетителей, эти казались объединенными какой-то недоброй силой. Даже молодой тщедушный медик в голубеньком комбинезоне и добродушный коротышка-инженер были частью некой агрессивной общности, а я - нет. В такой атмосфере сразу оживали рассказы мертвого капитана о кровавых побоищах и пиратских выходках. Человеку постороннему было здесь неуютно. Неудивительно, что Тхелани перебрался в другое заведение.    Мистер Силит немного сгорбившись сидел за дальним столом. Его толстое серьёзное лицо, и особенно мясистый нос раскраснелись, а на лбу проступили глубокие морщины. Стоило ему чуть повысить голос, и свирепые собеседники тут же замерли, предоставляя ему возможность беспрепятственно высказаться.   - Не тарахти, Боров, - произнес он вкрадчиво, все еще не замечая меня. - Если я прикажу, будешь петь фальцетом и взасос целовать федералов. Только попробуй начать своевольничать - быстро окажешься за бортом. Я понятно выражаюсь?!   - Я только хотел... - сидящий ко мне спиной здоровяк начал было оправдываться, но не закончил фразу, потому что мистер Силит заметил меня и воскликнул:   - О, какая встреча! Приветствую тебя, Тим! Как я рад, что ты прилетел составить компанию старому вояке. - Его мрачный настрой мгновенно улетучился, и он расцвел улыбкой.    В это время боковым зрением я заметил какое-то движение и, повернувшись в ту сторону, успел заметить вскочившего из-за стола чернокожего. Я сразу узнал его - это был тот "пёс" , который приходил к Билли. Пока я стоял с открытым ртом, черный рванул к дверям и скрылся.    - Мистер Силит! Мистер Силит! - Закричал я. - Это же тот человек, который приходил к нам в гостиницу! Он связан с пиратами, и я думаю, полиция не откажется поговорить с ним.    - Какая чушь! - удивился мистер Силит. - Пираты? Здесь!?    - Это точно он! Я хорошо запомнил его лицо!    - Ну тогда, конечно... Нужно попробовать перехватить его. Эй, толстяк, вот тебе работёнка - скорее беги за этой собакой и хватай его!    - Но у него же пистолет, - пожаловался Боров. - Он прострелит мне брюхо.    - А у тебя что в кобуре, огурец!? Делай что я говорю, или не видать тебе новой работы! - приказал мистер Силит, и толстяк все-таки отправился в погоню. Однако, сразу было видно, что шансов поймать шустрого арварца у него нет никаких, да и торопился он больше для вида.    - Мистер Силит, может быть все-таки вызвать полицию? - Предложил я. - Они быстро отыщут беглеца с помощью камер наблюдения!    Как только я произнес эту фразу, все сидящие в зале напряглись и разговоры затихли. Мистер Силит ответил в полной тишине.    - Не стоит звать сюда этих бездельников. Поверь моему опыту, от них больше вреда чем пользы. Пока они почешутся, черный будет уже далеко, а камеры здесь специально расставлены так, чтобы у человека оставалась возможность скрыться. К тому же, вызывать копов, это не в традициях нашего заведения. Давай лучше сделаем так: я пробью засранца по своим каналам и мы найдем его лёжку, а Тхелани выпишет ордер. Так будет надежнее.    Я был не в том положении чтобы спорить и сразу согласился с такими аргументами, тем более что головорезы продолжали сверлить меня недобрыми взглядами. Вскоре вернулся толстяк. Естественно, поймать пирата ему не удалось и мистер Силит начал над ним насмехаться.   - Что, Боров, запыхался!? Вот и рассказывай теперь какой ты непобедимый боец! Судя по колыханию этих целлюлитных ляшек, твои хваленые боевые импланты давно заплыли жиром! Глядя на то, как ты переваливаешься, можно надорваться от смеха. Интересно, ты еще влезаешь в скафандр?   - Зря вы так смеетесь, - обиделся толстяк. - Вам ли не знать, как я стреляю с двух рук! Вертлявый наверняка под спидами, я же вкурил две "нирваны". Ясное дело - мне за ним не угнаться.   - Вот поэтому ты, Боров, до сих пор и работаешь мясом - выглядишь и мыслишь как кусок дерьма, ничего кроме стрельбы с двух рук не выучил, все время под кайфом, да и те "нирваны" наверняка выклянчил у более успешных знакомцев.    Боров посопел и согласился со своим жалким местом в социальной иерархии. Мистер Силит закончил речь нравоучением, и пока он говорил, наемники вернулись к своим прежним занятиям. На нас попросту перестали обращать внимание, как будто минуту назад не они смотрели словно стая голодных волков. Мистер Силит немного посидел с отстраненным видом, и по его виду я догадался что он оплачивает счет.    - А теперь, мой мальчик, самое время покинуть этот вертеп и навестить твоих друзей. - негромко произнес будущий админ "Кастеяны".    Мистер Силит шел уверенно, слегка прихрамывая. Телосложения он был плотного, и при том - на голову выше меня. Рядом с ним я сразу почувствовал себя ребенком. Сам он с разговорами не лез, и, хотя вел себя вполне дружелюбно, мне было трудно собраться с духом чтобы задать ему вопрос.    - Мистер, а почему вы не используете для оплаты анонимные чипы? - Начал я, после того как автоматические двери позволили нам выйти.    - Не вижу никакого смысла скрывать факт выкуривания двух тонизирующих пустышек, - хрипло усмехнулся он. - К тому же, карточки и чипы создают лишь иллюзию анонимности. По карточной транзакции сразу можно определить номер счета, а идентификатор владельца хранится в банке, и поверь мне - нет такого банка, который по секрету не откроет банковскую тайну держателям реальной власти. С анонимными чипами дело обстоит несколько лучше, но их происхождение всегда известно и если покупать у официальных распространителей, толку от них никакого. Большинство неофициальных продавцов также находятся под контролем заинтересованных лиц, так что при желании о движении каждого чипа можно узнать много интересного.    Когда мой попутчик замолчал, разговор снова увял. Я в своей неудобной обуви с трудом поспевал за ним, он же продвигался вперед как ни в чем ни бывало, глядя прямо перед собой и цокая подошвами по гулкому полу. Я подумал, как непросто, наверное, отследить путь чипов, которые я стащил из контейнера мертвого капитана. Они могли быть куплены на фронтире и десятки раз переходить из рук в руки, могли побывать в роли добычи пиратов, выручки розничных автоматов и фишек казино. Однако, нельзя было исключить и того, что капитан самолично затарился этими платежными средствами в космопорту.    - Мистер Силит, а правда что вы будете на Кастеяне главным инженером? - новый вопрос я задал, обращаясь к его широкой спине.    - Да, я действительно руковожу дооборудованием корабля, - не поворачивая головы ответил он.    - Мистер Силит, не могли бы вы вкратце рассказать о нем? На какую из зарегистрированных моделей он больше всего похож? Я заметил, что там не установлено ни оружия, ни брони, ни двигателей. Что вы собираетесь докупить?    - Как любит говорить мой питомец Филин: "меньше знаешь - крепче спишь"... Да-а - усмехнулся инженер. - И поверь моему опыту, пернатый сто раз прав!   - Впрочем, - смягчился он. - Сэр Тхелани считает, что у нас не должно быть секретов от младших партнеров. В скором времени я подготовлю инфопакет, но если тебе не терпится, могу рассказать в двух словах.   Мистер Силит чуть замедлился, поджидая меня. - Этот корабль условно можно отнести к шестому поколению и разрабатывался он в рамках венчурного проекта по заказу флота Конфедерации. Ключевая особенность двигателя - возможность совершения сверхдальних прыжков, что обеспечивается поляризацией гравитационного пузыря. Ты понимаешь о чем я говорю?    - Да, конечно. Я ведь не только младший партнер, но еще и начинающий инженер! у гипердвигателя имеется гравитационная тяга. Колдырианцы выпускали такие двигатели, но больших успехов, насколько я знаю, они не добились.    - Гипердвигатель - Колдырианский, - кивнул инженер. - И разработка секретная. Какими путями его раздобыли, мы вряд-ли когда-нибудь узнаем. Без спецслужб здесь точно не обошлось, но с другой стороны, тайна уже не самой первой свежести. Изделие существует далеко не в единичном экземпляре и летает не первый десяток лет... То есть, Колдырианцы уже строили подобные корабли, так и не решив всех проблем, главной из которых является охлаждение гипердвигателя и накопителей во время прыжка. Собственно, на разработку усовершенствованной системы охлаждения и был выделен военный грант.    - Но ведь система охлаждения прекрасно работает на всех без исключения кораблях!    - Обычно отвод тепла осуществляется через маршевые двигатели, но во время прыжка включать их нельзя. Далее, как бы не были эффективны накопители и гипердвигатель, их мощность чудовищна, и они очень быстро перегреваются... Так что если здесь и есть что-то уникальное - то это система охлаждения. Реакторы, накопители и реактивные ускорители - серийные или сделанные на заказ. Корпус облегченный, изготовлен по индивидуальному проекту. Для установки вооружения доступна только одна точка в носу. Компоновка плотная, места внутри мало. Тем не менее, чудик, взявшийся за исполнение контракта, явно собирался построить полноценный корабль, а не платформу-демонстратор. Была это его личная инициатива или идея кураторов, нельзя сказать однозначно. Проект прикрыли, а самонадеянный гений уже никогда никому ничего не расскажет.    - Его... убили? - Переспросил я, хотя и так всё было понятно.    - Несчастный случай, - весело прохрипел мистер Силит. - Мёртвые не болтают! Челнок, на котором летел неудачливый гений, разгерметизировался при доковании. Погибли четверо. Недостроенный корабль достался кредитору.    Я читал про это ужасное происшествие. По результатам расследования в организации катастрофы оказались замешаны люди из PR отдела производителя индивидуальных спасательных комплектов. Сами спас-комплекты на деле тоже проявили себя не лучшим образом - несмотря на своевременно оказанную помощь, половину пассажиров так и не удалось оживить...    Идти нам было не очень далеко, а вопросов меньше не становилось. К счастью инженер немного сбросил скорость и я получил возможность обсудить еще один вопрос.    - Мистер Силит, вы не находите, что вся эта история довольно мутная?    - Ты имеешь в виду безвременную кончину изобретателя? - мрачно хохотнул инженер.    - Я имею в виду - с начала и до конца! Ведь с точки зрения военных возможность совершения сверхдальних прыжков - это супероружие! Служба безопасности наверняка тоже не откажется от такого корабля. Почему тогда контракт на разработку отдали человеку со стороны? Почему закрыли практически готовый проект? Почему позволили выкупить корабль?    - Мысли правильные, - серьезно ответил инженер. - И скорее всего среди облаченных властью имеется конфликт интересов. Одним - был нужен корабль, а другие не хотят, чтобы он был построен. И этот изобретатель, может и был настоящим непризнанным гением, но с обывательской точки зрения - он полный дурак. От проекта за версту несет тухлятиной. Чтобы понять насколько эта затея вредна для здоровья, достаточно было посмотреть как тормозятся разработки у нас и у Колдырианцев... А они тормозятся уже не первое десятилетие. Да-а, уж я то знаю...    - Но какой смысл тормозить прогресс? - удивился я. - Новая разработка сразу же начнет приносить прибыль, а разве не прибыль является главной добродетелью Конфедерации?    - Ты , я вижу, хорошо усвоил школьную программу! А теперь, давай посмотрим на дело с другой стороны. Представь, что корабль пойдет в серию. Пускай только для военных и будет страшно секретным образцом. Что произойдет дальше?    - Ну... У Конфедерации появится новое мощное оружие!    - Правильно, появится! Но конкуренты тут же бросятся наверстывать. Пройдет десять лет - такие корабли будут у всех. Сначала в войсках, но постепенно они расползутся по миру. И что будет потом?    - ... Пираты? - догадался я.    - Не только пираты - фронтир будет здесь! Безопасность центральных миров уйдет в прошлое, что неизбежно приведет к большому переделу сфер влияния. А этого, поверь мне, никто из денежных мешков всерьез не хочет...      - А-а, привет уважаемые, - Тхелани взмахнул расслабленной рукой. Движения СБ-шника выглядели неестественно размашистыми, и я понял, что тот насколько перебрал стимулирующих напитков.   - Присаживайтесь, - доктор широким жестом указал на приготовленные стулья.   - Лискин, дружище, напомни пожалуйста нашим друзьям, зачем мы собрались! - Тхелани с надеждой посмотрел на доктора, и у меня закралось подозрение, что сам он уже успел подзабыть цель нашего визита.    - Правильно, - кивнул доктор. - Давайте сразу перейдем к делу. Буду краток. Во первых, мистер Силит, необходимо срочно ввести Тима в курс дела и предоставить ему полный доступ к документам и системам корабля.    - Для предоставления полного доступа требуется подпись распоряжения сертификатом владельца. - Хрипло отчеканил инженер.    - Так в чем же дело? - Взвился Тхелани. - Кидайте мне зап-просы, я все утверзж... подпишу! П-почему вы до сих пор не сделали этого!?    - Не горячитесь, мой друг. - доктор положил руку на плечо начавшего привставать СБ-шника.- Тим только что прилетел, а мистер Силит все это время был занят решением кадровых вопросов.    - Ну и как там с этим... с п-пэрсоналом? - Заинтересовался наш старший партнер.    - Все ключевые позиции закрыты, - отрапортовал инженер. - Отчет будет предоставлен в надлежащей форме.    - Вот это правильно! - Поддержал его доктор. - И в связи с этим хочу всем еще раз напомнить: с этого момента - никаких обсуждений в общественных местах и по открытым каналам...    - А я ничего и не говорил, - обиделся Тхелани. - Чего это вы все уставились на меня!?    - Все подключения к базам - только с корабля, - с нажимом продолжил доктор. - Все обсуждения - только на корабле. И в срочном порядке вам, мистер Силит, следует провести ревизию систем информационной безопасности.    - Уже занимаюсь, - мрачно прохрипел инженер. - Отрапортую по готовности.    - Отлично. Я так понимаю, по финансовой стороне переоборудования корабля, по срокам и по запчастям вопросов нет?    - В целом все решено. Вопросы будем решать в рабочем порядке.    - Превосходно! В таком случае, еще раз напоминаю вам, что время поджимает, поэтому для обеспечения круглосуточной работы не стесняйтесь использовать стимуляторы и медкапсулы. Инфопакеты с рекомендованными курсами уже готовы и загружены на корабельный сервер. Картриджи закуплены. Оплата крупных запчастей - через выставление счета Тхелани. Деньги на текущие расходы будут переведены в самое ближайшее время. Технические вопросы дооборудования рейдера полностью ложатся на вас. Мы тоже не будем сидеть без дела. Детальные планы находятся на корабле. Каналы экстренной связи определены... Вопросы?    - Не дети, разберемся, - не меняя застывшего выражения лица, одними губами процедил мистер Силит.    Доктор внимательно посмотрел на него и продолжил:   - Тим - очень способный молодой инженер, и время, потраченное на то, чтобы ввести его в курс дела, не будет потрачено зря. Прошу вас не забывать об этом... И, я думаю, что на этом мы можем закончить официальную часть нашей встречи. Вы двое можете следовать на корабль.    - Нет уж, уважаемые, - отмахнулся Тхелани. - Согласно тысячелетним Оширским традициям, прежде чем приступать к важному судьбоносному делу нам необходимо ... обязательно стукнуться стаканчиками!    - А я думаю - это лишнее, и Тим ко всему прочему несовершеннолетний.- Отрезал доктор.    - От одного стаканчика еще ни одному несовершеннолетнему не сделалось п-плохо! - Возбужденный СБ-шник в сердцах хлопнул ладошкой по столу. - Традиции п-предков следует чтить, так что - не смей мне п-пэ-речить!    Доктор рассмеялся. Тхелани понял, что победа за ним. Он откинулся на спинку кресла и сделал заказ. Приземистый бочкообразный робот-официант не заставил себя ждать. Полусфера его головы открылась и на стол плавно выехал поднос с заказанными стаканами и блюдцами, на которых теснились маленькие треугольные ломтики традиционных оширских сэндвичей.    - И как ты, Лискин, можешь быть таким занудой? - вздохнув, пробурчал СБ-шник, накалывая на тонкую острую палочку сразу два ломтика. Мы последовали его примеру: пододвинули к себе стаканчики и вонзили палочки в угощение, приготовившись выслушивать длинный занудный тост за успех предприятия. Несмотря на отчетливо проступающие симптомы интоксикации, Тхелани все еще не потерял способности извергать из себя слащавые потоки вычурного и бессмысленного красноречия.    Впрочем, доктор, уступив один раз, наотрез отказался от продолжения банкета, и после непродолжительного ворчания, Тхелани отпустил нас с мистером Силитом на корабль, куда я давно уже стремился попасть.      Мне было необходимо зайти за вещами и переодеться. Поэтому, мы разделились и встретились у шлюза, на входе в док, оба одетые в скафандры. Я несколько волновался за ресурс своего, однако с этим все было нормально - немедленного техобслуживания не требовалось. По дороге Мистер Силит отмалчивался, отвечал рассеянно и односложно. Мне начало казаться, что он игнорирует меня или считает ниже своего достоинства отвечать на глупые вопросы. Потом выяснилось, что инженер просто-напросто заполнял шаблоны для предоставления мне временного доступа к корабельной инфосети. Постоянная же регистрация меня в качестве полноправного члена экипажа откладывалась до визита Тхелани на рейдер, ведь согласно распоряжению доктора мы не могли пользоваться открытыми каналами связи. Любопытный страж стоял на посту, отчитался об отсутствии происшествий. В присутствии мистера Силита его наглый тон сменился нарочитой и приторной почтительностью . Мне захотелось снять с пояса говномет и залепить парочку липких снарядов в прозрачную полусферу, под которой пряталась фальшивая улыбка подхалима. Впрочем, этот человек, хоть и был неприятен, никакой подлости нам не сделал, а просто старался хорошо выполнять свою работу - так, как он это понимал. Я взял себя в руки и сделал вид что не замечаю его.    В отличие от "гробика", оборудованного откидным трапом, попасть на Кастеяну можно было только через стакан лифта-подъемника, примостившегося между дюзами двигателей, если конечно не считать расположившийся на недосягаемой высоте опечатанный шлюз. Для двоих места в лифте было вполне достаточно. Как только нас втянуло внутрь, началось шлюзование. Для меня все это тогда еще было в диковинку, и я запоминал каждую мелочь: как шипит воздух, и как кружат хлопья снега, и то, как с ростом давления размягчается скафандр. Переодеваться мы не стали. Мистер Силит сразу же потащил меня к месту проведения работ, обещая по дороге зарегистрировать и скинуть некоторые полезные ссылки.    Первые мои впечатления от внутреннего устройства корабля были не самыми положительными. Конечно, сразу было заметно, что все оборудование новое и первоклассное. Никакого намека на арварское убожество или некачественные оширские подделки, только в сетевых каталогах похожие на свои именитые прототипы. С другой стороны, все эти бесспорно приятные и радостные для инженера детали не могли затмить страшную тесноту и нагромождение всякой всячины, выпирающей с разных сторон и техногенного хаоса, чем-то сходного с настоящим лесом - здесь не было ни одной правильной и плоской поверхности, везде змеились причудливо ныряющие внутрь стен блестящие трубы и кожуха кабельных трасс. Под большими, маленькими и совсем крохотными лючками скрывались технологические ниши, а в укромных углах светились многоглазые приборы аварийного управления. В отличие от "гробика", конструкторы Кастеяны придерживались принципов миниатюризации. Вместо установленного на древнем военном корабле толстенного металлического люка - невзрачная крышечка. Вместо могучего рычага - аккуратный, небольшой ползунок. Вместо жуткого шкафа прямого управления - веселенькая панель, напоминающая детский электро-конструктор. Органы управления казались игрушечными. Диаметр переборочных люков - заметно меньше стандартных армейских, и даже штурвалы ручных механических приводов выглядели гораздо скромнее своих армейских собратьев. Хлипкий вид серьезных вещей напрягал даже меня, все-таки я уже успел познакомиться с настоящей военной техникой.   Инженер пёр по одному ему известному маршруту. Внутренние переходы оказались крайне узкими, с трудом позволяя разойтись двум встречным. К тому же, как будто специально, всегда оказывались изогнутыми и расходились под странными, неудобными для ориентирования углами. Карабкаясь, приходилось выискивать редкие скобы, расположение которых придумал какой-то скряга - их все время едва хватало для того, чтобы кое-как цепляться. Приходилось тянуться и думать, где ухватиться и куда упереться ногой. Мистер Силит передвигался хоть и не быстро, но очень ловко, уверенно. Я с трудом поспевал за ним. Уже потом я понял, что внутренняя транспортная система со слабой искусственной гравитацией - настоящее чудо инженерной мысли, позволяющее очень быстро и экономно перемещаться по кораблю в условиях невесомости. В доке она была неудобна, особенно без привычки.    Наконец мистер Силит свернул в довольно-таки просторный отсек и остановился.   - Мы находимся на посту аварийного управления кораблем, - сообщил он размеренно. После не слишком теплого знакомства и гонки по коридорам я ожидал всего чего угодно, только не спокойного делового разговора.   - Можешь располагаться, - толстый палец инженера указывал на одно из кресел. - Приступай к изучению необходимых для дальнейшей работы инфопакетов.    Едва я успел взобраться в кресло, как он прислал ссылку на гостевую регистрацию и мне пришлось отвлечься от разглядывания интерьеров. Зарегистрировавшись, я получил возможность скачать план корабля. Не смотря на внушительные габариты, места внутри рейдера было мало, потому что он был буквально набит оборудованием. На подсвеченной разными цветами схеме сразу бросался в глаза непропорционально огромный гипердвигатель, три реакторных отсека, огромное количество баков, трубопроводов и кабельных трасс, внушительных размеров накопители. Жилые отсеки, кубрики, кают-кампания, два поста управления и медблок терялись в нагромождении корабельных систем и вряд ли занимали больше чем пятую часть от общего объема рейдера. Грузовая палуба выглядела крошечной. Единственным вооружением являлся довольно внушительный гибридный лазер в носовой части рейдера. Чрезвычайно плотная компоновка Кастеяны разительно контрастировала с "гробиком". Совершенно очевидно, это не способствовало оперативному ремонту и живучести оборудования, ведь доступ ко многим узлам усложнялся, и к тому же авария одного узла могла повлечь за собой неисправности соседних. Впрочем, мне было ясно, что многократное резервирование существенно снижало риски, а плотная компоновка скорее всего являлась результатом суровой оптимизации веса корабля - ведь за все в нашей жизни необходимо платить. Сложно было ожидать, что ради возможности совершения сверхдальних прыжков не придется ничем поступиться.   - Впечатляет? - Вывел меня из задумчивости вкрадчивый голос инженера. - Можешь не отвечать. Уверен, ты никогда не видел ничего подобного. Кораблик - конфетка... Слушай мое задание!   - Да, сэр! - Подобрался я.   - Сейчас я покажу тебе как высверливать чипы. Работа не хитрая. Режим резака и координатная сеть уже настроены, а от тебя требуется только точное позиционирование инструмента. Загружай инфопакет и подключайся к резаку в режиме просмотра - я проведу демонстрацию.   Работа была несложная. Мистер Силит вывел карту в режиме наложения. Точка обработки располагалась довольно высоко под потолком и обозначалась перекрестием синих линий. Инженер подключился к дроиду-пауку. Тот подбежал. Инженер нагнулся и, бесцеремонно приподнимая робота за торчащее вверх колено, защелкнул резак во "рту" уродца, после чего погнал механического помощника прямо на стену. Робот лез бодро, совершенно не смущаясь гладкостью металлической стены. Навелся на цель, слегка пожужжал, и на этом операция была закончена.   - Все понятно? - инженер повернулся ко мне.   - Не вижу ничего сложного. - Мне было даже немного обидно, что приходится заниматься такой ерундой.   - Пройдешь по всем точкам. Можешь пользоваться дроидом, быстросъёмными опорами и рукой-змеёй. Инструмент в ящике. Вопросы?   - А зачем мы высверливаем чипы? - поинтересовался я, особо не надеясь на откровенность. Однако, мистер Силит не стал запираться.   - Чипы, мой юный друг, мы высверливаем для того, чтобы корабль выполнял только нужные документированные функции. Меня очень напрягает наличие в каждом помещении неопознанных автономных радиопередающих устройств, и мне не нравится, когда в каждом узле стоит схема третьей степени интеграции с защитой самоуничтожением. Ни к чему это. Практика показывает, что устанавливаемые при конверсии коммутационные чипы-заменители значительно надежнее и позволяют избежать многих проблем.    Оставив меня наедине с намеченным фронтом работ, инженер отправился по своим делам. После работы в космопорту и на "гробике" меня уже не так удивлял тот факт, что я почти сходу остался один на один с техникой. Поначалу я ожидал несколько другого отношения - помощи, поддержки, назойливого контроля, чего угодно, только не безразличия. Впрочем, так было даже удобнее - я был уверен в своих силах и не нуждался в излишней опеке. Сначала я работал на демонтаже. Чипы находились в самых разных местах - на кабельных трассах и в стенах, на потолке, в полу, в нишах и лючках. Дроид мог добраться далеко не везде. Часто приходилось работать, стоя на стене на быстросъемных опорах, засовывая в лючок руку с надетым на нее длинным дистанционным манипулятором. Рука-змея оказалась очень удобным приспособлением. Тем же вечером я заглянул в медблок - принять дозу стимуляторов. С назначенным мне временным доступом была доступна только одна из трех медкапсул - самая примитивная, с предустановленной программой. Процедура здорово взбодрила и я продолжил работать как заводной, совершенно потеряв счет времени. Спать не хотелось и единственным побочным эффектом было какое-то странное, даже не отупение - остервенение. Мысли оставались ясными, но я чувствовал себя чем-то вроде автомата, как будто не я управляю рукой-змеёй, а она мной. В добавок ко всему мне чудилось, что я начинаю видеть странные, невиданные ранее цвета, как будто мир понемногу сменил палитру. Я никогда раньше не работал под препаратами и не мог знать всех ощущений, однако отметил для себя, что доктор, скорее всего, немного ошибся с дозировкой препаратов. Позже начались работы по монтажу, которые были не намного сложнее - единственным отличием стало применение вместо резака монтажной головки. Чипы трех модификаций находились в секциях пластикового ящичка. Думать о тонкостях монтажа не было необходимости, достаточно было вставить чип в гнездо и также как и при демонтаже навести головку. Остальное от меня не зависело - головка работала в соответствии с заложенной программой. Тем не менее, даже на такую простую работу я потратил более суток.    В один из этих дней, я уже не могу точно вспомнить в первый или второй, судьба впервые свела меня с нашим капитаном. Несмотря на то, что он был местный, мне никогда не приходилось встречаться с ним. Дело было так. Для того чтобы не отвинчивать еще один лючок, я пытался дотянуться до точки через уже открытый. Мне казалось, что это возможно сделать растянувшись на полу, по самое плечо запустив руку в кабельный колодец. Именно в этот ответственный момент раздался сигнал вызова. Тхелани приглашал меня в кают-компанию. Мысленно обругав СБ-шника, позвонившего столь не вовремя, я прервал работу, отстыковал манипулятор и как был в рабочем комбезе, отправился на встречу.    В кают-компании я застал доктора, СБ-шника и стоящего напротив них неизвестного мне офицера в ярко-синем скафе с поднятым стеклом шлема. Не обращая внимания на меня, незнакомец продолжал эмоциональную речь, направленную то ли к доктору то ли к Тхелани.   - Еще раз повторяю. Мне не нравится все это безобразие!! - громким голосом произнес офицер. - Это просто возмутительно!!   - То есть вы отказываетесь принять командование? - голос Тхелани оставался спокойным, но я чувствовал, что тот уже закипает. Об этом свидетельствовали проступающие на лице красные пятна и то, как нехарактерно четко он проговаривает слова.   - Нет, я не отказываюсь! Я старый солдат и повинуюсь приказу, но мне категорически не нравится сложившаяся в данный момент обстановка. - Отчеканил офицер.   - А вот и наш младший п-партнер!- Обрадовался СБ-шник. - Бери кресло и садись рядом с нами. Капитан Смолин, знакомьтесь - это Тим, наш младший партнер. И п-потрудитесь п-пожалуйста п-подробно б-по-военному п-повторить суть ваших п-претензий. Ваши беспочвенные инсинуации начинают уже выводить меня из себя.   - Извольте! Во первых мне не нравится команда, во вторых мне не нравится главный инженер, а в третьих мне не нравится цель нашей экспедиции. Вот и все, коротко и ясно.   - Может быть вам не нравится и наш корабль, - с нажимом спросил Тхелани.   - По поводу корабля я пока ничего плохого сказать не могу, - насупившись ответил капитан. - Если его характеристики соответствуют расчетным, это пожалуй лучший вариант из возможных. Впрочем, пока рейдер не достроен и недоукомплектован, и пока мы не совершили первый прыжок, я не могу знать насколько он хорош.   - Может быть тогда вам не нравится ваш наниматель!? - Еще больше завёлся СБ-шник.   - Постойте Тхелани, не горячитесь. Давайте разберемся по-порядку. Вы говорите, капитан, что вам не нравится наша экспедиция. Позвольте вас спросить, почему?   - Когда меня нанимали, - угрюмо начал капитан. - Мне ничего не сказали о цели путешествия, только ориентировочное время в пути, и я посчитал такой контракт вполне приемлемым. Многие предприниматели не любят светить раньше времени цель путешествия и даже до самого вылета скрывают маршрут. Это нормальная практика, и я не задавал лишних вопросов. Однако, в один прекрасный момент, в баре, я узнаю, что самый последний техник осведомлен лучше меня! Оказывается, экспедиция направляется к заброшенной космической станции, картой которой владеете вы трое, и на этой карте обозначены расчетные коридоры для безопасного пролета между пульсарами и места, где скрыты сокровища! Сокровища! Вот в чем главная загвоздка! Одно дело привести груз из пункта А в пункт Б, когда охрана соответствует стоимости перевозимого. Сокровища никак не относятся к этой категории, и здесь можно ожидать чего угодно, а я, признаться, совсем не любитель рейдов из которых возвращается только половина команды. И я скажу вам больше: сокровища не любят, когда о них болтают, а здесь я вижу что о наших планах известно даже попугаю!   - Вы наверное имеете в виду филина, питомца инженера? - Миролюбиво поинтересовался СБ-шник.   - Не знаю я никакого питомца !! Я только хотел сказать, что секрет давно выболтан!   - Не могу с вами не согласиться. - Вздохнул доктор. - Болтают слишком много.   - Вот-Вот! Слишком много болтают! О цели нашей экспедиции я узнаю от какого-то мерзкого обкуренного толстяка! По-моему это просто некрасиво!   - Совершенно с вами согласен, - успокоил его доктор. - Но поскольку сказанного уже не воротишь, нам остается только как можно быстрее заканчивать подготовку к старту, пока привлеченные слухами недруги не успели организоваться... А что по вашему мнению не так с инженером и остальной командой?   - Инженер слишком хитрый... - Пожаловался капитан. - Может он и высококлассный специалист, профессионал и биографию имеет безупречную, да только чувствуется, что с гнильцой он, совершенно не выглядит законопослушным гражданином. И он все время шепчется с остальными головорезами. Мне это вась-вась совсем не по нутру. Выглядят давно и хорошо спевшейся шайкой и к тому же точно не местные.   - И что же вы предлагаете? - Спросил доктор, когда капитан затих и стало ясно, что продолжать он не собирается.   - Первое, - оживился капитан. - На время рейса необходимо отобрать у головорезов все оружие и запереть под замок. Второе: вы, компаньоны, я и двое техников , которых я нанял самолично, должны поселиться компактно в аппартаментах А-класса. Там же устроим оружейную. Вся остальная кодла вместе с инженером - пойдет в Б-класс. Третье: замки в каютах и в оружейной нужно установить автономные, не контролируемые искином. И четвертое: во время полета я хочу настоять на своем праве единолично командовать экспедицией, так чтобы мои приказы выполнялись всеми без исключения. А иначе я готов прямо сейчас разорвать контракт!   - Ну, это уже слишком! - Воскликнул Тхелани. - Мне кажется, вы начинаете забываться, то есть забывать, кто здесь хозяин!   - Спокойно, мой друг, спокойно. Мне кажется, что требования капитана совершенно справедливы и, - продолжил доктор несмотря на направленный на него гневный взгляд, - единоначалие прописано во всех без исключения уставах торговых и военных флотов.   - Я знаю как минимум три случая, когда принцип единоначалия нарушается. - Блеснул эрудицией СБ-шник. Его напор начал заметно спадать. - Например, в уставе военного флота диктатуры Имратан записано, что комиссар "ордена справедливости" имеет равные права с капитаном.   - Ну и где та диктатура? - Рассмеялся доктор. - К тому же, если мне не изменяет память, комиссары "ордена справедливости" должны в нагрузку к широким полномочиям делать себе крайне неприятную операцию, лишающую возможности иметь определенные отношения с противоположным полом. Так что, я не вижу здесь никакой аналогии с вашим статусом судовладельца. Точно так же, вы не являетесь членом императорской семьи Зарабан или жрецом первого посвящения Дурудов.   - Ну что же, доктор. Ваши знания галактического права превосходны, и я думаю, капитан должен поблагодарить вас за поддержку, потому что я, поверьте, был уже готов его уволить.   - Так вы все-таки согласитесь с требованиями капитана? - Осторожно переспросил доктор.   - Да, конечно, - небрежно махнул лапкой СБ-шник. - А вы , капитан, можете быть свободны и приступать к своим обязанностям. Запросы по снабжению я подпишу, когда освобожусь... Кстати, доктор, вы уверены насчет Имратана? Я пересекался с одной... одним комиссаром и ничего такого не заметил.   - Я то уверен, - захохотал доктор. - Но, возможно, этому комиссару и не пришлось подвергаться членовредительству. Порядки на Имратане в последнее время все больше напоминают вашу любимую и древнюю родину, а у вас, как известно, многие непростые вопросы легко решаются с помощью денег.      Невежливость нанимателя совершенно не задела капитана. Даже если подобное обращение и не считалось нормой, он никак не выдал своего неудовольствия. Ни один мускул не дрогнул на его сосредоточенном лице. Без лишних слов развернувшись, он твердой походкой, расправив широкие плечи, с прямой как палка спиной покинул помещение. СБ-шнику представление явно понравилось и дождавшись, когда закроется автоматическая шестисегментная переборочаня дверь, он продолжил совещание. Отчет о проделанной работе был доступен на сервере. Я узнал, что подготовка к старту проходит с опережением графика, и при сохранении темпа корабль будет готов на день раньше - то есть через три дня. Из последних решений, не отраженных в плане, можно было отметить приобретение задифракционной системы наведения лазера, а также отказ от установки экономичных двигателей на первом этапе. Возни с высокотехнологичными нивэйскими изделиями было довольно много, к тому же транспортная компания сообщила о задержке поставки. В силу этих обстоятельств мистер Силит предложил временно смонтировать четыре мощных и прожорливых монстра со списанного эсминца. При их использовании баков Кастеяны хватало только на один дальний прыжок, но время разгона сокращалось более чем втрое. Последнее было не столь важно - на ожидании доставки, установке и калибровке мы экономили гораздо больше времени. Доставка же новых двигателей была перенаправлена в промежуточную систему, куда мы прыгали своим ходом. По соображениям безопасности стартовать нам следовало как можно быстрее - экспедиция и так уже начала привлекать к себе нездоровое внимание. В связи с этим экипажу запрещалось без необходимости покидать корабль, особенно в одиночку - к моему глубокому сожалению съездить попрощаться с матерью не получалось. А потом я был огорошен тем, что инженерная команда в данный момент уже не нуждается в моих услугах. Все плановые работы распределены между штатными специалистами, мне же предлагалось быть, что называется, на подхвате, восстановиться после стимуляторов и желательно не путаться под ногами у взрослых. Я был не на шутку раздосадован таким пренебрежением, но делать было нечего. Впрочем, у меня еще оставались дела на станции. Необходимо было приобрести несколько предметов космической одежды. Когда Тхелани узнал, что у меня нет ни персонального скафандра, ни специальной обуви, он поднялся из своего удобного кресла, и в своей импульсивной манере начал буквально выталкивать меня наружу, обещая незамедлительно оплатить покупки... в разумных пределах. В качестве сопровождающего мне был выделен какой-то "Громила" из абордажной команды.    Необходимость отправиться за пределы корабля заставила меня снова вспомнить о давно планируемой переделке говномета. Бронебойные картриджи бесполезным украшением висели на бедре. Вставить их вместо стандартного никак не удавалось, причем визуально было непонятно, что именно не дает сработать механизму фиксации. Заняться апгрейдом было некогда. Я подумывал о том, чтобы все сделать своими силами - кой какое оборудование на корабле имелось, но сначала было необходимо скачать инструкцию, а я по многолетней привычке опасался вбивать в поиск фразы, которые могут привлечь к моей персоне внимание вездесущих спецслужб. Мне показалось, что настал подходящий момент, чтобы напомнить доктору о нерешенном вопросе.    - Извините, доктор, а что с переделкой говномета?    - Какой еще говномет? - опешил Тхелани.    - Это ручное гражданское оружие, - пояснил доктор. - Прости Тим, я отказался от услуг продавца, потому что он показался мне недостойным, низким человеком, а потом в суете я подзабыл о своем обещании. Честно говоря, у меня нет инструкций по переделке. Впрочем, одна идея имеется! Мне кажется - мистер Силит с легкостью найдет ответ на этот вопрос. Он показал себя превосходным инженером, знатоком оружия и настоящим эрудитом. Если уж он не разберется, то скорее всего приемлемого решения просто не существует! Пожалуй, я добавлю задачу ему в план.    - Превосходная идея! - Согласился СБ-шник. - А теперь, мой мальчик, позволь нам с доктором спокойно выпить по стаканчику. Суета сегодняшнего дня ставит меня на грань нервного срыва.    Я не стал повторно испытывать его терпение и развернулся к выходу. Доктор пытался было сослаться на неотложные дела и выскользнуть вместе со мной, но оширец крепко схватил его за локоть.   - Лискин, имейте совесть! - Громко прошептал он. - Ваши медкапсулы никуда не денутся! Непозволительно бросать хорошего друга и компаньона в унынии. - Услышал я перед тем, как пластины гермодвери, звеня металлом, сомкнулись у меня за спиной.    Я уже прикинул, что без риска нарваться на откат после приема стимуляторов я мог себе позволить пару часов шоппинга и, связавшись с "Громилой", собрался покинуть корабль.    За то время, пока я горбатился, изничтожая неугодные воле инженера чипы, обстановка снаружи претерпела серьезные изменения. Рядом с кораблем был установлен решетчатый контейнер, набитый вооружением, как ручным, так и дроидами, в основном довольно скромных размеров. Только один из железных монстров относился к тяжелому классу. Прикинув габариты серьезного аппарата, вооруженного плазменной пушкой и гранатометом, я отметил, что такое чудо вряд ли удастся затолкать в стакан лифта. Охраняли контейнер с вооружением трое наемников в пятнистых скафандрах. Затемненные шлемы не позволяли определить, есть ли среди них старый знакомый. Корабль тоже претерпел серьезные метаморфозы. Он был закован в броню уже больше чем до половины и буквально облеплен фигурками в скафандрах, дроидами и приспособлениями, опутан тросами с подъемными механизмами. На одной из веревок, крутясь и покачиваясь медленно поднимался здоровенный блестящий чуть выпуклый бронелист. Два аккуратных ряда транспортных упаковок с его собратьями ждало своего часа внизу. Тут же валялось едва ли не большее количество распотрошенных упаковок. Полосы разодранной мутной и пупырчатой пленки тянулись через проход, словно внутренности инопланетных чудовищ. Конечно, после просмотра отчета, я уже знал, что круглосуточно работает три бригады, двенадцать человек и тридцать девять дроидов, вся наружная поверхность тщательно отсканирована, удалены маячки, смонтированы двигатели, заправлена система жизнеобеспечения, разблокирован аварийный выход, смонтировано 56% брони и так далее. Находясь внутри масштабы работ все равно было трудно представить.    Мистер Силит сидел на подобии шезлонга и, в отличие от других бригадиров, сразу заметил меня. Очевидно, он единственный не был полностью сосредоточен на управлении механизмами. Радостные взмахи руками с его стороны я интерпретировал как пожелание включиться на общем канале, который я вырубил, чтобы не слушать галдеж.    - ...Внимание, высокое на двадцать пятую!!!    - Грыжа, что за на !? У нас по графику термоизоляция шахты!    - Восьмой сектор. Сто двадцать пять сорок!    - Чей мумрик раскорячился? Убью нах !!!    Хриплые голоса непрерывно перекрикивались на общем канале. Дождавшись паузы, я раздраженно крикнул:    - Это Тим! Уходим на шестнадцатый! - На фоне других мой срывающийся неуверенный голос казался чужеродным.      Требование инженера сидеть на общем раздражало меня, но некоторая целесообразность в этом, конечно, была - при возникновении нештатной ситуации можно было быстро оповестить всех. Мистер Силит же не только слушал. В случае возникновения споров инженер выступал в качестве арбитра, как мне казалось, стараясь по-возможности обходиться нецензурными словами и междометиями. На шестнадцатом канале нам никто не мешал, впрочем, мистер Силит продолжал параллельно мониторить общий.    - Грыжа, срач на шестой!! - Рявкнул он и, мгновенно сменив тон на нейтральный, продолжил. - Извини, Тим. Не обращай внимания.   Судя по резкости фраз, инженер был под разгоном. Причем, я почти физически ощущал, что его время течет быстрее. То ли мои препараты были слабее, то ли их действие уже начинало заканчиваться. Мне было неудобно отвлекать его, но очень хотелось спросить по поводу переделки моей пушки под боевые.    - Извините, мистер инженер, а что вы думаете про модернизацию "гелевого заградителя". Это возможно?    - Не советую. Жирная сволочь - стукач. Первая же встреча с патрулем может закончиться для тебя печально.    - А хотя бы инструкцию по переделке вы сможете достать?    - Если ты такой настырный, мог бы и сам скачать через анонимайзер, после того как мы уберемся со станции. На фронтире никому нет дела до переделанных детских пукалок, - хмыкнул он. - Только настоящим оружием такая штука все равно не станет.    Как я и ожидал, инженер просто-напросто послал меня подальше, впрочем, некоторую полезную информацию он все же сообщил - переделкой действительно не стоило заниматься до отлета.    Громила оказался одним из пятнистых охранников, подпирающих спинами склад оружия. Не смотря на свое прозвище, он не отличался грозным телосложением. Все дело было в том, что он как раз управлял замеченным мной тяжелым дроидом. Характер у Громилы оказался на редкость флегматичным. Он следовал за мной по пятам, инициативу не проявлял и с разговорами не лез. Я несколько раз пытался завести беседу, и уже думал, что с собеседником мне не повезло, пока не выяснилась единственная страсть Громилы - боевые дроиды. От него я узнал массу подробностей, касающихся устройства и особенностей боевого применения его ненаглядного БУД-100. Пятый класс защиты внешне неповоротливого антропоморфного урода сочетался с очень высокой мобильностью и энерговооруженностью. Достаточно мощные реактивные двигатели позволяли использовать этот мини-танк не только внутри корабля, но и за бортом, гранатомет же позволял в произвольном порядке применять шестнадцать видов боеприпасов, среди которых были и электромагнитные и бронебойные, и управляемые, позволяющие стрелять за угол. Живописные подробности о кровавых ошметках, разлетающихся при поражении легкобронированных солдат, заставили меня поморщится. Пара зарядов вакуум-геля могла полностью заполнить небольшой отсек, запирая мелких дроидов и делая невозможным применение многих видов оружия. Конечно, были у танка и слабые места - невозможность применения при более чем полуторной гравитации и в узких коридорах.    Описанные Громилой заряды мне были нужны даже больше чем бронебойные! Более того, поискав подходящие к военной модификации Корбы МГ-22, я понял, что такие существуют. Правда, управляемые были запрещены к гражданскому применению, аэрогель же не являлся дефицитом. Вакуум-гель, насколько я понял, являлся специально усовершенствованной модификацией аэрогеля для применения в вакууме. Не смотря на скепсис инженера, я был уверен, что после переделки получу в свое распоряжение полноценное оружие. Можно было, конечно, купить на фронтире готовую Корбу или плазму, но мне было интересно поковыряться самому.    Никаких сюрпризов поход по магазинам не преподнес. Сначала я хотел было купить скафандр второго класса защиты, но, примерив изделие, понял, что он не очень удобен для длительного ношения, улучшенные же модели повышенного комфорта стоили дороже пяти тысяч, которые удалось согласовать. Так что пришлось довольствоваться скафандром уровня 1+ с повышенной автономностью, который оказался на порядок удобнее арендованного. Памятуя о проблемах с обувью ,я тут же прикупил и ее. Взял комбез с системой спасения и целую кучу рекомендованных набежавшими продавцами совершенно необходимых вещей. Тхелани все подписал. Не теряя времени, я разузнал, где можно купить заряды к Корбе. Громила согласился купить их на себя , выторговав взамен сменные картриджи к скафандру. Арендованный скафандр нужно было сдать, что я и сделал - это было почти по пути. Заслуженное изделие отработало без нареканий, не считая постоянного ожидания отказа, давившего мне на нервы.    Когда же мы прибыли на склад, удалось купить и кое-что получше. Управляемыми зарядами торговал крайне подозрительный узкоглазый. Немного поколебавшись, я все-таки купил пять штук. Цены кусались и качество товара оставалось неизвестным, но любопытство оказалось сильнее страха - я решился рискнуть двумя тысячами, тем более, что деньги были не моими. Полный картридж брать было необязательно. Покупка была оформлена как картриджи диетпитания. Всю обратную дорогу я боялся попасться патрулю, Громила же считал такое развитие событий крайне маловероятным. За время пребывания на станции его ни разу не останавливали, и даже если узкоглазый настучал, перехватить нас было трудно. Мы не мешкая сели на флаер и отправились на корабль.       Сообщение от главного инженера пришло на следующий день - появилось не предусмотренное планом задание. Мистер Силит назначил встречу снаружи. Тогда я еще не знал, что это будет последний день, проведенный нами на станции.    Я заранее подключился на общий. (Можно ведь было в приглашении сразу прописать канал связи!). На этот раз едва ли четверть корабля оставалась необшитой. Инженер сидел в своем шезлонге как будто никуда и не уходил.    - Смотри сюда! - показал он на один из бронелистов, лежащих обособленно. - Какой-то олух поставил неправильную маркировку. Мне начхать на эти метки, но лист не подходит - не та геометрия. Так что тебе нужно быстро метнуться на фабрику и поменять изделие. Вопросы есть?    - Да, мистер инженер. Все понятно.    - Флаер по азимуту 192. - Инженер продублировал направление рукой. Выводить координатную сетку не было необходимости - все было понятно и без технических средств.    - Вижу!    - Бери лист и дуй со всех ног! - Приказал мистер Силит. - Маршрут загружен. Посмотри там, чтобы узкоглазые опять не напутали!    Я сделал пару шагов и задумался, на чем я повезу лист до стоящего в отдалении флаера. Опять же, размаха моих рук явно не хватало для того, чтобы как следует ухватить его, не говоря о том, что выглядел он совершенно неподъемным. Правильно оценив причину моей нерешительности, мистер Силит скользнул к негодному элементу обшивки и... без особых усилий поднял его, взявшись кистями за один край.   - Энергетическая броня класса 1-К. - Недовольно бросил он. - Так и не удосужился изучить проект. Привыкли, что все прямо в голову заливают.    Обвинение не совсем соответствовало действительности - просто до брони я так и не дошел. Лист оказался вполне подъемным, а с учетом размеров и толщины - очень и очень легким, даже если принять во внимание пониженную в шесть раз силу тяжести.    Я, все еще находясь в задумчивости, и прикидывая, как половчее взвалить на себя ношу, поднял ее над головой и положил на макушку шлема. Это была не очень хорошая идея и мистер Силит тут же прокомментировал:    - Ты дурак? - Вполголоса сказал он. - Гравиплатформа у тебя за спиной. Дуй быстрее! Потом почитаешь!    Инженер по-своему расценил причину моей нерасторопности. Всячески ругая себя, я подключился к платформе и, больше ни в чем не проколовшись, уплыл в сторону флаера.    Долетел я без приключений. Пришлось немного повозиться, запихивая бронелист в багажный отсек а также поволноваться по поводу управления аппаратом, но, к счастью, маршрут был запрограммирован транспортной компанией и с управлением справился бы самый последний дебил, при условии наличия у него нейросети. На торговой платформе имелись свободные атмосферные шлюзы, и стоили при этом всего пятерку в час, но я, немного подумав, приземлился на открытой парковке - вылетал я с вакуума, и не знал насколько долго будет заполняться кабина. В любом случае могла возникнуть дополнительная задержка, причем дважды, на прилете и при возвращении. Проигнорировав платную услугу я тут же пожалел - гравитележку было взять негде. Более того, в зоне парковки не было местной сети, а единственный номер, представленный на торговом сайте компании, находился в оффлайне. Пришлось идти самому. Квест вышел довольно-таки сложным. Мне встретился и даун-охранник, с трудом объясняющийся через автопереводчика, и продавец, не понимающий как можно обменять изделие, маркировка которого соответствует спецификации, однако в каждом из этих случаев пятерка кредов волшебным образом разрушила стену непонимания, казавшуюся непробиваемой. Радостно улыбающийся охранник побежал за тележкой, а потом помогал мне с погрузкой и транспортировкой листов. Продавец очень оперативно нашел изделие нужной геометрии и заполнил форму возврата.    Мне было не очень приятно платить мелкой сволочи за работу, которую он должен был сделать бесплатно, но и времени терять не хотелось, а расходы Тхелани списал влет. Оставался только один нерешенный вопрос - я не представлял как проверять геометрию листа. Я решил не мудрствовать и переадресовал вопрос продавцу, в результате чего сэр Тхелани лишился еще пятнадцати кредов - за сканирование. Ожидая отгрузку заказа, я решил немного прогуляться по торговой станции. В сравнении с космическим островом, на котором базировалась Кастеяна, эта платформа имела гораздо более скромные размеры - за время ожидания я обошел почти всю торговую зону, которая располагалась на двух палубах. Торговали в основном электроникой и запчастями к военным кораблям, новыми и бывшими в употреблении. К моему удивлению, в других павильонах народу было достаточно. На барахолке, так просто не протолкнуться. Поначалу меня удивляло желание такого большого количества людей лично выбирать необходимое оборудование - мне всегда казалось удобнее заказать товар в сети. Однако, после того как я скачал каталог, я быстро понял в чем дело - едва ли половина товаров была официально заявлена. Например, меня заинтересовали универсальные программируемые чипы, которые мистер Силит использовал при переоборудовании корабля. В павильоне, который ими торговал, было достаточно многолюдно, только на выдаче скучало человек десять. В каталоге данная торговая организация не была представлена. Более того, выбор товара производился на экране допотопных терминалов, без подключения к нейросети. Объяснение такому странному подходу находилось только одно - далеко не все совершаемые здесь сделки являлись полностью законными.    К сожалению, моя незапланированная экскурсия не могла продолжаться бесконечно и как только я собрался как следует осмотреть ассортимент нелегальных товаров, мне пришло сообщение об отгрузке бронелиста. Следом пришел трехмерный скан и ссылка на спецификацию - на этот ошибки не было.    За время моего отсутствия охранник уже успел водрузить лист на тележку, поэтому, я не задерживаясь подписал продавцу акт, и мы покатили на выход. Квест уже казался выполненным. Охранник согласился помочь с погрузкой... Мы подходили к шлюзовой, когда дорогу нам перегородили две фигуры в массивных черных бронескафах.    - Федеральная служба по контролю за оружием и наркотиками! Предъявите идентификационный номер. Личные вещи к осмотру!    Сердце у меня екнуло, и я понял, что Мистер Силит с доктором были очень точны в оценке продавца оружейного магазина. Без сомнения, это он настучал на меня. В то, что патруль нарисовался случайно, я не верил. К счастью, я ничего не успел сделать с говнометом. Радостно схвативший его страж законности сразу заглянул в дуло, выщелкнул картридж, после чего внимательно обследовал сканером. Нехотя возвращая мне оружие, он даже не пытался скрывать разочарование. Его компаньон тоже не терял даром времени, увлеченно сканируя мой скафандр сверху до низу, не поленившись даже встать на колено, чтобы проверить подошвы. Патрульные обменялись непонятными мне жестами.    - С какой целью вами были приобретены картриджи, не подходящие к данной модели гражданского оружия. - Строго спросил один из стражей порядка, когда пауза уже начала затягиваться.    - Разве это запрещено законом? - Произнес я, тут же испугавшись излишне вызывающего тона.    - Все нормально. - Патрульный и не думал обострять ситуацию. - Оружие приобретено законно и в соответствии с рейтингом. Условно бронебойные боеприпасы разрешены к продаже без ограничений. Иных признаков нарушений закона об оружии не выявлено.    - Значит, я могу идти? - Не поверил я.    - Получается, так, - развел руками патрульный. - Только имей в виду, что картриджи от Корбы и от МГ-22 к этой штуке не подойдут. А если попадешься на переделке...    - ... сразу готовь полтос или полетишь копать руду! - Неожиданно заржал второй страж. - А пока гуляй.          После того как патруль, поскрипывая искусственными мышцами бронескафов, удалился в сторону атмосферных парковочных ячеек, мы с охранником направились в шлюз, а мои мысли продолжали крутиться вокруг модернизации оружия. Я чувствовал, что пропустил нечто важное. Не смотря на недвусмысленное предупреждение, я вовсе не собирался отказываться от идеи превращения имеющегося у меня образчика примитивного гражданского вооружения в эффективное средство самозащиты.    Разговор со стражем порядка вначале перепугал меня, но потом я сообразил, что ребята просто отрабатывали оружейную тему. И не так уж важно, настучал ли жирный, или они сами выцепили меня по базе покупок, или у них тут постоянное место охоты. Что же касается приобретенных ранее бронебойных зарядов, я уже искал их характеристики в сети - они были эффективны только против снаряжения первого уровня защиты, то есть абсолютно бесполезны даже против легкого военного бронескафа. Оставалась надежда на управляемые заряды, но и с ними тоже все было далеко не просто - говномет был лишен какой-либо электроники, а для управляемых зарядов она без сомнения требовалась, ведь заряды не поддерживали непосредственного соединения с нейросетью. Чем больше я об этом думал, тем сложнее мне казалась поставленная задача. Конечно, завязать любой интерфейс на нейросеть - небольшая проблема. Комплектующие легко доступны... Но протокол гранатомета наверняка шифрованный. Можно ли отыскать в галасети его описание? Почему бы и нет! Игрушка, насколько я понял, довольно массовая... Но светиться раньше времени тоже не хотелось... Правда, можно было попытаться взломать самому... Но, все равно непонятно, что делать с аппаратной частью. Опять же, поработав с мистером Силитом, я убедился, что мне вряд ли стоит рассчитывать на его помощь и на комплектующие из его запасов. К сожалению, инженер относился ко мне как к ребенку - серьезной работы не давал, на вопросы отвечал снисходительно, словно подчеркивая свое превосходство. При том, что настроен он был вполне доброжелательно, вытянуть из него какую-либо информацию оказывалось затруднительно, и за вверенным ему имуществом он следил весьма тщательно, с настоящей флотской прижимистостью. Лишний раз подходить к нему желания не возникало...    Между тем, мы с охранником затолкали бронелист в багажный отсек. Нужно было возвращаться, но мной уже овладела другая идея. Написав мистеру Силиту о необходимости немного задержаться чтобы прогнать лист на сканере, я пошел обратно в шлюз - навестить магазин комплектующих. В результате, заплатив двадцатку консультанту, я не только приобрел за какие-то сто двадцать кредов все необходимое для переделки, но и скачал инфопакет с подробными инструкциями. Более того, поддавшись на уговоры и поражаясь собственной наглости, я облегчил карманы СБ-шника еще на три с половиной тысячи. Начинающему инженеру, отправляющемуся в экспедицию на фронтир - а именно так я отрекомендовался продавцу - определенно стоило заглянуть в это заведение. Казалось бы три с половиной штуки - довольно скромные деньги, но сколько на них можно купить универсальной комплектухи! Это только кажется, что в каждом изделии стоят абсолютно уникальные кристаллы. То есть, часто оно так и есть, но для их полноценной замены важно только наличие подходящих входов, выходов и возможности их коммутировать. Ну и, разумеется, важна производительность кристалла. Конечно, в эту схему никак не вписываются всевозможные датчики и силовые устройства - здесь нельзя объять необъятное, слишком много вариантов. Но для ремонта электроники, взлома, переделки и перепрошивки - есть что взять и при более чем скромном бюджете. Уходил я из магазина чрезвычайно довольный собой, и даже не слишком приятный разговор с Тхелани, который решил положить конец самонадеянному расточительству младшего партнера, не позволил мне усомниться в правильности принятого решения. Впоследствии я не раз удивлялся, как удачно все сложилось. Тогда я не мог и предположить, что очень скоро мой мир схлопнется до размеров звездолета, где мне предстоит провести несколько месяцев, как скучных, так и откровенно страшных, где ресурсы чрезвычайно ограничены и нет никакой возможности заказать что-либо по сети, где нет и самой галасети, отсутствие которой оказалось очень тяжело переносить.    Будет нелишним заметить, что переделка говномета, которая так увлекла меня, может показаться сущей мелочью, недостойной упоминания. Однако в тот момент для меня не было ничего более важного. Наверное, это можно объяснить тем, что стараниями инженера я был фактически отстранен от работы, в то время как моя душа тосковала по делу. Так что, вернувшись на корабль и сдав квест по доставке бронелиста, я думал только о том, как, оставаясь незамеченным, умыкнуть себе в каюту необходимые для осуществления замысла монтажные головки и среднего ремонтного дроида. Административных прав доступа у меня было достаточно, но от использования стационарного обрабатывающего центра я сразу отказался - в восемнадцатом отсеке всегда кто-то толкался и нарваться на инженера было проще-простого. С другой стороны, вполне хватало той точности, которую мог обеспечить средний ремонтник, производя работу, как говорится, "на коленке", а точнее - на лапах.    Первым делом я изучил планы бригад - нужное мне оборудование по крайней мере несколько часов было свободно. Далее, я вспомнил про функцию поиска человека. Искин корабля предоставлял такую информацию, определяя местоположение по сигналу нейросети. Мистер Силит и подавляющее большинство наемников находились за бортом. В складском отсеке 14С никого не было и путь тоже был свободен. Вертикальная шахта, дверь налево и вниз, наклонный коридор, четвертая дверь... Я перемещался уверенно, совсем не так как в первый раз. Я бы смог разобраться даже без плана корабля, выводящегося в режиме наложения... Когда я был уже у цели, позвонил доктор.    - Тим, почему ты не отвечаешь на сообщения? С тобой все в порядке? Посмотри входящие и приходи в кают-компанию!    Мне пришлось извиниться - я действительно не обратил внимание на мигающий значок срочного сообщения, а звуковое оповещение у меня было отключено.   - А вот и наш младший п-партнер! - СБ-шник вскочил и ледяным голосом поприветствовал меня. - Рассказывай, с каких это пор ты решил, что я буду оплачивать все твои п-прихоти? Что это еще за счет на три с п-половиной тысячи? Отвечай немедленно!   - Сэр, извините меня пожалуйста! Я подумал, что приобрести некоторый запас комплектующих будет нелишним для нашей экспедиции. Если угодно, запишите мне эти расходы в долг.   - Непременно запишу и с процентами! Более того, с этого момента я вообще не буду подписывать ни одного счета! Хватит! А что касается инженерного обеспечения, занимается этим, как и положено, главный инженер! То есть мистер Силит!   - Успокойтесь, мой дорогой друг! - доктор положил руку на плечо оширца. - Мне кажется, Тим от чистого сердца пытается нам помочь и мы должны доверять его интуиции. Что же касается нашего замечательного инженера, все-таки он не является нашим партнером, и даже если он входит в круг особо доверенных лиц, я бы не смог за него поручиться с той же степенью уверенности, как за Тима.   - Что вы этим хотите сказать? - Взвился Тхелани. - Уж не обвиняете ли вы честного инженера в измене?   - Разумеется, нет. Я только хочу напомнить, что предосторожности в таком щекотливом деле как поиск сокровищ будут нелишними. Это касается и замков, и оружейки, и запасов, которые сделал наш юный друг. Кстати, я лично закупил некоторые простые и эффективные медикаменты и средства первой помощи.   - И все же, мне кажется, что вы излишне подозрительны. - Процедил Тхелани.   - Хорошо, если я не прав... Однако, я думаю что мы уделили уже достаточно внимания этому вопросу. Давайте перейдем к делу, - серьезно произнес доктор. - Есть ли у тебя, Тим , какие-нибудь предложения, касательно предмета нашего собрания?    До этого момента разговор развивался таким образом, что я был в полной уверенности - мы собрались для того, чтобы осудить допущенную мной преступную растрату. Оказалась, что это не так. Открывая так и не прочитанное сообщение, я пробормотал:    - Дайте мне минутку собраться с мыслями...    - Да, конечно. Дайте Тиму подумать. А пока выслушаем капитана.    Как выяснилось из текста сообщения, обсуждали мы предстоящий отлет, который должен был состояться в ближайшие пару часов.    - Что я могу сообщить, сэр. Если не считать того, что корабль полуразобран, мы можем отправляться, как только наемники закрепят весь груз, то есть втечение часа. Навигационное оборудование исправно, реакторы, накопители и системы жизнеобеспечения проверены, диагностика проведена, топливо и рабочее тело заправлены, заказанные материалы и оборудование находятся на борту. Кроме этого: часть брони не смонтирована, двигатели не откалиброваны, нет разрешения на вылет. Вам это известно! С учетом данных мне вводных мы можем отправиться хоть сейчас.    - Превосходно, - возрадовался доктор. - Решение всех перечисленных вопросов учитывается в плане операции. До буксира мы долетим на маневровых. Далее, выходим из зоны контроля, калибруемся и своим ходом прыгаем в нейтральную систему, где уже окончательно приводим корабль в порядок.    - С несмонтированной броней и ограниченным запасом хода мы будем легкой добычей для любителей поживиться. - Громким равнодушным голосом отчеканил капитан.    - К сожалению, это так, но лучшего плана у нас все равно не предвидится, - доктор развел руками. - По моему мнению, риск не так уж велик. Могу лишь сказать в утешение, что боестолкновения судну нашего класса категорически противопоказаны, с броней или без. Ограниченный же запас хода у нас сочетается с невероятными разгонными характеристиками, особенно с теми двигателями, которые временно установлены. Так что, если нет возражений, старт объявляется по готовности.    Мне было нечего возразить. Тхелани завел разговор о том, что половина его гардероба осталась на планете, капитан перечислял совершенно необходимые вещи, которые так и не прибыли, но в целом все были согласны смириться с потерями и срочно вылетать. Закупиться можно было и по дороге, а медлить было нельзя - по информации СБ-шника в нашу систему направлялся крейсер федеральной таможенной службы. Событие достаточно редкое, и вполне возможно, что шел он по нашу душу.      Я уже один раз видел как из шлюза выходит соседний корабль. Ничего особенно замечательного в этом не было - ни адского грохота, ни всполохов яркого пламени. Картина спокойная и прозаичная. Звездолет, повинуясь изменившейся конфигурации невидимых силовых линий гравитаторов, медленно, сначала с скоростью улитки, а потом немного быстрее - со скоростью черепахи, очень неспешно пополз вверх на выход из дока. В нашем случае сторонний наблюдатель мог бы видеть то же самое. Мы же - я, доктор и СБ-шник - имели возможность следить за этим историческим событием, сидя в удобных креслах напротив большого экрана в кают-компании. В момент, когда невидимый диспетчер дал команду на выталкивание Кастеяны из дока, я не почувствовал абсолютно ничего. Напиток в стакане у Тхелани даже не шелохнулся - система искусственной гравитации корабля автоматически компенсировала отключенную силу тяготения. Контрастное звездное небо и медленно удаляющаяся громада станции уже не могли меня удивить, но сердце все-равно щемило, ведь я понимал, что мы не просто болтаемся на низкой орбите, а уже находимся в самом начале чудовищно длинного пути, так что я уже совсем другими глазами рассматривал скрытую под облаками, пока еще столь близкую родную планету. Доктор и СБ-шник тоже сидели молча. Именно Тхелани, пригубив стакан, и нарушил торжественность момента.    - Послушайте, доктор, - мечтательно произнес он. - А вам никогда не приходило в голову, зачем мы берем с собой такую прорву бездельников? Нет, не надо смеяться! Я имею в виду этих чертовых головорезов. По-моему, управиться с таким кораблем мог бы и младенец. Зачем нам шестнадцать членов экипажа? И не надо заливать про штатное расписание!   - То есть , вы бы хотели самостоятельно управлять кораблем? - Как бы в насмешку спросил доктор.   - Нет, почему-же, - поперхнулся СБ-шник. - Я такого и не думал говорить. Для этого есть капитан.   - Может быть вам бы хотелось полазать по тоннелям, поискать источник утечки или обрыв кабеля?   - Да мне и здесь неплохо. Я чисто теоретически спрашиваю.   - Или, может быть, имеется желание возглавить группу разведчиков, призванных обезвреживать мины и ловушки, или заниматься обслуживанием агрегатов хозблока?   - Помилуйте, Лискин, у меня такого и в мыслях не было!   - И в чем тогда вопрос? - Рассмеялся доктор. - Именно для этого и многого другого мы наняли экипаж!   - Нет, я понимаю... но неужели нельзя было оставить, скажем, капитана, мистера Силита - единственного интеллигентного человека из всей ватаги, ну еще двух-трех, а остальные бандитские рожи заменить, например, роботами? И пускай искин их гоняет!   - Я думаю, вас бы неприятно удивила цена вопроса.   - Неужели так дорого!? Все ремонтные дроиды вместе взятые обошлись мне меньше чем в две сотни кусков. Конечно, я купил очень дешево... Но вы знаете, сколько мне пришлось отвалить этим дармоедам?   - Я в курсе. Только не забывайте, что ремонтные дроиды всего лишь инструмент и без человека они беспомощны. Кто-то должен ими управлять, кто-то помогать, а кто-то и ремонтировать. И не следует недооценивать сложность ручных операций. Универсальный робот, способный заменить человека будет стоить более миллиона. Управляет им искин восьмого класса, и заменяет он не инженера, а всего лишь техника! Во сколько нам обходится техник?   - Вообще-то техников без второй специальности мы не брали. - Тхелани сделал задумчивое лицо и скрестил на груди руки. - Но я кое-что слышал про роботизированные корабли, потому и спросил.   - Делают. - Согласился доктор. - Но люди обходятся намного дешевле и могут, как вы правильно заметили, совмещать несколько профессий, и обеспечить человека всем необходимым не так уж дорого.   - Да тут главное не обеспечить, а заплатить! За одну еду даже рабы не будут работать!   - Совершенно согласен с вами. Но здесь вот какое дело: людям платят столько, сколько могут себе позволить, чтобы иметь возможность переманивать лучших. Платят за риски, за то что в бою могут убить. А другие люди , конкуренты, тоже не дремлют. Так что, высокие зарплаты наемников - это результат конкуренции миров, можно сказать - дань. Многие правители готовы досуха выжать свои планеты, чтобы хоть немного усилить флот. И выжимают! Не смотря на огромный риск, молодежь рвется в космос! Там приключения и космические зарплаты, там жизнь!   - Послушайте, доктор, - с ленивым раздражением перебил его Тхелани. - Я всего лишь хотел услышать ваше мнение о роботизированных кораблях, а вы, как я вижу, опять начинаете читать лекции о глобальной политике и демографии. Ни мне ни Тиму это сейчас абсолютно не интересно!   - Простите меня , мой друг !   - Почему-же не интересно!? - почти одновременно ответили мы с доктором   - Потом побеседуете в спокойной обстановке, а сейчас не забивайте мне голову ерундой, мне еще ублажать таможенников.   - Но ведь мы специально вылетели раньше чтобы избежать с ними встречи ! - удивился я.   - Это местные, - отмахнулся СБ-шник. - И они для нас неопасны, но это не отменяет необходимости с ними пить. От ритуала отступать нельзя!   - А сюда они не полезут? - Непонятно чего испугался я.   - Может и полезут по пьяной лавочке. Кто их знает. - Тхелани заразительно зевнул. - Вы главное сидите по каютам и под ногами не путайтесь.    Мы еще немного поболтали. Обсудили то, как ловко мистеру Силиту удалось обмануть защиту двигателей. При управлении по аварийному каналу можно было заставить их работать и без калибровки. Экономили мы на этом не много, но дотошность инженера заслуживала уважения. Кастеяне предстояло занять место на открытой палубе контейнеровоза, который ждал нас на переходной орбите и лететь было не так уж долго, часа полтора. Для разгонных движков поменять наклонение орбиты на двадцать градусов и подняться на пятьсот километров было сущим пустяком. Развивать беседу никому не хотелось, я тоже с разговорами не лез и вскоре мы просто разошлись по каютам .       В момент, когда кто-то невидимый, скорее всего капитан, вывел на экран изображение сверкающего в солнечных лучах контейнеровоза, я уже находился у себя. Апартаменты А-класса представляли собой небольшую комнатку с фальшивым окном недорогого голоэкрана. Складная кровать, крепкое растущее из пола высокое кресло и круглый столик занимали большую часть полезного объема. Кроме этого, все перечисленное можно было сложить и выдвинуть санитарно-гигиеническую кабинку или тренажер. Такая скромная планировка по планетарным меркам никак не тянула на роскошную, но по сравнению с двухярусными койками кают класса В, в которых ютились наемники, здесь было несомненно комфортнее. В единственной на корабле VIP каюте расположился СБ-шник. Будет нелишним заметить, что весь этот островок комфорта находился за бронедверями с автономными замками, настроенными на наши биометрические данные. Коридор, куда выходили апартаменты, был достаточно широким по меркам корабля и к тому же горизонтальным, хотя и не прямым. Загибался он довольно существенно. В конце коридора с моей стороны имелась гермодверь, ведущая на узел корабельной транспортной системы, а со стороны, находящейся за поворотом, рядом с каютой Тхелани - другая дверь, через которую открывалась короткая дорога в кают-кампанию и хозблок.    Заняться мне было нечем. Сначала я запустил симуляцию стрельбы из говномета, но сделана она была достаточно коряво и мне это дело быстро надоело. Я решил просто отдохнуть, благо, по корабельному расписанию время было уже позднее.   Проснулся рывком. Снаружи творилось что-то невероятное: женский визг, циничный басовитый хохот, звериный вой, топот и звонкие взрывы. Было сложно понять, что происходит . Кто-то протопотал совсем рядом, отчетливо хрюкнув, а потом звуки надолго стихли. Я открыл дверь и выглянул наружу. Рядом с моей каютой, прямо на полу, прислонившись спиной к стене, сидела золотоволосая девица в легком платье, не столько скрывающем, сколько подчеркивающем пышные формы. Приглушенного ночного освещения был едва достаточно, чтобы разглядеть загадочную улыбку, блуждающую на ее довольно-таки приятном и правильном лице. Смотрела она на стену напротив и на мое появление никак не отреагировала.    Я повернулся в другую сторону, и почти сразу, громко топая в утробно хрюкая, на меня выскочило какое-то животное: здоровенное обросшее высокой черной щетиной круглое рыло с огромными клыками, стекающая из-под нелепо свернутой дрожащей губы неопрятная струйка слюны, розовый пятачок и светящиеся красным глаза. От испуга я даже чуть присел, но в следующее мгновение тот же страх как будто распрямил внутри сжатую пружину. Я резко выхватил говномет и выстрелил прямо в надвигающуюся морду. В узком коридоре от грохота заложило уши, и визг чудища вышел несколько приглушенным. Мгновенно развернувшись, оно оказалось ко мне задом и я с удивлением заметил, что задняя половина "зверя" одета в очень недешевые на вид штаны и блестящие черные ботинки, вымазанные какой-то желтовато-коричневой массой. Все еще не растеряв запала, я отвесил откляченной заднице сочного пенделя. Получив дополнительное ускорение, свиночеловек, быстро стуча коленками по металлу, припустил в обратную сторону и, вильнув вправо, как был на четвереньках, перепрыгнул через порог открытой гермодвери, откуда, скорее всего, минутой ранее он и выскочил. Не успело это чудо природы удалиться, как мое внимание привлек короткий женский визг. Я резко обернулся - девица сидела в той же позе, но взгляд ее был направлен на меня. Я сделал пару шагов и положил руку ей на плечо, чтобы успокоить. Впрочем, из нас двоих успокаивать нужно было меня - девушка была "никакая". К тому же, как только я к ней прикоснулся - сразу поплыл. В том плане, что с девушками у меня никогда ничего не было, а тут на тебе, явление нимфы - такое прикосновение было достаточно волнующим. В результате, я так и замер, поглаживая ее плечо. После глупой и внезапной стычки накатило какое-то отупение... Через пол минуты я опять напрягся. Тишину нарушил звук , напоминающий сдавленную икоту, а потом в скрытом от нас за поворотом закутке что-то зашебуршало и раздался громкий шепот.    - Сяобудьяр, что это было?    - Похоже Лигондзы петарду шарахнул. И не надоедает ему девок пугать?    - Чем бы дитя не тешилось, лишь бы денежка капала. Хи-хи.    - С этим ты не угадал. Насколько я понял, этот крысёныш Тхелани выпросил у босса еще пол-лимона, так что о премии можешь и не мечтать.    - Не понимаю, почему вместо того, чтобы просто выпотрошить проходимца в назидание другим, мы продолжаем его спонсировать?    - А ты сам подумай. Он должен такую кучу денег, что еще один лимон уже роли не играет, а эта экспедиция дает хотя бы шанс вернуть долги.    - Ага, если не сдриснет с деньгами...    - Куда он денется от нашего клана! Жить отшельником точно не сможет.    - Ну, раз денег не будет, пойдем что ли девку поймаем, а то мне ничего не досталось.    На этих словах сидевшая до этого без движения девица встрепенулась и, уверенно схватив меня за руку, увлекла в мою собственную каюту, дверь в которую так и оставалась открытой. Я прикоснулся к сенсорной панели чтобы закрытся, нимфа же плотно уселась в кресло... и, собственно, на этом все, в основном, и закончилось. Не смотря на шокирующе откровенную ситуацию, мне потом не пришлось врать, что между нами ничего не было. С моей стороны были некоторые робкие попытки растормошить ее, но на вопросы она не отвечала и только подносила палец к губам, загадочно улыбаясь. Сам я находился в полном смятении чувств, сгорая от стыда и не зная что делать с привалившим мне "счастьем". Немного осмелев, я все-таки слегка ощупал ее соблазнительные выпуклости. Нимфа отнеслась к этому снисходительно, но мне тем не менее стало понятно, что она не настроена на более тесный контакт. Таким образом, время, оставшееся до конца мероприятия, я скоротал, стоя за спинкой кресла, слегка приобняв девушку и чувствуя себя полным дураком. О том, что уже можно выходить, я понял по сообщению от доктора. Поднявшаяся из кресла девушка улыбнулась мне на прощанье и упорхнула в открытую дверь, ловко протиснувшись мимо спешащего ко мне по коридору доктора.   - Никак не ожидал, что ты умыкнешь танцовщицу, - с укоризной произнес доктор. - Разве Тхелани не просил тебя сидеть в каюте?   - Извините меня, доктор, но если бы сэр Тхелани хоть немного акцентировал на этом внимание...   - А еще, - строго посмотрел на меня доктор, - кто-то отоварил зам-начальника региональной таможни, и он сейчас просто в бешенстве. Ты случайно не знаешь, что здесь произошло?    Я, ни о чем не утаивая, пересказал доктору ночной инцедент, чем вызвал у него приступ веселья.   - Мне кажется, паршивец, привыкший пугать ничего не подозревающих людей, сегодня получил той же монетой. А пинок пришелся не столько по мягкому месту, сколько по самолюбию папенькиного сыночка, привыкшего помыкать людьми, так что это вдвойне справедливо.   - Извините, доктор, но ведь этот таможенник мог бы легко напороться на кого-нибудь из членов команды с боевым оружием!   - Это, мой мальчик, было полностью исключено. Мало того, что экипаж заперт в жилом отсеке, оружие они сдали в оружейку. Все без исключения. Нас с капитаном тоже разоружили на время проведения ... хм... таможенного контроля. Только про твой говномет позабыли, к тому же на нем нет метки, по которой сканер таможенника определяет боевое оружие.   - То есть, это таможенники носились по всему кораблю и орали, натошнили посредине дороги и притащили с собой женщин легкого поведения?   - Нет, женщин и артистов пригласил наш друг Тхелани, а так все верно... Погуляли на все деньги, но ты Тим, особо не беспокойся - отключи нейросеть и посиди тихонько в комнате пока таможенники не рассосутся.   - А Разве они еще тут?   - К сожалению, да. Двое еще в медкапсуле. Пока они не покинут борт, контейнеровоз не может начать разгон. Его капитан даже грозит нам судебным иском, но это так, неприятное сотрясание воздуха. Пускай выставляет иск таможне - мы то здесь при чем!       Мне не пришлось долго прятаться. Через час или около того, на экране показался удаляющийся катер таможенников, и как только я подключился к сети, пришло приглашение в кают-кампанию.   Тхелани находился в приподнятом настроении.    - А-а-а, вот и наш юный герой! Славно ты отделал младшего Ли! Жаль, что ты не мог видеть, как он топал ногами, требуя п-поймать и п-покарать п-преступника!    - К счастью, - добавил доктор. - Он был такой обдолбанный, что сам запутался, где реальность, а где галлюцинации, и мне удалось убедить его в том, что заляпавшая его черная гадость не что иное как смазка, в которой он вымазался, неосторожно сунувшись в технологическую нищу, а напавший на него монстр - просто плод воспаленного воображения!    - А вы случайно не знаете, что за морда была на него надета? - поинтересовался я.    - Эээ... Маска горного хрюна? - Тхелани вопросительно посмотрел на доктора.    - Большой клыкастый хрюн из семейства хуршеобразных, - кивнул тот.    - Да, кстати, - подсказал СБ-шник. - Если тебя этот вопрос так интересует, можешь взять его в качестве трофея!    - Младшего Ли? - В шутку спросил я.    - Да нет же! Морду эту резиновую! Лигондзы ее бросил в каюте, и если ты поторопишься, у тебя еще остается шанс стать ее новым хозяином.    - Пожалуй, я бы не отказался.    - Каюта 5А, - пояснил доктор. - Она сейчас открыта. Как управишься, возвращайся к нам.    Каюта оказалась точной копией моей. Некоторый дополнительный колорит ей придавал повсеместно разбросанный мусор и объедки, а также стена, украшенная несколькими замысловатыми знаками, намалеванными чем-то подозрительно напоминающим свернувшуюся кровь. Можно было с уверенностью сказать, что здесь еще не начинали убираться. Тем не менее, искомого резинового изделия не обнаружилось. Не питая особых надежд, я сделал несколько осторожных шагов. На металлическом полу захрустела пластиковая крошка. Я заглянул за столик и в шкафчик, сложил кровать. Жалкая сморщенная пародия на свирепого зверюгу валялась на полу, трусливо уткнувшись пятачком в стену. Я осторожно приподнял ее, держа двумя пальцами. Вылетевшая из говномета субстанция здорово заляпала когда-то роскошную щетину. Меня здорово интересовало каким образом производились столь сочные звуки, визг и хрюканье, но по понятным причинам исследование этого вопроса пришлось отложить. Чтобы не вымазаться пришлось затолкать фальшивого сдувшегося хрюна в пластиковый мешок, найденный неподалеку. Я решил, что если в полете мне будет совсем нечем заняться, можно будет попробовать привести животинку в порядок, хотя, необходимость отмывать липкую гадость от щетины и густого подшерстка меня совсем не вдохновляла.       Когда я вернулся, в кают-кампании не было никого кроме доктора...    - Присаживайся, - задумчиво произнес он. - Наш друг Тхелани немного переутомился и я отправил его отдыхать - ночка у него выдалась жаркая! И надо признаться, он блестяще справился со своей частью работы, а мы наконец-то можем спокойно поговорить. У тебя наверняка накопилось немало вопросов - делать сейчас все равно нечего.    - Доктор, мы скоро начинаем разгон? - спросил я, усаживаясь в кресло.    - Уже начали, но дело это не быстрое.    - И сколько времени контейнеровоз будет разгоняться?    - Я думал, ты давно скачал планирование с сервера!.. Для данного маршрута время разгона составляет восемьдесят часов, а выход в расчетную зону производится в течении восемнадцати дней.    - Сколько-сколько?! - Удивился я. - Да ведь не самый современный военный корабль разгоняется за восемь часов!    - Двигатели военных кораблей могут обеспечить гораздо большее ускорение, но дело не только в этом. Для того, чтобы выйти из системы все равно требуется значительное время.    Доктор начал мне рассказывать то, что я и так в общих чертах знал. Мне не хотелось сбивать его настрой. Я кивнул, изображая заинтересованность.    - Представь, что корабль набирает скорость 1%c за восемь часов - для этого ему потребуется развить ускорение в 10g. Ничего сверхъестественного в этом нет, однако, исходя из физики прыжка и энергетических затрат, разгоняться сверх этой скорости не имеет смысла. Далее... Несложный расчет показывает, что за время разгона корабль пройдет всего лишь 0.27 АЕ и ему все равно придется несколько суток выходить из системы, поскольку переход обычно производится не ближе 20-30 АЕ от центральной звезды. Но и это еще не все. Во внутренних областях густонаселенных планетных систем существует масса навигационных ограничений: на скорости и на орбиты, на факелы и на вредные выбросы. Это приводит к тому, что двигательные установки не могут быть использованы на полную мощность. С другой стороны, мощные двигатели существенно удорожают космический аппарат и увеличивают эксплуатационные расходы. Когда я был молодым, нам давали расчет наиболее выгодной энерговооруженности с точки зрения голой экономии. Оптимальным тогда было признано обеспечение ускорения порядка 0.15g, что соответствует времени разгона порядка трех недель. Расчет производился с учетом стоимости судна и его обслуживания, а также топлива, расходных материалов, зарплаты команды, страховки и многих других факторов.    Я ехидно ухмыльнулся:   - Как же так получилось, что большинство судовладельцев ничего не знают о таком замечательном способе повышения конкурентоспособности перевозок?    - Мощные двигатели все-таки существенно сокращают время ожидания, особенно в транзитных системах, где зачастую необходимо только откорректировать вектор скорости и скомпенсировать потери энергии после гипера. Но главное - в условиях постоянной угрозы нападения пиратов экстренный разгон и уход в прыжок как правило являются единственной действенной тактикой. В спокойных районах космоса нет необходимости так быстро разгоняться. Тем не менее, с риском нападения нельзя не считаться.... Даже наш контейнеровоз может обеспечить ускорение, несколько превышающее 1g.    Пока доктор проводил ликбез по экономике небесной механики и физическим основам безопасного пилотирования, я просмотрел текущее планирование миссии. Контейнеровоз начал разгон с опозданием на три часа, и все остальные сроки со всей очевидностью тоже сдвигались. Через пятьдесят два часа мы должны были отделиться от носителя. Контейнеровоз к этому времени не мог закончить разгон, и это было странно. Про то, что он выключит двигатели в плане ничего не было сказано, а покидать носитель во время разгона строжайше запрещалось правилами пилотирования. Впрочем, я не сомневался, что это достаточно тривиальная задача для опытного пилота, управляющего кораблем с хорошо откалиброванными двигателями. В нашем же случае было необходимо не только преодолеть силу тяжести и с ювелирной точностью выйти из грузовой ячейки ускоряющегося контейнеровоза, но и умудриться ничего не попортить своими маршевыми, не говоря уже о том, чтобы самим не попасть под огонь огромных факелов. Этот акробатический трюк нам предстояло проделать используя схему аварийного ручного управления двигателями. Дальше, корабль сразу начинал разгон под углом приблизительно восемнадцати градусов относительно курса контейнеровоза, три раза незначительно отклоняясь от прямой траектории. Максимальное ускорение Кастеяны составляло при этом 22G. За восемь часов экстремального разгона мы должны были на три четверти выработать топливо и развить скорость в 2.7%с, удалившись от центральной звезды на 2.3 АЕ под углом 34 градуса к плоскости эклиптики, и следуя курсом, совершенно точно не попадающим в расчетную зону прыжков к транзитной системе NС-15783, куда направлялся контейнеровоз. Нашей целью являлась неприметная, располагающаяся за пределами конфедерации система HF-16920, иначе именуемая "Глаз Даруны" (Одиночная звезда - красный карлик. Вторая планета обитаема). Путь Кастеяны лежал на орбитальную станцию, располагающуюся в 4 АЕ от центральной звезды...    - Извините, доктор, я правильно понял, что мы собираемся отчаливать на аварийном управлении?   - Да, конечно, - кивнул он. - Двигатели не откалиброваны, и поэтому задействовать их штатным образом не представляется возможным. С другой стороны, у нас в распоряжении имеется пилот, в совершенстве владеющий техникой аварийного пилотирования, так что ты зря беспокоишься - никакой опасности мы не подвергаемся. Разумеется, с капитаном контейнеровоза мы договорились еще до старта - Обаяние и толстый кошелек сэра Тхелани легко нашли путь к сердцу старого контрабандиста.   - Не представляю как он будет выкручиваться, если СБ-шники его прижмут.   - Это ты про капитана? Ничего ему не будет! Мы собираемся сбежать уже после таможенного досмотра, в зоне неполного навигационного контроля. Маяков на Кастеяне больше нет, стараниями мистера Силита, и наземные службы заметят наш преступный маневр далеко не сразу, если вообще заметят. Маршрут Кастеяны проложен таким образом, что между нами и ближайшей станцией слежения располагается факел контейнеровоза, а капитан согласно контракту с компанией-перевозчиком вовсе не обязан за нами следить.   - Зачем тогда было ему платить?   - В данном случае безопаснее договориться. Схемы со сбросом контрабандного груза давно отработаны. Задействованные в махинациях капитаны и нечистые на руку таможенники умеют замести следы так, будто никакого нелегального груза вообще никогда не было, и все это за относительно умеренную мзду.   - Но ведь СБ-шникам тоже наверняка известны все применяемые уловки! Другое дело, что они могут до поры не обращать внимания на мелкие шалости. Звездолет - не иголка. По данным систем технического контроля наземных служб и записям камер всегда можно определить кто куда летел и где стыковался, а если по дороге вдруг пропал - можно с пристрастием допросить заинтересованных лиц и во всех подробностях восстановить детали незаконной сделки.   - Так то оно так, Тим, но не забывай, что для нас главное - выиграть время и оторваться от возможных преследователей. Что же касается наших небескорыстных помощников, для них самое важное - уйти от ответственности. Все эти хитрости как нельзя лучше входят в компетенцию сэра Тхелани. Он на таких делах, как говорят Оширцы, собаку съел! - Засмеялся доктор. - Причем, точно не одну.   - Извините, доктор, а вы когда-нибудь бывали на этой Даруне?   - На планету не спускался, и, насколько я знаю, делать там нечего - у аборигенов в ходу рабство и они постоянно режут друг друга, но в космосе там относительно безопасно, разумеется, при условии оплаты услуг местной охранной компании.   - ... Которая по совместительству и грабит чересчур самоуверенных одиночек!   - Именно так. Поэтому, мы посчитали, что будет безопаснее не связываться с рэкетирами и лететь прямо на станцию. Тем более, что точка выхода у нас будет нестандартная и на патруль мы не нарвемся.   - Кстати, по поводу нестандартных точек входа и выхода... Как так получилось, что мы идем настолько далеко от стандартных маршрутов?   - Здесь все очень просто. Энергия активации нашего двигателя практически в десять раз превосходит стандартную и это нельзя не учитывать при расчете зоны пробоя. При таких энергиях гравитационная эквипотенциальная поверхность во первых смещается в сторону звезды, а во вторых начинает зависеть от текущей конфигурации планет-гигантов. К счастью для нас, методика расчета не являются секретной и может быть реализована совершенно рядовым искином. Ну и в третьих, что не может не радовать, при такой мощности прыжкового двигателя мы можем себе позволить значительно большую погрешность определения точки входа. Так что мы, фактически, проложили маршрут так, как нам удобнее, не считаясь с потерями.   - А что с кораблем таможенных инспекторов, о котором говорил сэр Тхелани? Я так понимаю, мы идем с трехчасовой задержкой. Успеем ли мы уйти в прыжок прежде чем они прибудут в систему?   - Скорее всего, успеем. - Доктор нахмурился. - В любом случае мощности наших двигателей должно хватить для того, чтобы уйти в отрыв. Конечно, было бы намного лучше прыгнуть незамеченными - иначе не избежать официального расследования инцидента, а это чревато наказанием в виде снижения рейтинга.   - Вам наверное неловко оттого, что мы вынуждены прятаться, хитрить и нарушать закон? - Я по своему истолковал причины нахлынувшей на доктора меланхолии.   - Отчасти это так, - ответил он. - Только не думай, что за время моей службы в армии таких эпизодов никогда не случалось. Жизнь довольно непростая штука, и совершенно невозможно оставаться белым и пушистым в то время как все вокруг только и глядят как бы обвести тебя вокруг пальца. К моему глубокому сожалению, иногда приходится нарушать писаные и неписанные правила. Для порядочного человека нарушать закон всегда неприятно, но без этого никак не обойтись. В нашем случае задача организации экспедиции к пульсарам была неразрешима в рамках закона. В то же время мы нарушили всего лишь пару пунктов таможенных и навигационных правил, причем, общепринятым в нашем мире способом - заплатили кому следует. Так что угрызения совести меня не мучают. Легкая грусть и тоска, отчасти, вызванная расставанием с родными и близкими людьми. И еще, это только в рекламных фильмах космолетчики сплошь радостные и энергичные. В реальности полеты без анабиоза долгие и скучные, а после того, как пропадает сеть, молодежь просто на стенку лезет от безысходности. Я, кстати, наблюдал за тобой - это очень хорошо, что ты увлекаешься конструированием - очень полезное занятие, чтобы скрасить досуг в дороге. А если интересуешься стрелялками, на корабельном искине скоро будет организован сервер виртуальных боев. Почти все члены нашей команды изъявили желание установить старого доброго "Сокрушителя".    Я поморщился. Мне никогда не нравился грохот плазмогана и вид разлетающегося горелого мяса. К тому же мой опыт сетевых боев был сплошь неудачным. Даже в локации для новичков меня разносили самое большее за десять секунд после логина, быстро и эффективно, и я даже не успевал вскинуть оружие. Неудивительно, что мне очень быстро надоело смотреть на то, как ухмыляющиеся победители пинают мои бренные останки, и я навсегда ушел с негостеприимного сервера.    - Если ты не умеешь играть, я помогу тебе освоиться. - Доктор правильно понял причину моего скепсиса. - Конечно, на сервере будут и другие игры, но по личному опыту могу сказать - с реальными людьми играть всегда интереснее чем с искином. А в стрелялках - главное преодолеть комплекс новичка, почувствовать свои силы, локоть товарища и то, что враг не является неуязвимым.   Пообещав доктору обязательно зарубиться с ним в "Сокрушителя", я отправился по своим делам - доделывать говномет. У меня как раз появилась пара интересных идей на этот счет.    В этот раз я решил действовать прямее - совершенно не таясь пошел и взял все , что мне нужно. Когда мы со средним ремонтным дроидом следовали по коридору, навстречу попались два наемника. Вид они имели донельзя расслабленный, и, что меня совершенно убило, с наглым и самодовольным видом курили свои вонючие палочки. Прикинув, что стучать на них не имеет особого смысла, я пропустил их и, больше никого не встретив, добрался до своей каюты. Рассверливание ствола и доработка затвора при наличии готового проекта прошли как по маслу, если не считать того, что вся комната оказался окутана мелкой металлической пылью. Чтобы остановить чихание мне пришлось временно убраться в коридор. Впрочем, через некоторое время вся гадость благополучно втянулась в вентиляцию и я смог продолжить изыскания. Высверлив выемки под блоки микрокристаллов, соединительные канавки и два глухих отверстия под крохотные камеры, я снова проветрил помещение, сменил головку и приступил к монтажу электроники. Я решил немного отклониться от приобретенного проекта и добавить функцию виртуального прицела. Конечно, в отличие от продвинутого интеллектуального оружия, функция автоприцеливания не могла быть реализована из-за отсутствия механизмов доворота ствола, но и сама по себе четкая визуальная отметка прицела, выводимая через нейроинтерфейс все равно казалась очень существенным улучшением. Кроме того, подумав, я решил отказаться от кристалла радиоинтерфейса и заменить его контактным модулем для встроенного в мою ладонь считывателя карт. К счастью, галасеть работала исправно, и быстрый поиск по форумам подтвердил совместимость интерфейсов, имеющихся у меня модулей. Мне осталось только приклеить кристаллы в подготовленные выемки, соединить их монтажным микрожгутом и немного повозиться с подсоединением к очень неудобно расположенному разъему картриджа. Прежде чем заливать смонтированную схему компаундом, я аккуратно прислонил вклеенный в рукоятку контактный модуль к ладони и прошил кристаллы. На первый взгляд все работало как следует, но для того, чтобы тестировать собранное устройство следовало дождаться окончательного застывания пластической массы...    Однако, провозился я немало. Оказалось, я даже пропустил обед. Как только напряжение, вызванное интересным занятием спало, желудок настойчиво потребовал питания, и я ускорился в направлении камбуза, где можно было в любое время, особо не заморачиваясь, приготовить привычную для моего организма пайку из картриджей-концентратов. К счастью, доктор к этому времени еще не успел наладить пищевой синтезатор полного цикла, призванный экономить недоступные в длительном полете картриджи, производя полноценный питательный рацион из отходов человеческой жизнедеятельности. Сама идея выглядела достаточно разумной... правда начинать пробовать производимый чудо-аппаратом продукт почему-то категорически не хотелось.   Не смотря на неурочное время на камбузе находилось шесть человек наемников, пахло курительными палочками и скандалом. Голос капитана рокотал:   ... - Сейчас в глаз засунешь свою папиросу!!! А ты - за шиворот!!! Чего пучитесь, сучье вымя? Забыли как нужно отвечать капитану!?    - Кхм.. Да!!! Сэр!!!    - Есть!!! Сэр!!! - Заорали наемники.    - Ишь ты... Хорошо глотку дерете! Отставить папиросу за шиворот! Тем кто попался - двое суток ареста и возмещение трехкратной стоимости воздушного фильтра!    - Дак мы же...    - РрАзговорчики! Трое суток ареста!.. Отсидите когда уйдем в прыжок - я сегодня добрый! В первый же день нулёвая вентиляция забилась!.. Интересно, что вы там такое курили?    - Так это... ка-ак обычно... по две Нирваны а-а Пижон - Космос. Сами сидим в непонятках...       Мне было ужасно стыдно, и я с трудом сдерживался, чтобы сразу не открыться перед капитаном. Нетрудно догадаться, что фильтр оказался испорчен в результате моих необдуманных действий. Система очистки воздуха жилых помещений, в отличие от технологических зон, не рассчитана на удаление такого большого количества мелкой пыли. Моя вина была очевидна. С другой стороны, наемники тоже нарушили правила. К тому же мне с детства не нравилась как въедливая вонь курительных палочек, так и неадекватные обкуренные личности. Так что с моей точки зрения нарушители понесли вполне заслуженное наказание. Поразмыслив, я решил все-таки покаяться доктору, а там - будь что будет. Наскоро перекусив за угловым столиком, я засунул одноразовый контейнер из-под комплексного обеда в щель утилизатора, и, ни с кем не заговаривая, шмыгнул к выходу. У доктора висел статус "занят", но на запрос он ответил, что с радостью побеседует со мной.   Отсмеявшись, он вынес свой вердикт:    - Ничего страшного! Заплатят полторы сотни за фильтр - не обеднеют. И капитан наконец-то будет удовлетворен тем, что поймал наглецов на горячем. Эти перешептывания, взгляды исподлобья и тихий саботаж изрядно обозлили даже такого доброго малого.    - Мне кажется, сэр, такая характеристика не очень подходит мистеру Смолину. Он очень строгий и требовательный капитан.    - Всё, мой мальчик, познается в сравнении. Мистер Смолин - человек прямой, и выражения, которыми он кроет подчиненных, в другой обстановке могут показаться чрезмерно грубыми, но не забывай о том, что используемые им фигуры речи и суровые манеры полностью соответствуют тысячелетней флотской традиции и занимаемой им должности. Выражайся он по-другому, его бы просто не поняли. Умение использовать крепкое словцо издавна стало частью своеобразного флотского этикета, наряду с особенным командирским окриком, способным повергнуть в ужас не только чувствительных барышень, но и подавляющее большинство незнакомых с флотскими реалиями гражданских. В данной ситуации главное, что капитан хорошо знает свою работу и умеет быть справедливым с наемниками, согласно действующего устава поголовно заслуживающими сурового наказания.    - То есть, вы считаете, что мне не следует раскрывать причины возникновения нештатной ситуации в системе очистки воздуха?    - Именно так. Хотя, пожалуй, с капитаном я все-таки поговорю. Обещаю, что твой маленький секрет останется между нами...    - Спасибо, сэр.    - Не за что! Я надеюсь, ты уже раскаялся и извлек из возникшего казуса надлежащий урок? Кстати, зачем ты потащил ремонтника себе в каюту? Мне казалось, было бы намного проще работать в мастерской. Все необходимые права и коды доступа - в твоем распоряжении или по крайней мере должны быть предоставлены по первой просьбе.    - Видите ли в чем дело... - смущаясь, ответил я. - Мне не хотелось попадаться на глаза мистеру Силиту... и его суровым друзьям. Возможно, это ребячество, но мне очень трудно просить что-либо у нашего инженера. Мне все время кажется, будто он нарочно старается зарубить все мои начинания.    - Хм... Вот оно как, - нахмурившись произнес доктор. - А инженер, к твоему сведению, сам недавно интересовался твоими поделками. Ты бы мог заскочить к нему на минутку.   - Не думаю, сэр, что ему это понравится. - Робко возразил я. Никакого желания объясняться с неформальным лидером наемников у меня не было.   - Мне понятны причины твоей неприязни. А между тем, мистер Силит всего лишь не допускает тебя до работы, для которой у тебя не хватает квалификации. И я никак не могу его обвинить в чрезмерной строгости. Для все видов работ на корабле имеются сертифицированные специалисты. Проверенные наемники с опытом работы - других мы не брали. Какие сертификаты имеются у тебя?   - Сэр, вы же сами знаете, что я только недавно установил импланты и закачал базы! Сертифицироваться я бы не успел при всем желании!   - Вот видишь, Тим - формально, инженер вообще не мог допускать тебя до работ, так что ты не должен держать не него зла. Находясь в экспедиции мы все обязаны подчиняться определенным правилам и уважать своих командиров. По сравнению с военным кораблем распорядок у нас совсем не строгий, и не забывай, что все мы - одна команда. Мы делаем одно дело. Успех всего предприятия да и сами наши жизни сейчас зависят от слаженности работы экипажа. А если уж у вас двоих возникли сложности в общении - не стоит пренебрегать приглашением мистера Силита. Постарайся отбросить свои предубеждения и зайти к нему как только он будет свободен. Как корабельный медик и психолог я приказываю тебе сделать это! Кстати, ты уже познакомился с его питомцем? Настоятельно рекомендую!   - Да, конечно! Слушаюсь, сэр.   - И не надо на меня так смотреть. Сейчас у мистера Силита статус "свободен". Постарайся наладить с ним диалог, даже если тебе это не слишком приятно. У вас, как у двух инженеров, достаточно точек соприкосновения. А когда освободишься, заходи на игровой сервер, я как раз заканчиваю его настройку. Возможно, у тебя будет шанс немного освоиться с игрой пока никто из команды не пронюхал о запуске "Сокрушителя"!    Повиновался я нехотя. Каюта инженера оказалась точной копией моей и если бы не два больших черных сундука с вещами инженера да домик птицы, его жилище можно было бы принять за мое. Инженер ждал меня, и как только за мной спиной захлопнулись двери поманил меня к клетке с птицей. Филин нахохлившись сидел на жердочке.   - Пилястрры мля... - Бормотала птица с закрытыми глазами. - Пяточку перрнатому дрругу... Не брросайте хазупу, я доклюю... И пустотки... Не жмотись, бррателло....   - Что это с ним ? - Спросил я шепотом.   - Опять косяков наелся, - пояснил инженер своим обычным низким и хриплым голосом. - Сложно винить животное в привычках, от которых более разумные люди не могут отказаться.   - Так он... и пустотку тоже? - Удивился я. - Разве птицы пьют алкоголь?   - Еще как! И к тому же Филин - совсем не птица.   - А кто он тогда? Он разумный?   - Не совсем разумный, но генетически произошел от человека.   - Интересно, за что это его так?   - Это не то, о чем ты подумал. Филин родился в образе птицы - его далекие предки внесли в геном соответствующие изменения.   - Зачем?   - Сейчас уже трудно сказать наверняка. По дошедшим до нас обрывкам информации в далеком прошлом цивилизация на родной планете Филина пошла по пути изменения своего генома, в результате чего возникло несколько видов разумных. К несчастью, все остальные ветви не дожили до наших дней, а сородичи Филина совершенно одичали, прожив несколько тысяч лет в тропических лесах.   - Так он понимает о чем говорит, или просто повторяет то, что слышал от других?   - Его индекс интеллекта примерно соответствует двухлетнему ребёнку, но не забывай, что он очень старый и слов успел нахвататься... Он способен поддерживать простой разговор на бытовые темы, хотя, врядли сможет объяснить принцип работы гравитационного двигателя. - Усмехнулся инженер.   - Я так думаю, - улыбнулся я. - Что не каждый наемник из противоабордажной команды сможет ответить на такой вопрос.    Мистер Силит достал из кармашка курительную палочку и, ловко прикурив ее, выпустил уголком рта длинную струйку дыма. От его сурового взгляда мне стало не по себе.   - В твоем положении, мой мальчик, не следует лишний раз испытывать судьбу и пытаться шутить об интеллекте абордажников. Ты наверное не раз слышал мое мнение о содержимом их тупых черепушек? Да, я или капитан как люди облеченные властью могут себе позволить подобные высказывания, но юнге не простят ничего подобного. На лоскуты порежут!    - Простите меня, мистер Силит! В следующий раз я постараюсь подбирать выражения.    - Не бойся, я тебя не сдам. - Продолжил инженер миролюбиво. - Мне совершенно ни к чему терять такого хорошего помощника. А ребятишки действительно туповаты - даже не сообразили, что воздушный фильтр никогда не засорится сигаретным дымом... А вот титановой пылью - запросто!    Мне было нечего сказать. Я понял, что этот человек догадался об истинных причинах неисправности вентиляционной системы. Немного успокаивало лишь то, что он вроде бы обещал не выдавать меня.    - Покажешь, что у тебя получилось? - Спросил инженер заинтересованно.    Я снял "говномет" с пояса и подал его инженеру стволом вниз. Мощная рука тут же утащила его, щелкнул отсоединяемый картридж и мистер Силит начал сосредоточенно рассматривать результаты моей работы.    - Хм... Рассекатель вырезан аккуратно. Затвор доработан. А это что за жгут? Разблокировка чипированных боеприпасов?    Я кивнул.    - А здесь у тебя какой интерфейс?    - У меня в ладони имплант для считывания банковских карт - я завел управление через него.    - Любопытно. У меня тоже имеется подобный, - он ткнул толстым пальцем в свою заскорузлую ладонь. - Можно подключиться?    - Да, конечно. Сейчас скину пароль.    Инженер еще немного повертел изделие в руках и вернул его мне.    - Сработано неплохо. Камеры, конечно, барахло, да и производительность кристаллов не позволит загрузить интеллектуальную прошивку, но за свои деньги - недурно. Ты уже отстрелял его?    - Не было времени.    - Напрасно. Запишись на стрельбище.    - Я слышал, что капитан временно закрыл его...    - Покажи, какие у тебя боеприпасы.    Я протянул ему "бронебойный". Вакуум-гельные и управляемые заряды остались в каюте, а картридж с липкой дрянью он уже успел изучить.    - Я думаю, капитан разрешит тебе немного попрактиковаться. - Процедил инженер, не выпуская изо рта курительную палочку. - Такая ерундовина не испортит стенку отсека, даже если ты случайно засадишь мимо пулеуловителя. Запрет вызван тем, что некоторые идиоты забывают на какой консервной банке мы летаем. Дай им волю, они там спецбоеприпасы начнут рвать.    - Спецбоеприпасы? У нас на борту имеется неконвенционное оружие?    - Конвенционное. До килотонны эквивалента.    - Но это же все равно запрещено в Конфедерации!    - Запрещено на поверхности планет и на обитаемых станциях первой категории.    Мысль о том, что на борту находится энное количество мощных зарядов, способных разнести корабль в клочья, по видимому отразилась на моем лице.    - Испугался, что какой-нибудь дегенерат случайно подорвет такую штуковину? - Мрачно усмехнулся инженер. - Подумай лучше о том, что сам наш корабль представляет собой самое настоящее запрещенное оружие самого худшего толка. Представь, что случиться, если разогнавшись мы столкнемся с чем-то крупным. Удар даже такой небольшой посудины на скорости в три процента световой почти гарантированно уничтожает обитаемую планету. Любой пропущенный защитой метеороид для нас эквивалентен разорвавшемуся термоядерному заряду. Подумай и о любителях чужого добра, рыскающих в пустоте в поисках легкой добычи... Что притих, проникся?    - Курсовой лазер - нужен для защиты от метеороидов? - Догадался я. - Или все-таки от пиратов?    - Мыслишь грамотно, - улыбнулся инженер. - Такой бандурой, конечно, можно поджарить совсем уж неосмотрительного налетчика, однако, другие системы вооружений смотрелись бы здесь гораздо выигрышнее. Даже для такой громоздкой высокоаппертурной ультрафиолетовой пушки, и при использовании задифракционной фокусировки, лазерный луч эффективен только на расстояниях менее 1000 км, то есть является оружием ближней средней дистанции. С другой стороны, против мелких одиночных целей на курсовых углах такая быстродействующая система чрезвычайно эффективна. Подсветка целей расфокусированным импульсом позволяет надежно обнаружить опасные объекты задолго до подлета и уклониться, а если это невозможно - высокая импульсная мощность и быстродействие фокусирующей системы позволяют поразить цель, двигающуюся практически с любой скоростью.    - А снаряды и ракеты? Мы можем сбивать ракеты?    - Теоретически можем, но не забывай, что наш лазер может наводиться только поворотом корпуса корабля. Быстрое оптическое наведение возможно в пределах трех угловых градусов. То есть чтобы сбить ракету нужно успеть развернуть на нее корабль, ну а сама ракета в это время имеет возможность маневрировать. Сами мы тоже можем уклоняться, но ракета заведомо обладает большей тяговооруженностью, так что ее нужно сбивать, а это не так уж просто. Хотя, от одной ракеты мы может и отобьемся. От нескольких - уже врядли. Если они, конечно, - ухмыльнулся инженер, - не будут налетать строго по очереди, давая нам время заряжаться.   - Мистер Силит, - поскольку инженер явно был в отличном расположении духа и поучал меня с видимым удовольствием, я решил задать давно беспокоивший меня вопрос:   - А вы не могли бы рассказать, каким образом Кастеяна будет стартовать с носителя? Мне как-то не верится, что это вообще возможно!   - А как бы решил эту проблему ты?   - Гравитационный двигатель?   - Нет, не угадал. Но... с другой стороны, что только сейчас не называют гравитационным двигателем...   - То есть ... вы хотите сказать, что мы все-таки не будем пользоваться реактивной тягой?   - Естественно! Иначе мы просто подпалим торгашу бочину! Мы бы еще могли потихоньку сдернуться при выключенных движках контейнеровоза, а при разгоне - дохлый номер. Нам надо сразу выдать хотя бы 1g, а это очень серьезная мощность. Мы прожжем тонкую палубу носителя да и самим нам придется несладко! Факел разгонных двигателей на близком расстоянии вполне сопоставим с большим плазмоганом. Ты когда-нибудь видел, как ярко горят небронированные борта, когда их в упор расстреливают из плазмогана эсминца!?    Возможно, в сети и были подобные ролики, но я до этого не интересовался озвученным вопросом и поэтому энергично помотал головой.   - Это невероятное зрелище! - Оживился мистер Силит. Его лицо озарила мечтательная улыбка. - В светящемся зеленоватом потоке плазмы обшивка жертвы вспыхивает и раскаляется добела. Потом она взрывается яркими точками, лопается, разлетаясь и открывая пульсирующему пламени дорогу внутрь жертвы. Потом становятся различимы элементы силового каркаса - скелет корабля, шпангоуты светятся ослепительно, но и они опадают и улетают в пустоту...    Как будто устыдившись своего порыва инженер замолчал, и я смог продолжить прерванную дискуссию.   - Гравитационный не выдаст 1 g ?   - Разумеется, не выдаст. А если бы у нас и был подобный двигатель, носителю бы не поздоровилось... Все намного проще! Подумай, как можно использовать систему магнитного радиационного щита.   - Электромагнитный двигатель? Насколько я понимаю, в нашем случае возможен только аналог асинхронного электродвигателя, наводящего токи на корпусе корабля, но все подобные устройства работают только на вращение, потому что на контур с током в магнитном поле действует пара сил, создающих вращающий момент. Каким образом создается выталкивающая сила?   - Ты забыл про линейный асинхронный двигатель!   - И как он может оттолкнуться ото дна ячейки!?   - От стенок, Тим, от стенок! Я думаю, можно было бы придумать систему, отталкивающуюся ото дна, но сегодня в этом нет никакой необходимости. В нашем распоряжении сто двенадцать мощных и быстродействующих контуров, способных наводить вихревые токи на стенках ячейки, в которой сидит корабль. Изменяя конфигурацию магнитного поля, мы можем отталкиваться от этих токов, также как это происходит в асинхронном электродвигателе. Точно также может создаваться и сила направленная вдоль дна - для компенсации ускорения контейнеровоза. Так что мы вылетим отсюда как пробка из бутылки и не израсходуем ни грамма рабочего тела!   - Удивительно, что такая простая схема не используется штатно!   - В этом нет ничего странного, - курительная палочка во рту мистера Силита подпрыгивала в такт словам. - Внутрисистемные корабли редко оборудуются магнитной радиационной защитой высокого класса, а для того чтобы преодолеть силу тяжести, сообщаемую ускорением носителя, и сняться с магнитных захватов, нужно не только иметь достаточно мощные контура, но и обеспечить высокую точность приложения усилия. Расположение корабля относительно стенок ячейки также немаловажно. Такая операция в любом случае требует предварительного расчета и планирования, и может быть интересна разве что контрабандистам...    В этот раз беседа с инженером проходила гладко, почти по-дружески. И дело было даже не в том, что я старался подмазаться к нему в угоду доктору. Сам мистер Силит был настроен чрезвычайно благодушно, как будто он тоже стремился положить конец взаимной неприязни. И, надо сказать, это ему вполне удалось. К себе в каюту я отправился в приподнятом расположении духа. Слово, данное доктору нужно было держать, а для того чтобы подключиться к игре с хорошей скоростью, мне было необходимо найти и подключить контактную гарнитуру, которую я так и не успел опробовать.       Никаких проблем подключение нового устройства не доставило. Стоило мне распотрошить упаковку и надеть обруч на голову, как сразу открылось меню интерфейса. Я выставил режим ретранслятора. Подключаться имеющимся в комплекте кабелем я не видел особого смысла - раньше я прекрасно обходился и встроенным радиомодулем, а с ретранслятором скорость возросла почти в двадцать раз. Устроившись поудобнее на кровати, я подключился к игровому серверу. Список игроков был представлен единственной строчкой - доктор уже находился в игровом мире. Третий уровень погружения обещал повышенную реалистичность игрового процесса. Четвертый было не выбрать из-за отсутствия аппаратной поддержки на уровне нейросети, а пятый не поддерживался уже самим сервером. С выбором персонажа я особо не заморачивался, согласившись на предлагавшегося по умолчанию космодесантника - не было никакого желания учиться управлять незнакомым телом.    Я уже пробовал играть в Сокрушителя и для меня не стал шоком достаточно резкий вход в игровой мир. Никакого тебе рассеивающегося тумана - беззвучная вспышка и тебя легким пинком отправляют в игровую реальность, так что включаться в игру приходится сразу - чуть приседать и пружинить ногами. От неожиданности можно и не удержать равновесие. На мне легкий , плотно обтягивающий тело броник. В руках - увесистый короткий автомат. Пятьдесят патронов. На поясе две гранаты. Наверняка доктор выписал гандикап! Мелочь, а приятно. Металлические стены коридора, в который меня выкинуло, чем-то напоминают Кастеяну, только на этом игровом уровне явно просторнее. Список заданий и бонусных локаций пока пуст. Карта отсутствует. Статус игры - сбор команд.   - Привет, Тим! Готов? - голос доктора в шлемофоне хрипел помехами.   - Порядок!   - Тогда - запускаю ботов!   - А вы где? Мы разве не вместе воюем?   - Индивидуальный режим, но я по тебе стрелять не буду. Бьем зверушек - они тупые, первого уровня... Поехали!   - Лучше бы нулевого!   - Нулевого разрабы не предусмотрели! Смотри лучше по сторонам - игра уже начинается!   Посыпались системные сообщения. "Забулдон", уровень 1, присоединился к игре. "Ряха", уровень 1, присоединился к игре, потом еще четыре бота... Локации с оружием, боеприпасы. Это все потом. Сначала - осмотреться. Помещение в котором я появился представляло собой что-то вроде изгибающегося коридора с высоченными металлическими стенами. Сзади - крутая открытая лестница, светящийся мягким белым цветом потолок. Я сделал несколько неуверенных шагов в сторону поворота. Коридор оказался на удивление длинным, и вдалеке переходил в просторный зал. Оттуда кто-то уверенно бежал в мою сторону, и это был явно не доктор. Я снял оружие с предохранителя и попробовал прицелиться в нервно подпрыгивающий силуэт. У меня ничего не вышло, потому что противник, заметив нездоровое внимание к своей персоне, заскочил в нишу и высунул оттуда ствол. Бах-Бах! Это он что, по мне!? Вражеские пули, выбивая искры из крепких стен, с визгом срикошетили. Мазила! Дзынь-Дзынь. А это что еще такое? Откуда-то свалился ребристый металлический цилиндрик. Я повернулся и глянул наверх - с балкончика нагло скалился еще один бот, широкомордый и с гранатой в руке. А ведь точно - Ряха, иначе и не скажешь! Бабах! - рвануло совсем близко и мне в лицо врезалось что-то горячее. Точнее - в глаз и в ногу, и под ребра. Картинка смазалась, а серый металлический пол качнулся и коварно притянул мое непослушное тело. Особо сильной боли я не чувствовал, хотя ощущения были крайне неприятные - и уж во всяком случае не шли ни в какое сравнение с моими опытами на официальном сервере.   "Критическое ранение. Доступно перерождение. Принять? Да, Нет"   Ряха не стал ждать, пока я соберусь с мыслями и несколькими выстрелами выбил остатки ХП из моей беспомощной тушки, я это понял по тому , что поле зрения внезапно прояснилось, ощущения ушли, а сам я плавно поплыл куда-то вверх, обозревая свое посеченное осколками тело в луже крови. Кажется, это называлось "взгляд души".   "Вы были убиты игроком Ряха. Автоматическое перерождение через 5 секунд" Имитатор игрока деловито подбежал, нагнулся, исполняя ритуал сбора дропа, и не мешкая поскакал по своим ботским делам. Я же материализовался в другом месте... Спружинил коленями, осмотрелся, передернул затвор, зачитал логи. Игра только начиналась.   Однако, обидно когда тебя сходу выносит бот первого уровня, тупой как пробка и рассчитанный на новичков. Еще обиднее огрести от таких персонажей десять раз подряд и не подбить в свою очередь ни одного! Доктор между тем уже настрелял более сорока, уверено удерживая лидерство. У ботов образовалось по десять-пятнадцать побед - в свободное от охоты на меня время они не стесняясь мочили друг друга. За доктора я был спокоен - ни одного сообщения о его гибели в логах не проскакивало. Сначала я никак не мог понять, где он засел, но потом заметил, как срезало двух ботов подряд и я сообразил, откуда он садит...    Не смотря на мои опасения, доктор даже не дернулся в мою сторону, когда я поднимался к нему по открытой лестнице. Заметил он меня сразу, но лишь обозначил приветствие взмахом руки, продолжая лениво прогуливался, выглядывая на балкончик, с которого открывался неплохой вид на помещение, которое я назвал для себя большим залом. Кроме того, с торца балкончика прекрасно простреливался длинный коридор, в конце которого я так неосмотрительно принял первый бой. Пока я оглядывался, доктор тоже кого-то заметил. Гауссова винтовка в его руках небрежно качнулась, выплевывая оранжевый прут пламени. От характерного звонкого грохота заложило уши, и счетчик доктора прибавил единицу.   - Хэдшот, - меланхолично заметил доктор. - Даже добивать не надо! А ты, я вижу, никак не можешь размочить счет ?   - Просто не успеваю среагировать, - пожаловался я.   - Ничего, сейчас кого-нибудь подстрелишь! Прячься вон за тот блок, и как только они сунутся на лестницу, гаси из автомата. Патроны есть?    - Пятьдесят.    - Маловато! Поставь на короткие очереди. Пару-тройку завалим и сходим прибарахлимся!   Вскоре на лестнице действительно застучали шаги. Я держал на мушке проблемный участок и как только из темноты выпрыгнула знакомая рожа мордатого бота, нажал на спуск. Автомат ударил в плечо, выплевывая три пули, одна из которых разворотила ничем не прикрытую вражескую шею. Бот взмахнул руками и, окатив ограждение фонтанчиком крови, завалился на спину. И сдох - мне засчитали победу. Легко и просто. Потом мы с доктором ходили за патронами. Выскочивший из-за угла бот прежде чем лишиться головы успел прострелить мне руку, однако у запасливого доктора нашлась отличная аптечка, так что я быстро восстановил функциональность конечности и встал в строй. Находясь под защитой, я быстро набил десять очков, и мне даже стало казаться, что я справлюсь и в одиночку.   Справился! Регулярно уходил на перерождение, но и противникам тоже доставалось.   А потом меня выкинуло в меню, и я понял, что в игру пришли наемники. Системный чат бурлил гулом голосов:   - Нахрена нам эта классика!? Где мехи, мумрики? Где ядрён-батоны!?   - Где зоны невесомости и кручёной гравитации?   - Что за детский сад? Боты первого уровня!   - Мля, это чо, дробовик!? Почему не каменный топор?   - Лискин, ты за кого нас держишь? Нам нужен уровень с черным рейтингом и боты-убийцы!   - Админ, грузи нас! Кто обещал начало игры в 17-00?   - Может сбацаем командную?       В конце-концов доктор уступил настойчивым требованиям наемников и загрузил какой-то продвинутый уровень. И понеслось... Уровень оказался пустотным. Я может и разобраться бы с реактивным ранцем, а также с особенностями функционирования транспортной системы, и с пауками разведчиками, и с дронами, и со шлюзовой автоматикой... если бы мне дали сосредоточиться хотя бы на полминуты. Куда-там! Стоило мне появиться - сразу находился желающий меня прихлопнуть. Я не мог понять, кто стреляет, откуда, куда бежать, как можно уклониться. Меня просто сходу выносили и врага я мог рассмотреть только когда он подбегал порыться в бывших моих вещах. Доктора тоже довольно быстро отправили на перерождение. Лидерство захватил некто Садист, доктор же отставал безнадежно, обосновавшись в конце списка, среди ботов, с двукратным отставанием от лидеров. У меня же был не просто ноль, я ушел в минус - неудачно воспользовавшись ранцем, улетел в пустоту, а самоубийц, как выяснилось, система безжалостно минусует. После минус десяти я покинул игру. Первоначальная эйфория от победы над ботами начального уровня сменилась разочарованием. Играть с такими сильными противниками было абсолютно неинтересно, и я не представлял, сколько нужно тренироваться, чтобы достигнуть хотя бы уровня доктора.       Доктор, судя по всему, играл ночь напролет. Я это понял по тому, в каком возбужденном состоянии он встретил меня наутро.    - Здорово они нас умыли ! Этот Садист - настоящий чёрт! Как будто чувствует, когда я выстрелю. Все-таки давно я не играл с серьёзным противником!    - Извините меня, сэр, но я, наверное, никогда не научусь играть в эту игру. Разница в уровне мастерства слишком большая.    - Нет, так дело не пойдет! Для первого раза ты показал вполне достойный результат, и еще, мне кажется, что у тебя не все в порядке с аппаратными настройками.    - А что там может быть не так? Это же игра! Как могут настройки влиять на то, что я не успеваю реагировать?    - Давай-ка, Тим, лучше не спорь, а ответь на несколько простых вопросов. Ты замерял сетевой лаг? Сколько получилось?    - Насколько я помню, при коннекте появлялась табличка - сто десять миллисекунд. Вроде немного...    - Ничего себе немного! Задержка просто убийственная. Разве я тебя не просил подключаться через гарнитуру?    - Я и подключался через нее! По сравнению со встроенным передатчиком ретранслятор дает почти десятикратный прирост скорости.    - А кабель - стократный! И лаги у тебя будут не сто десять, а пятнадцать-двадцать. Можно еще уменьшить детализацию прорисовки и тогда точно уложишься в десятку.   - С кабелем неудобно. Как ни ляжешь, все равно тянет.   - Значит так. - Доктор строго посмотрел на меня. - В следующий раз подключишься кабелем. И поставишь детализацию на среднюю. Считай это приказом старшего по званию. Давай двигаться дальше. Ты когда последний раз калибровал поле зрения?   - И зачем это нужно? Насколько я понимаю, изображение выводится нейросетью минуя зрительные нервы, прямо в кору головного мозга, а калибровка требуется только для управления оружием, тем, у кого установлены тактические модули.   - Дело в том, Тим, что когда ты используешь автоприцел, в игре задействованы те же самые модули. Либо военные импланты, либо структуры, прошитые в бесплатных нейросетях. Именно поэтому игра столь популярна среди наемников - при надлежащей калибровке она позволяет развивать навыки, применимые в реальном бою. Кстати, мышечную систему тоже нужно регулярно калибровать, чтобы нарабатываемые в виртуальности рефлексы соответствовал реальному телу.   - Извините, доктор, я не очень понял про автоприцеливание. Когда я играл на публичном сервере, такая возможность была, а сейчас - пропала. Я думал, что вы специально ее отключили!   - Ничего подобного! - Возмутился доктор, и немного удивленным голосом продолжил. - Ты хочешь мне сказать, что все время стрелял навскидку? Как ты вообще попадал?   - Ну да. Было нелегко. У меня не было ни прицела, ни карты, а без карты очень трудно разобраться с бонусными подсказками.   - Очень интересно. Прямо-таки занятно! В любой бесплатной нейросети, устанавливаемой на территории Конфедерации, прошивается облегченная версия тактического интерфейса. Конечно, настоящая профессиональная реализация доступна только в военных модулях, но для новичков разница не столь существенна. Впрочем, нейросеть, установленная у тебя, не является бесплатной, и ее разработчики, возможно, решили отказаться от некоторых функций. Специализированных военных модулей у тебя не установлено... Только так можно объяснить отсутствие тактического интерфейса! Впрочем, ты же, кажется, умеешь программировать импланты?    Я кивнул.    - Впрочем, есть и более простое решение. Не знаю, по карману ли тебе этот вариант, но я слышал, что в игровом сообществе Сокрушителя имеется группа, поддерживающая продвинутый тактик, который ставится на цифровые импланты. Фанатская прошивка. Наверняка там много ненужного, но все основные функции должны быть на месте - иначе не будут покупать.    - Спасибо за идею, Сэр, Я обязательно посмотрю!    - И поторопись. Через пару дней мы выходим из зоны устойчивого приема ретрансляторов.      Разумеется, я, не теряя времени, зарегистрировался в фанатской группе. Услуга оказалась платной, но в результате я ничуть не пожалел потраченных пятидесяти кредов - зарегистрированным пользователям можно было бесплатно скачать несколько инфопакетов об истории игры, базовом оружии и главное - руководство по прокачке. Естественно, это были простые мультимедийные документы, без обучающих шаблонов. В отличие от обучающих баз их нельзя было изучать в фоновом режиме, но даже такое пособие казалось отличным подспорьем. Далее, я отыскал интересующую меня прошивку. Вопреки опасениям доктора стоила она всего сто двадцать кредов, и вопреки моим опасениям - не требовала обязательного наличия базового тактического интерфейса. Насколько я понял из обсуждения, только нам, гражданам Конфедерации, прошивали его даже в базовые нейросети, в то время как всем иностранцам приходилось приобретать специализированные импланты, прошиваться в компании Нейросеть, или ставить фанатскую версию, которая на поверку оказалась одним из многочисленных коммерческих проектов, угнездившихся под крылом компании-разработчика. Практически без колебаний я заплатил. Возможно, при других обстоятельствах, я бы и не стал тратить последние деньги на подобную ерунду, однако, некоторые соображения заставляли меня раскошелиться.   Дело в том, что, оказавшись в окружении грубых наемников, я начал чувствовать свою слабость. Неискушенность в вопросах самообороны, как мне казалось, была написана у меня на лице. И не то чтобы меня преследовал страх, ведь об угрозе прямой конфронтации тогда никто из нас даже и не задумывался, скорее, мне хотелось не отставать от коллектива. Не смотря на то, что я не имел никакого отношения к абордажной команде и мало контактировал с наемниками, я все равно каким-то непостижимым образом начал воспринимать их образ мыслей, можно сказать - напитываться флотской атмосферой. Короткие разговоры, одобрительные или неодобрительные взгляды, обидные усмешки - все это постепенно меняло мою систему ценностей, и я помимо своей воли начинал воспринимать мир их глазами. А по шкале ценностей наемников умение обращаться с оружием и постоять за себя ценилось очень высоко. Не удивительно, что у меня появилось желание показать себя сильным хотя бы в игре, даже не говоря о том чтобы слегка подтянуть свой уровень боевой подготовки. Как мне казалось, я нашел верный способ относительно просто продвинуться - ведь до меня сразу дошло, что отсутствие тактического интерфейса сильно уменьшает эффективность применения оружия не только в игре, но и в реальности. Идея прокачиваться в игре также казалась мне чрезвычайно заманчивой.   Я пробежался, по часто задаваемым вопросам, выхватывая наиболее интересные места.   - Подходят ли игровые версии нейропрограммных прошивок для управления реальным оружием?   Ответ - "Да, продукты, сертифицированные компанией Архистар, могут быть с успехом использованы таким образом" - меня вполне устраивал.   - Можно ли прокачать в игре навыки, применимые в настоящем бою? - Да, при соответствующей калибровке персонажа. Для расчета приближенной к реальности модели обязательно требуется провести сканирование собственного тела, чтобы динамика и реакции нервных волокон, мышц и суставов как можно точнее приближались к компьютерной имитации. Тестирование проводится в авторизованных медицинских центрах компании. Для начинающих игроков и людей с ограниченным бюджетом подойдет первый уровень обследования. Для участия в официальных турнирах необходимо получить сертификат соответствия персонажа второго уровня. Этот уровень тестирования является вполне бюджетным и подходит для большинства профессионалов. Третий же уровень является выбором тех, кому требуется особенно высокая достоверность моделирования, там, где цена ошибки может быть слишком высока - наиболее продвинутым игрокам и профессионалам высокого класса.   - Получится ли использовать игровой тактический интерфейс в боевой обстановке точно так, как это делается в игре?   Ответ - Да! Никаких проблем! Тысячи частных военных компаний с успехом делают это!   - Можно ли создавать реалистичные пользовательские карты, пригодные для подготовки личного состава подразделений к решению боевых задач на конкретных объектах?   Ответ - Да, конечно! При создании карт может быть использован как собственный формат компании Архистар, максимально поддерживаемый всеми облачными сервисами, так и несколько широко распространенных открытых форматов. Более того, возможно конвертирование результатов сканирования местности разведывательными дроидами. Сервисы компании достаточно оперативны, и вполне сопоставимы по качеству со специализированными военными программами ведущих держав, при этом являясь доступными и не требующими вложений в дорогостоящее оборудование.   - Имеется ли возможность опробовать в виртуале новые образцы вооружения?   - Да, такая возможность имеется! В нашем цифровом магазине доступны для скачивания готовые базы вооружений, включающие десятки тысяч образцов, в пределах массо-габаритных ограничений, обусловленных Правилами. С помощью сервиса редактора оружия легко создавать собственные уникальные модели, дорабатывать готовые, или достоверно оцифровывать образцы, имеющиеся в распоряжении пользователя.    Примечание. Доступность услуг, а также цены на подключение сервисов и каналов связи могут различаться в зависимости от региона. Собственником прав на всю информацию, передаваемую в рамках проекта, является компания Архистар. Игроки не имеют права претендовать на единоличное владение цифровыми объектами, создаваемыми в рамках игры... Компания оставляет за собой право свободно копировать и распространять любые данные, загружаемые на серверы, и не несет ответственности за прямой или косвенный ущерб игрокам или третьим лицам... Запрещается любая деятельность, направленная на модификацию кода ядра. В соответствии с Пактом о пиратстве информация передается в СБ сектора без уведомления пользователя, подозреваемого в совершении преступления... Не допускается намеренное искажение и фильтрация трафика... За нарушение условий... штраф или бан по усмотрению администрации...    Бегло проглядев инструкцию, я занялся установкой скачанной прошивки. Места она занимала подозрительно мало, и когда я запустил установщик, быстро понял в чем дело - в распакованном виде она представляла собой несколько десятков строк на макроязыке, который тоже пришлось скачивать. К счастью, несмотря на ощутимое снижение скорости, подключение к галасети все еще работало стабильно. Первой моей реакцией было разочарование - ну не может подобная детская поделка стоить даже полтиник! Да я бы и сам легко написал то же самое... если бы с уверенностью знал, что можно вот так просто повесить стандартное распознавание вообще без привязки, и курсор на область внимания, и просто бросить управление в нераспределенную мышечную зону, и замкнуть контур примитивным пропорционально-дифференциальным регулятором... и всё! То есть, конечно, там был еще и простенький тактический интерфейс, но реализация оказалась совсем уж тривиальной - стандартная база, стандартные средства просмотра из макроязыка и стандартные модули привязки оттуда же. Ничего лишнего, даже нет набивших оскомину средств защиты от взлома, кроме распаковки ключом нейросети - то есть, мне в результате даже понравилось насколько прозрачно все сделано. А что касается оптимизации, я мог бы и сам потом этим заняться.    Закончив с этим вопросом, я решил, что пора наведаться к доктору. В последнее время я заходил к нему совершенно спокойно и без звонка, лишь только убедившись, что у него не выставлен совсем уж неподходящий для визита статус. В этот раз он был не сильно занят - когда я разыскал его в пищеблоке он в задумчивости глядел в инспекционный лючок пищевого автомата. На поясе у него болтался контейнер для проб.    - Привет, Тим!    - Здравствуйте, Сэр. Надеюсь, я вам не помешаю?    - Разумеется, нет! Я всегда рад тебя видеть, и к тому же ты можешь мне немного помочь.    - Вы думаете, как взять пробы из этого агрегата?    - Точно! Именно это я и собираюсь сделать, и единственное, что мне мешает, так это отсутствие подходящего дроида! Не самому же мне лезть в эту щель, не правда ли!?    - Я думаю, сэр , что проще всего будет зарезервировать необходимое оборудование через проектный сайт. Свои приобретения я еще не опробовал, да и по функциональности мой малыш никак не сможет конкурировать с профессиональными изделиями.    - Еще как сможет! Дело в том, - засмеялся он, - что все профессиональные в данный момент выключены и заперты капитаном под замок. Не могу судить, насколько оправданы подобные меры предосторожности, но в любом случае быстро мы ничего не получим. Капитан имеет право быть параноиком, и я не могу его в этом упрекать.    - Я, конечно, сейчас схожу к себе и соберу паучка, но не уверен, что это получится быстро.    - Это не так уж важно, Тим. С другой стороны, если у тебя все получится, мы сможем не беспокоить капитана и не тревожить лишний раз наемников. Они и так считают, что капитан отобрал у них игрушки только для того, чтобы поглумиться.    Если признаться честно, в тот момент поступок мистера Смолина казался возмутительным, и мне было даже непонятно, как доктор может видеть в этом смешное - ведь капитан просто пользовался служебным положением для удовлетворения своего непомерного тщеславия, намеренно унижая подчиненных. Однако, вслух я подобных мыслей не высказал, надеясь что в будущем его мотивация проясниться - у доктора гораздо больше жизненного опыта, и к тому же он многократно доказывал делом свою компетентность...    Доктор закрыл лючок и мы отправились за мелким дроидом.    - Скажите, сэр, а вы можете сделать мне медицинское сканирование для Сокрушителя? В инструкции по прокачке написано, что для этого нужен сертифицированный медцентр, но может быть вы сможете обойти это ограничение?    - Если отвечать буквально, то я, Тим, мог бы и обойти это, как ты выражаешься, ограничение, да только в этом нет особой необходимости. Для проведения первого уровня тестирования у меня имеется сертификат. Что же касается второго, то на корабле нет всего необходимого оборудования. Непосредственно по регламенту второй уровень не провести, но можно сделать по упрощенной схеме - все равно будет гораздо точнее первого.    - А я и не догадывался о таких возможностях!    - Ничего удивительного здесь нет. Во первых, тестирование - довольно популярная услуга, а поддержка игр полного погружения составляет немалую часть дохода медцентров широкого профиля. Во вторых - я давний фанат игры. А в третьих - в дальних рейсах игры очень важны для психологической разгрузки. Сокрушитель чрезвычайно популярен среди наемников, и для Кастеяны была приобретена расширенная версия автономного сервера, включающая в себя помимо прочего и лицензию на первый уровень тестирования.    - А что еще входит в расширенную версию?    - Я скину ссылку. В поставку вошли автономные версии сервисов, все официальные базы по оружию, большое количество карты и документов, которые обычно продают отдельно. Дело в том, что в рейде галасеть может быть недоступна, а там где доступна, часто работает из кэша - запросы на передачу проходят с огромными задержками.    Тем временем я достал из упаковки механического паучка размером с ладонь, присоединил лекгосъемные лапки и элементы питания.    - Какой нам понадобиться манипулятор? - поинтересовался я у доктора.    - Гайковерт, захват для зонда, крепление для контейнера с пробами и, пожалуй, на этом все!    - Так не получиться. Встанет либо гайковерт либо захват. Их придется все время перестыковывать. Да и гайковерт слабенький, не говоря о том, что конечности малыша все равно не смогут удержать значительный вращающий момент.    - Пробки откручиваются легко. . Складывай все в контейнер - пойдем испытывать.    Паучок работал вполне сносно и даже не было необходимости постоянно управлять каждой его ножкой по-отдельности, однако я далеко не сразу освоился с прямым управлением - а другого попросту и не было предусмотрено. Для начала я немного побегал им по столу, потом - по полу. На стену механическое насекомое забраться не смогло - лапки лишь бессильно скользили. Цоканье малыша привлекло из столовой двух любопытных наемников, но как только доктор повернулся в их сторону, выглядывающие из открытого шлюза ухмыляющиеся рожи мгновенно исчезли.    Первая попытка проникновения в лючок почти сразу привела к соскальзыванию механического помощника в узкую щель между трубами. Тельце развернулось боком и застряло. Лапки охотно отзывались на мои команды, но не могли найти опоры на гладкой поверхности и лишь беспомощно скребли по металлу. Пока я искал глазами какой-нибудь длинный предмет, способный помочь вызволению паучка, доктор просто просунул в лючок руку и вытащил его, аккуратно держа двумя пальцами за тельце. В следующий раз я догадался нацепить на лапы имевшиеся в комплекте насадки и дело пошло гораздо лучше. Вооруженный присосками, паучок уже не мог бегать с прежней скоростью - на мой взгляд он еле ковылял - но зато не соскальзывал и даже мог немного пройтись по стене. На вертикальной поверхности он все равно держался не очень хорошо. После десятка-другого осторожных шагов присоски ни с того ни с сего отлипали и он падал, но для забора проб было достаточно и такой функциональности. Немного погоняв паукообразное(отвернуть пробку, положить, заменить манипулятор, взять пробу, сменить манипулятор, завернуть пробку и так далее), я понял, как нужно действовать. Я заранее составлял маршрут, откручивал по две-три пробки за проход, а доктор в результате едва успевал подписывать готовые пробы. Не успел я как следует разогнаться как работа закончилась.   - Признаться, Тим, я очень впечатлён твоими способностями, - похвалил меня доктор. - На мой взгляд ты действовал совсем как взрослый квалифицированный специалист. Твой мумрик бегал словно живой!    - Это не мумрик, сэр. Обычный дроид на прямом управлении.    - Вот как!? У него совсем нет интеллектуального модуля?    - В стандартной прошивке помимо полного контроля конечностей имеются только программы прямолинейного движения и стабилизации. Ни на что большее примитивный вычислительный модуль не способен. В моем распоряжении имеются и более мощные кристаллы, но с ними я еще не разобрался.    - Если дело только в свободном времени, могу обещать, что у тебя его скоро будет немало! И было бы здорово, если бы ты смог заняться этим вопросом. Программирование псевдоинтеллектуальных автоматов бывает очень востребованным как при аварийных работах, так и при разведке неисследованных объектов. Я надеюсь, мне не надо объяснять почему прямое управление не всегда является приемлемым вариантом?    - Да, мне это известно. Мумрики могут обходиться без устойчивого канала связи или даже действовать автономно.    - Правильно! Но, с другой стороны, программирование мумрика - непростая задача. Насколько я знаю, редко получается отыскать прошивку, удовлетворительно подходящую к конкретному железу и задаче. Приходится не только масштабировать персептроны, но и подгонять структуру, и даже вручную прописывать логические цепи! Ты уверен, что можешь справиться с такой работой? Для начала, было бы неплохо собрать пару паучков-разведчиков, способных выполнять несложные задания на внешней обшивке корабля. Сколько времени по твоему может потребоваться для этого?    - Думаю, сэр, что за неделю я управлюсь.    - Это просто превосходно, Тим!    - Единственное, мне бы не хотелось забрасывать тренировки в мире Сокрушителя - пройти сканирование, отстрелять оружие...    - Не вижу с этим никаких проблем! Совсем необязательно тратить все свободное время на мумриков. Просто не забывай об этом вопросе. А сейчас давай сделаем так... Я подготовлю необходимое оборудование и позову тебя, а ты пока можешь поиграть с наемниками.    - Но сэр, мне бы вовсе не хотелось опять подвергаться такому же унижению! Я еще не готов играть на таком высоком уровне и подумал, может быть, возможно на час-другой предоставить сервер в мое полное распоряжение, чтобы я без помех освоился с уровнями и потренировался на ботах?    - Хм... Думаю, это несложно устроить. Я сейчас же добавлю тебе права администратора игры, только постарайся не злоупотреблять ими. Не следует слишком на долго отрывать наемников от любимой игры и осложнять с ними отношения по столь незначительному поводу.    - Да, конечно, сэр. Я не буду занимать сервер более чем на два часа в сутки.      Попрощавшись с доктором, я направился к себе в каюту и занялся игрой. Для наемников сервер был закрыт "на профилактику", а для себя я сделал отдельную сессию, так, чтобы никто мне не мешал испытывать тактический интерфейс и автоприцеливание. Результатом я был в целом удовлетворен, не смотря на то, что получалось не так хорошо, как мне мечталось. Тем не менее, прогресс с автоприцеливанием имелся - счет при игре с ботами рос, правда, для того, чтобы серьезно поднять уровень все равно требовались длительные тренировки.    Между тем, носитель продолжал разгоняться, и неуклонно приближалось время, когда Кастеяна отправится в самостоятельный полет. Я с огромным нетерпением ждал этого момента, доктор же всем своим видом показывал, что такие пустяки его не волнуют. Он с невозмутимым видом ковырялся в пищевом синтезаторе или в который уже раз наводил порядок в медотсеке.    - Тим, дружище, - говорил он между делом, - когда я только начинал свою карьеру на флоте, я также, как и ты сгорал от любопытства. Но за свою жизнь я повидал столько разгонов и прыжков, что меня, увы, это нисколько не трогает. Жизнь на корабле состоит не из взлетов с посадками. На такую ерунду ты и сам скоро не будешь обращать внимание. Независимо от того разгоняется корабль или ныряет в гипер, или заходит на промежуточную посадку, или проходит мелкий ремонт - для тебя продолжается полет и почти ничего не меняется. Мир корабля очень маленький, выхода за его пределы нет, и здесь действуют свои законы - нужно на отлично исполнять свои обязанности, ни в коем случае не забывая об отдыхе. Если каждый на корабле следует этому нехитрому правилу, у команды отличный шанс не свихнуться и дожить до конца путешествия.    Я никак не ожидал такого настроя от доктора, который обычно являл собой образец жизнерадостности и оптимизма. Вероятно, его меланхолия объяснялась тем, что он все еще переживал разлуку с близкими. Что же касается мистера Силита, то он наоборот был со мной очень ласков, и даже пригласил присоединиться к нему на время старта с носителя. Разумеется, я с радостью согласился.    Этот день оказался одним из тех, которые надолго откладываются в памяти...    Странный звук буквально вытолкнул меня из кровати. Спросонья я не мог понять, что случилось - как будто бы весь корабль загудел очень тонко и мелодично. Не так чтобы громко, но и не совсем тихо. И ни на что не похоже. А потом раздался рокочущий голос капитана, неведомо для чего транслирующийся на весь корабль.    - Внимание, техническая готовность, проверка громкой связи...    И опять этот странный звук! Уже на другой ноте, еще более тонкой.    Я привел себя в порядок и связался с мистером Силитом. Он ждал на ПУ-2.    Шлюзовые двери гостеприимно открылись, пропуская меня. Внутри кроме мистера Силита находился еще один наемник, причем, если главный инженер просто сидел в кресле, второй был крепко пристегнут и упакован в легкий скаф с зеркальным шлемом.    - Привет Тим. Это наш пилот Сэм Глок, он же чемпион виртуальных боев, Садист.    - Мы уже познакомились в игре, - засмеялся шлем, - и я даже имел радость сорок шесть раз выбить юноше мозги!    - Надеюсь, в реале вы будете друзьями. - Меланхолично предложил инженер.    - А как же, - засмеялся Садист. - Со мной не забалуешь! Или друг или труп!    - Извините, мистер Силит, а что это за писк раздавался пару минут назад?    - Ааа! Так ты тоже слышишь ультразвук?! - опять влез Садист. - Это я тестирую движки. Чуть-чуть разбалансировал контура, чтобы вибрация передавалась на корпус корабля. Ты не представляешь, сколько может сказать сведущему человеку эта песня! Однажды нас с Окороком здорово подпалили на одном недоделанном корвете. Корпус в дырах, геометрия ушла, обвес накрылся. Нихрена не работало, но мы все равно ушли на аварийном управлении, чисто на слух!    - Заткнись уже! - шикнул инженер - Лучше бы не отвлекался, а повторил свои "молитвы". Чиркнешь по купцу на старте и привет, отлетались... Федералы вот-вот на хвост сядут, а он раскудахтался!    - Федеррралы на тррраверзе!- Заорал вдруг Филин хриплым и зычным голосом, так что у меня чуть коленки не подогнулись от неожиданности. - К бою, мерррзавцы!!!.    - Успокойся, мой птенчик, - пробасил инженер, обращаясь то ли ко мне , то ли к птице. - Бой отменяется. Мы тихо линяем на Даруну.    - Маррршевые на форррсаж!!! Иммитаторры целей - на старррт!!!    - Как-то так... Да, из тебя бы вышел неплохой капитан этого корыта...    В этот момент мне на нейросеть посыпались сообщения и одновременно настоящий капитан начал свое выступление по громкой связи.    - По местам стоять, в переходах не толкаться!!! К бою и походу!!! Осторожно, переборочные двери закрываются!!! Шевелитесь чертовы ублюдки! Все по боевому!    Далее капитан завернул пару сложносочиненных нецензурных фраз общего плана, обматерил правительственных чиновников Конфедерации, а также адвокатов, продавцов, охранников, работников космических ферм, и богов, которым они якобы поклоняются.   - Неплохо жарит для провинциального утюга. - Заметил Садист.    - ...Сегодня наша девочка, Кастеяна, отправляется в первый полет. Я - капитан Смолин. Штурман - Сэм Глок. Главный инженер - Джон Силит. Начинаем разгон. Отдать кормовые-носовые, черт их р-раздери!!    На голоэкране появилось изображение с камер, показывающее близко расположенную серую открытую палубу носителя. В момент, когда обратный отсчет закончился, мираж как будто дрогнул и картинка поплыла в сторону. В мгновение ока палуба превратилась в отворачивающий куда-то вбок огромный корабль. Светящиеся ослепительно голубым цветом факелы носителя многократно превышали его длину. Потом зажглись наши собственные чуть зеленоватые факелы. Вопреки моим опасениям, шум от работы двигателей был едва слышен, но эффект вышел просто поразительный - носитель на глазах начал уноситься прочь, сжимаясь в черточку, а потом и вовсе в точку.   - Вот что значит, больше двадцати g! - басовито промурлыкал мистер Силит. - Разгоняемся как противокорабельная ракета, но гравитационный кокон держит просто идеально. Я не почувствовал даже самого ничтожного толчка или изменения силы тяжести.   - Хорошо идем! - Откомментировал Садист. - Движки тянут очень неплохо, учитывая, что им уже пора на свалку. И по законам Конфедерации такой выхлоп тянет на крупный штраф!   - Пускай сначала поймают! - Улыбнулся мистер Силит.    Примерно через полчаса после старта пропала галасеть. Доктор предупреждал меня об этом, но все-равно сделалось очень тоскливо. Все-таки для современного человека сеть это больше, чем средство общения. За долгие годы она становится как будто бы частью души. От уныния меня удерживало лишь то, что мы летим навстречу приключениям...   Этим же днем Кастеяна ушла в прыжок... Так уж получилось, я пропустил предупреждение доктора о профилактических инъекциях - заигрался. Но тащиться в медотсек все равно пришлось - разболелась голова, да и съеденный назадолго до прыжка обед, не желая усваиваться, неприятно подступал к горлу.    Доктор был немного занят - пытался выпроводить двоих наемников. Толстого, насколько я помню, звали Боров, а второго, худого - Сопля.   - ...Еще раз повторяю - сухпайки не причем, и восстановление в медкапсуле вам не полагается! Не нужно было игнорировать профилактику!    Боров уже, кажется, понял что ему ничего не обломится и собирался уходить, робко подталкивая приятеля к выходу, но тот не унимался.   - У меня тысяча прыжков - не надо меня за дурака держать! Если кокон хороший - трясучки не бывает! Проверяйте жратву, черт вас подери!   - Кокон на яхте отличный. - Меланхолично поддержал товарища по несчастью Боров.   - Вот и я говорю. Когда разгонялись, я специально ходил по коридорам. Никаких градиентов или вибрации, потоков воздуха, как это всегда бывает. Ни-че-го! Вот это, думаю, в сказку попал! Да такие коконы только на яхты миллиардерам ставят! И тут вы мне заливаете про трясучку!! Это на старом латаном корыте черта лысого настроишь кокон, и никто не ворчит когда его схватит трясучка, а здесь всё новое, да если бы что и было плохо настроено, ребята бы заметили!!   - Успокойтесь, уважаемый. Не вынуждайте меня прибегать к административному ресурсу. Повторяю еще раз для вас и для Тима. Гравитационный градиент, с которым приходится справляться кокону, больше стандартного почти на порядок. Соответственно увеличивается сдвиг спектральных линий и флуктуационная ионизация. Все это рассматривалось в инфопакете, ссылку на который получил каждый из вас. Из-за того, что вы самоуверенно игнорируете мои рекомендации, я не собираюсь тратить ресурс медицинского оборудования. И скажите спасибо, что я заранее озаботился изготовлением пилюль, способных облегчить ваши страдания... А теперь - свободны!   - Мистер Лискин...- Сопля набрал воздуха, чтобы продолжить спор. Однако, договорить ему не удалось. Боров вдвое превосходил его по весу, и как только взялся за товарища всерьез, с легкостью вытащил его из отсека.   - ... Пусти, жирдяй, руку вывернешь! - Последнее, что донеслось со стороны спорщика, перед тем как двери шлюза закрылись за ним.   Я взял у доктора таблеток и отправился обратно - играть. В сущности, делать было нечего. Я и раньше слышал, что в космических полетах представляют интерес исключительно заходы в порты. Все остальное в лучшем случае - кромешная скука, а во всех остальных - полное дерьмо. К счастью, никаких неприятных неожиданностей не случилось. Мы благополучно вышли из прыжка и начали торможение, намереваясь посетить орбитальный док. Запертый в крошечном мире корабля, я ждал этого события словно праздника. Вышли мы близко, летели быстро, и тормозили с большим ускорением, но все равно перед стыковкой был день инерционного полета, и я решил "прогулять" свой скафандр. Покидать шлюзовую камеру мне запретили из-за отсутствия опыта работы в невесомости, но и потаращиться на звезды из открытого шлюза было довольно интересно.   А на обратном пути меня отловили наемники.   - Эй, пацан, иди-ка сюда! - Резкий голос вывел меня из состояния приятной задумчивости.   Мозг начал лихорадочно прокручивать события прошедших дней. Неужели они всерьез решили проучить меня за тот игровой эпизод? Тогда , после особенно длинной серии неудач система подкинула подарочек - спецбоеприпас. Ну и , как только я обнаружил, что в большом зале идет перестрелка, я жахнул! Запустил ракету по коридору и сделал ноги в противоположном направлении. Меня тоже вынесло - на станции просто не было места, где можно укрыться. Посмертное видео порадовало - ослепительная вспышка, огненная волна крушит перегородки, разрывая и сминая все на своем пути . Наемники просто взбеленились - они считали, что не должно быть на уровне ядрен-батона, а это значит - я выпросил его у доктора, и читера следует наказать в реале. Обычно такие угрозы гроша ломаного не стоят, и я сразу забыл об инциденте. Неужели кто-то собирается исполнить обещание!?   Я что есть силы рванул прочь. Очень вовремя - Рыжий едва не схватил меня.   - Лысый, держи его! - Заорал он, поняв, что не успевает.   Упс! Да тут еще один! Изворачиваюсь, и не сбавляя скорости проскакиваю между наемником и стеной. Переборочный люк, поворот, а дальше три высоких ступени и спасительный гарвилифт... Поздно... Чувствую, что мою ногу хватают - это Лысый в последний момент изловчился. Нет, ну мы так не договаривались! Говномет в то же мгновение оказывается в руке - Бах! - Прямо в голову!   Большая половина заряда рикошетит, хотя, и к лысине что-то прилипает. Лысый орет, но все-таки стаскивает меня с лестницы. Подоспевший Рыжий толкает к стене...   - Чего шумишь? - Спрашивает осторожно - вроде бы убивать не собирается.    Меня оттеснили от выходов, но уже не держат. Рыжий пытается что-то прочитать на моем лице. Я молчу и гляжу исподлобья. Отправил доктору сообщение: "Срочно нужна помощь!!!"   - Мы видели у тебя мумрика, - подчеркнуто миролюбиво заметил Рыжий, когда игра в гляделки уже начала мне надоедать.   - Проклятый капитан запер всю нашу живность! - эмоционально добавил Лысый. - И как прикажешь выкручиваться!?   - Можно написать заявку... - Робко предложил я.   - Да ты не думай, нам есть чем заплатить!   - Не продается! Да и сети нет - переводы не работают.   - У нас чипы. - Предложил Рыжий.   - И вот! Эмиттеры! - Внезапно, не до конца отчищенная от говнометной черноты ладонь Лысого оказалось у меня перед носом.    Я невольно отшатнулся, упираясь в стену и разглядывая четыре серебристых шестиугольных кристалла размером с ноготь.   - Да ты не шугайся! Нодий чистый, не фонит! Мы его у лохов на соседней стоянке тиснули. Я еще когда чалился на флоте выучил, где на крейсерах стоящий ЗИП ! - Громко шептал Лысый.   В этот момент Рыжий чем-то озаботился, и с виноватым видом завертел головой, после чего пихнул локтем разволновавшегося подельника, мгновенно передавая тому заряд озабоченности. Едва начавшийся сумбурный диалог оборвался. Судя по торопливому звону шагов, сюда направлялся доктор, а наемники почему-то не горели желанием с ним общаться.    - Ты это... Позвони, как надумаешь. - Полуобернувшись прошептал Рыжий перед тем как исчезнуть из виду.       Я описал доктору все обстоятельства этого странного происшествия и мы стали думать что бы это все могло значить.   - Ну и дурачьё, - засмеялся он, выслушав меня. - Но вот что я тебе скажу, Тим - мумрик нужен им не для работы.   - Я и сам думаю точно также! Но для чего он может им понадобиться?   - Насколько я знаю эту публику, их в основном интересуют три вещи - деньги, наркота и развлечения, а учитываю то, как нелепо они подставились - дело почти наверняка связано с наркотиками.   - У них есть тайник с наркотой!! - Догадался я. - И они не могут добраться до него!   - Скорее всего так. - Согласился доктор. - Два десантника попались на обследовании со следами психоактивных препаратов. Капитан в бешенстве, обшарил все закоулки в поисках отравы, но так и не преуспел. На военных кораблях это обычное дело.   - Но ... в таком случае, наверное, нет смысла докладывать обо всем капитану!? Они вели себя достаточно корректно, и я бы не хотел становиться доносчиком.   - Доложить-то я как раз доложу, - усмехнулся доктор. - Только неофициально, и нужно подумать, как ему представить дело. Наш капитан прекрасный и честный служака, но он слишком прямолинеен. Не беспокойся, я найду способ не впутывать в разборки тебя.   - Спасибо, сэр, вы очень добры ко мне!   - И вот что, Тим, раз уж ты все равно занимаешься мумриками, неплохо было бы тихонько обшарить корабль и найти все тайники.    Естественно, я с радостью взялся за эту работу, и хотя преуспел не с разу, в результате нашел гораздо больше, чем несколько пакетов с черным порошком. В сущности мои изыскания позволили нам в конечном итоге выжить в бушующем море развернувшихся вскоре событий, что в очередной раз доказывает преимущество человека стремящегося исследовать мир перед индивидуумом плывущим по течению. Однако, обо всем по порядку...    Корабль вышел на орбиту дока, но доковаться мы не стали. Иногда власти не разрешают долго болтаться рядом со станцией, ремонтируясь своими силами, но на Даруне на такие пустяки не обращали внимания. Платили ли мы портовый сбор и как решались бюрократические вопросы, связанные с появлением в системе незарегистрированного корабля, я не интересовался. Однако, в конце-концов, не прошло и полусуток, как Кастеяну зарегистрировали...    - И после этого кто-то в Конфедерации будет утверждать, что у нас построен мир абсолютной свободы! - Вещал радостный Тхелани, привычно размахивая полупустой рюмкой. - Одиннадцать тысяч, и все документы оформлены! Вот где настоящая свобода, доктор! Класс - легкий торговый крейсер. Они даже не сверяли номера агрегатов - не разучились верить людям!    - С не меньшей легкостью эти милые дикари могут отобрать корабль у законного владельца и переписать на себя. А уж такая ерунда, как ворованный двигатель, их совершенно не волнует. - Меланхолично заметил доктор.    - За все, мой милый друг, п-приходится п-платить. - Со вздохом ответил СБ-шник. - Я очень надеюсь, что мы успеем убраться с этой гостеприимной базы прежде, чем аборигены п-пожелают нами п-поживиться.    - Новые двигатели уже доставлены. Перекинут их за сутки. И не думаю, что кому-то вообще придет в голову нас ограбить. Ведь вы зарегистрировались как представитель службы безопасности, а с этой организацией стараются не шутить. Вот если бы мы попались без свидетелей - тогда да...    Мистер Силит справился даже быстрее и через шестнадцать часов Кастеяна снялась с орбиты чтобы продолжить путь. Никого из команды на станцию не пускали, да и в шлюз получили допуск только четверо непосредственно задействованных в ремонте.    Разгон должен был занять почти тридцать часов, зато мы экономили уйму рабочего тела, субстанции, которую недалекие наемники обычно называют топливом. Таким образом мы утратили былую прыть, но обрели способность прыгать много раз подряд без дозаправки. Признаться, меня все же напрягала такая медлительность, и я поделился с доктором своими страхами    - Нам совершенно не о чем волноваться, - успокоил меня мистер Лискин. - На случай непредвиденных обстоятельств был проложен альтернативный маршрут. Если за нами будет погоня, мы включим форсаж и прыгнем в систему АН18745, где нам, конечно придется остановиться на дозаправку, но ничего кроме времени мы не потеряем. К тому же наш лазер вдесятеро мощнее типового противометеорного вписанного в паспорт судна, а благодаря системе задифракционной коррекции имеет еще и втрое большую дальность. Для неосторожного пирата, польстившегося на легкую добычу это будет неприятным сюрпризом.    - Разве не вы говорили, что нам смертельно опасно ввязываться в бой и что наше главное оружие - скорость.    - Разумеется, мой мальчик. Только недосягаемая скорость может позволить нам гарантированно преодолеть сотни опасных систем, и не стать добычей тех или иных космических хищников, пиратов, или местных блюстителей порядка, которые зачастую ни чуть не лучше. Но парадокс в том, что на этапе начального разгона мы вынуждены экономить рабочее тело, тебе ведь не хуже меня известно, что экономичность по рабочему телу достигается огромными скоростями истечения, что приводит к гигантским энергозатратами, чудовищным факелам и относительно малой удельной тяге. Эта захудалая никому не нужная система как нельзя лучше подходит для этих целей. Здесь нет ни одного корабля крупнее фрегата, да и те - развалюхи, болтаются в астероидном поясе, охраняют промыслы. Все складывается как нельзя лучше.    - Сэр, мне все это понятно, но все же, что будет, если какой-нибудь выживший из ума шахтер от дурости или безысходности вздумает нас обстрелять?    - Не думаю, что кто-то решиться атаковать рядом со станцией, а далеко - уже не опасно. Мы сможем достаточно быстро разогнаться на форсаже, можем сманеврировать, можем использовать лазер. От мелочи мы отобьемся.   Вскоре мне удалось убедиться, что мои страхи были небеспочвенны, но доктор тоже оказался прав, мы легко выкрутились. После всего пережитого этот эпизод выглядит даже забавным, однако в тот момент, когда мне сообщили, что Касетяну преследуют, было не до шуток...   В момент нападения я находился у мистера Силита.   - Погляди-ка, Тим, два свихнувшихся крота решили поиграть с нами в догонялки, -сообщил он небрежно и вывел тактическую карту на голоэкран.   - Легкий крейсер и... суб-орбитальная платформа, - прочитал я . - Что это еще за зверь?   - Кусок дерьма с двигателем. - Ответил мистер Силит. - Десант сидит прямо на палубе. Капитан крейсера, очевидно, обкуренный идиот. Если бы мы шли в стандартный прыжок, мы бы закончили разгон через двадцать минут, даже не включая форсаж. За такое короткое время они нас никак не догонят.   - Смотрите, новая цель, ракета!   - Ракета прямого наведения. - Заметил мистер Силит, посмеиваясь. - Все-таки работа шахтера плохо влияет на мозги. Если они смотрели паспорт корабля - а почему бы им его не посмотреть - они не могли не знать про курсовой лазер. Мы бы сбили эту болванку даже из пукалки, записанной за нами. Возможно, они считают окружающих такими же болванами как сами. Другого объяснения у меня нет.   - И что же мы будем делать?   - Чтобы сбить ракету мистеру Смолину даже не придется рассчитывать параметры сетки - он развернет корабль и собьет ее одиночным импульсом, а если он умный капитан, он еще и подпустит цель поближе, чтобы не демонстрировать дальнобойность лазера.   - А сетка не нужна потому что ракета не маневрирует?   - Совершенно верно, Тим. Ракета наводится на Кастеяну и просто так уйти от нее не получится, но в то же время движется она строго прямолинейно и ее можно разрушить одним точно сфокусированным импульсом. Сетка нужна, когда ракета на подлетной траектории непрерывно маневрирует, тогда первым импульсом наносятся небольшие повреждения точками по большой площади, чтобы гарантированно повредить цель, а вторым выстрелом цель уничтожается.   - Но ведь время перезарядки лазера Кастеяны очень большое! Если бы ракета маневрировала, мы бы не успели сделать два выстрела!   - Сделали бы два вполсилы, только и всего. И обычно даже первого попадания в маневрирующую ракету достаточно для того, чтобы она сошла с опасного курса.   Случилось все быстро и в точности так, как и предсказывал Мистер Силит. Капитан объявил боевую тревогу, но долгое время ничего не предпринимал. Кастеяна даже не повернула факел в сторону подлетающей ракеты. Поскольку противометеорный лазер и так всегда в состоянии готовности, накачивать его не было необходимости. Капитан, по всей видимости, рассчитал верный маневр и ждал, но поскольку я не мог этого знать, то просто стоял и тихо психовал. Ракета все ближе, а мы ничего не предпринимаем! В последний момент корабль выключил маршевые и резко развернулся - понятно, что гравитационные компенсаторы не позволили нам почувствовать ускорения, но согласно карте мы развернулись, и был произведен выстрел. Образовавшийся вместо ракеты светящийся огненный шар обтек Кастеяну, не причиняя ей вреда. Впрочем, щит в результате все-таки просел на полпроцента, а удаляющийся в бездну белый комок быстро расширялся и бледнел, постепенно превращаясь в еле заметную уродливую кляксу. Кастеяна, между тем, продолжила прерванный разгон, так и не воспользовавшись возможностью уйти на форсаже. Дождавшись истаивания останков ракеты, враждебные корабли или суда повернули обратно к базе.   - Вероятно, у местных шахтеров случайно завалялась лишняя ракета, которую им не терпелось испытать. - Посмеиваясь заметил инженер. - Теперь об этом бесстрашном подвиге сложат песни и сказки. Безбожно приукрасят, чтобы не выглядеть дураками перед своими чумазыми потомками.      Что бы там ни было, Кастеяна продолжила полет. Ушла в прыжок, вынырнула из гипера, после непродолжительного разгона на периферии безлюдной системы прыгнула снова, и вышла в другой системе совершенно в стороне от обычных торговых маршрутов. И по мере того как мы удалялись от дома, чудо все больше превращалось в рутину, так что после четвертого или пятого прыжка меня уж совершенно не волновало в обычном пространстве мы летим или в гипере, и мимо каких светящихся газовых шаров пролегает наш путь. Не смотря на мои опасения, ни одного корабля мы не встретили , если не считать за таковые далекие отметки на карте, получаемой с планетарных ретрансляторов. Так что ничто не мешало мне спокойно отсканировать весь корабль, внутри, снаружи и под бронелистами. Мелкие мумрики, конечно, не могут соперничать со специализированными дроидами ни в скорости, ни в точности съемки, однако работу делают, и вскоре я обнаружил несколько тайников, скрывающих пластиковые пакеты с черным порошком.А в качестве бонуса - сравнивая архивную карту корабля со сканом, я обнаружил неучтенный лючок.   Кому и зачем понадобилось врезать под броней крохотный замаскированный шлюз оставалось только гадать. Пролезть туда мог только паучок вроде моего мумрика, да и то с трудом. Вел тайный ход в третий кабельный колодец правого борта,и надо же такому случиться - один из технологических лючков располагался как раз в моей каюте. То есть для того чтобы выпустить робота наружу мне было бы достаточно открутить шесть болтов крышки, не считая , конечно взлома защитных кодов лючка. Впрочем, аккуратно разрезав с помощью мумрика управляющий блок, я получил доступ к электронной начинке, а это всегда резко увеличивает шансы успешного взлома - можно не только точно определить аппаратную реализацию защиты, но и воспользоваться служебными контактами. Подбор пароля занял не более часа.    Таким образом я выполнил и перевыполнил задание доктора, и поскольку кроме игры заняться было нечем, вскоре я нашел себе новое развлечение - запущенный в вентиляцию мумрик легко достигал других кают и можно было наблюдать за тем, что там делается. На первый взгляд - это не только постыдное , но и достаточно глупое занятие - ну чего необычного я мог бы услышать или увидеть? Однако, услышал такое, что кровь застыла у меня в жилах...   - Скажи, Попрыгун, долго мы еще будем кланяться федералам? Мне до смерти надоел клоун СБ-шник и его шестерки! Когда мы наконец увидим какого цвета у них кишки?!       - Спокойно, Сэм. С каких это пор ты стал решать, что и когда нам делать? - Низким рокочущим голосом ответил сидящий спиной человек.    - Команда волнуется, Джон. Люди недовольны твоей нерешительностью. Люди думают - пора бы нам взяться за оружие и прибрать корабль к рукам!    - Вот как, значит - думают! А позвольте спросить, чем люди думали, когда чуть ли не на коленях упрашивали меня возглавить эту шайку неудачников, потому как никто из вас, умных, не знал как подступиться к этому делу? О чем уважаемые думали, когда просирали немалые денежки, привезенные из последнего рейса? Каждый! Каждый из вас был настоящим богачом - мог купить небольшую благочинную страну на какой-нибудь заштатной планетке и до конца дней не испытывать ни в чем нужды!! И что я вижу!? Жалких опустившихся бродяг, копошащихся в самых гнусных трущобах, перебивающихся мелким воровством и попрошайничеством! Со слезами благодарности вы принимали помощь из этих рук! И эти люди утверждают, что они могут думать!? Хотя... если таково желание общества, я складываю с себя полномочия! Пускай Садист ведет вас - с ним будет веселее, чем со стариком Силитом!   - Что ты, Джон, - испуганно зашумели наемники, - у нас и в мыслях не было. Мы доверяем тебе! На кой нам чертов Садист!?   Увидев, что команда не на его стороне, пилот, зачинщик беспорядков, сразу сдулся и без лишних разговоров поспешил отступить в тень. Стоящие за его спиной подельники ловко, как будто уж репетировали маневр, расступились, пропуская его к себе в тыл. Глядя на произошедшую рокировку мистер Силит лишь хмыкнул и, обведя внимательным взором ловящих каждое слово наемников, продолжил.   - По-хорошему, нам бы следовало дождаться момента, когда корабль, нагруженный под завязку сокровищами , пройдет половину обратной дороги...   Тяжелый вздох разочарования пронесся по кубрику.   - Но! - Продолжил инженер, пресекая чей-то шепот. - Поскольку я знаю, как унизительно вольным людям ломать комедию, обещаю...   И он поднял руку... Слушавшие его наемники, кажется, даже забыли, что нужно дышать.   - Как только мы достигнем станции, враги будут ваши!... Всех убьем!!   Одобрительный гул раздался в ответ. Напряженные до предела лица расцвели улыбками.    - Вот это мы понимаем!    - Мертвые не кусаются!    - Пустим начальничкам кровь - развлечемся, наконец!    - Споют и спляшут для нас напоследок!    - А теперь - тихо! - Произнес мистер Силит, Надеюсь, вы на забыли, зачем мы собрались!?    - Новик! Новик! - Раздались радостные выкрики и в центр вытолкали затравленно озирающегося парня... Со всех сторон новичка окружали глумливо ухмыляющиеся рожи разбойников и лишь лицо мистер Силита излучало спокойствие и понимание.   - Расскажи нам, друг - медленно и с достоинством произнес он,- какие цели братства привлекают тебя в первую очередь?   Сморчок - именно под таким прозвищем был известен этот не слишком приятный тип - выглядел потерянно, но глянув на ободряющие гримасы наемников, нашел в себе силы выдохнуть:   - Деньги! Мне пообещали долю добычи, а кто ж не любит денег?   Ответ толпе понравился. Лица озарились понимающими улыбками. Кто-то даже приглушенно загоготал. Увидев живую поддержку, Сморчок осмелел.   - И еще, я бы с удовольствием посмотрел, как разделаются с выскочками, от которых приходится терпеть ежедневные унижения! Взять хотя бы капитана, или докторишку - глядят на людей как на кусок дерьма. Но теперь-то сила за нами! Посмотрим, как они запоют, когда я пощекочу ножичком!    Признаться, я и сам глядел на Сморчка с некоторой брезгливостью. И дело было даже не в вечном недовольстве, написанном на его сморщенном лице, хотя и это сильно отталкивало. Хуже всего было то, что Сморчок, заведующий на корабле туалетами и роботами-уборщиками, не особенно утруждался личной гигиеной. Неприятного вида пятна на комбезе и в особенности вполне определенный запах непроизвольно заставляли воротить от него нос.   - Ну, что-же, - мистер Силит затянулся курительной палочкой, - ты ловкий парень и сделал правильный выбор. Какие перспективы могли бы ждать тебя, продолжай ты горбатиться на хозяев? В лучшем случае долгие годы унижений , отставка, скромная пенсия и тихая бедная старость. А скорее всего - короткая лишенная радостей жизнь и безвременная мучительная смерть в пучинах космоса. С нами же не бывает скучно. У нас нет слуг и господ . Мы по-настоящему свободны и берем от жизни все! И ты ведь уже знаешь за чем снаряжена экспедиция? Нас ждут несметные богатства , и тебе как члену братства положена доля. Ты считай что уже богач - дело это простое и верное... Осталось только пройти испытание.   Мистер Силит закончил говорить, нагнулся и начал разворачивать большущий сверток, все это время лежавший у его ног. Несколько разбойников бросились помогать. А там... Я чуть не закричал от ужаса! Вот кто-то из пиратов вложил в руку Сморчка широкий нож и жизнерадостное настроение тут же покинуло его. Рука с ножом отчетливо дрожала. Перед ним на полу лежало связанное тело с заткнутым ртом. В беспомощной жертве я узнал нашего молодого матроса.   - Неужели мы ошиблись и перед нами всего лишь трус и слюнтяй, - пророкотал мистер Силит и Сморчок, отчаянно зажмурившись, присел и сверху-вниз ткнул ножом. Не смотря на широкий замах, нож почти не погрузился в тело - то ли удар был слишком слаб, то ли пришелся в ребро. Несчастный извиваясь замычал. Сморчок размахнулся и ударил, с усилием выдернул окровавленное орудие убийства и снова вонзил его в грудь несчастного. Толпа разразилась радостными криками.   - Первая кровь!   - Поздравляем, брат!   - Намажь красным лицо!    От страха и возмущения я совершенно потерял контроль над собой и, кажется, непроизвольно подал команду мумрику. Или , может быть, какая-то вибрация передалась на вентиляционный коллектор и лапка робота соскользнула, но привело это к тому, что мумрик начал соскальзывать с гладкой стенки и, повинуясь заложенной в него программе заскреб лапками, что немедленно, несмотря на гул голосов, привлекло внимание инженера.   - А ну тихо - рявкнул он, - и наемники как один замерли. - Этого -быстро в утилизатор. Сэм, посмотри-ка в вентиляции!   Я уже не мог видеть, как уносят тело или откручивают злополучную решетку - мумрик съехал вниз по толстому металлическому рукаву и его камера видела лишь серый тоннель, но микрофон продолжал улавливать голоса.   - А я ведь предупреждал, что нужно потерпеть с инициацией.   - Да нет там ничего. Гофра потрескивает от перепадов температуры.   - Давай-ка лучше просканируй еще раз на предмет жучков. Не нравится мне такое потрескивание.   Я взял мумрика на ручное управление, и стараясь ставить его ноги как можно аккуратнее, отправил его прочь от злополучной каюты. Когда я возвращал на место вентиляционную решетку, руки мелко дрожали.

.

Сайт - .. || ..


Источник: http://samlib.ru/p/ponomarew_w/propavshaya00.shtml





Друзья сервера не могут ломать блоки что делать

Друзья сервера не могут ломать блоки что делать

Друзья сервера не могут ломать блоки что делать

Друзья сервера не могут ломать блоки что делать

Друзья сервера не могут ломать блоки что делать

Друзья сервера не могут ломать блоки что делать

Друзья сервера не могут ломать блоки что делать

Рекомендуем почитать: