Что делать если попал под воду планшет


Что делать если попал под воду планшет



Берг А. А. и Азк:

  ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------   В строю стоит железный конь, наш верный боевой товарищ   В боях спасал нам жизнь не раз пощады не прося   К врагам безжалостен ты был, внушая страх, неся погибель   Твой путь усеян был кострами горящих вражеских машин   Был страшен гнев твой благородный на поле боевом   Давил бронёй, сносил огнем не ведая пощады   Ты был щитом, ты был мечом и нашим лучшим другом.      Ленинградская область, Карельский перешеек, лето 2015 года.      Капли дождя горохом сыпали по металочерепичной крыше ангара. Несмотря на хмурый день настроение было отличное, наконец то исполнилась моя давняя мечта - я заимел действующий танк. Долго, очень долго я шел к этому...   - Ну что, сбылась мечта идиота? - спросил меня мой бывший мехвод сержант запаса Колька Тихонов.   - Ещё как сбылась - радостно ответил я, поглаживая рукой свежевыкрашенный цифровым камуфляжем ИС-3МК. Специально заказал паре толковых художников разработать летний камуфляж именно под третий ИС.   Мой друг и в последнее время единомышленник, с которым я служил срочную, неторопливо, постоянно вытирая чистой ветошью свои вечно испачканные в масле руки, неспешно рассказывал:   - Андреевич, можешь принимать свой пепелац!   - Красавец, ты смотри какой он красавец, как представлю, что он мог бы сделать на Великой Отечественной..!   - Атож! Заменили ему его родной двигатель на В-55. Знакомый прапор списал в металлолом мостоукладчик, чудом успел перехватить движок вместе с трансмиссией и усиленной коробкой передач.   - А стоила игра свеч? Может проще было просто перебрать его родной двигун, заменить колечки, поршни...   - Конечно стоило, сам посуди, его мощность повысилась с 520 до 580 лошадей, скорость стопудово увеличилась с 40 до 50 километров в час...   Ага про себя добавил я: "и счет на оплату увеличился". Хоть Колян, который теперь хозяин крутого СТО, был моим старым другом, но как говориться: "дружба, дружбой, а табачок врозь..."   - ... кроме того двигатель чешской сборки, а это считай почти немецкий, у них не забалуешь!   - С двигателем понятно, а что с остальным?   - Вооружение осталось штатным, только на орудии штатный прицел ТШ-17 заменили на ТШ 2-22 и добавили ночной прицел ТПН-1-22-11...   - А это то откуда?   - Да откуда и двигатель...   - Смотри не заиграйся, прицел это не мотор, хоть и танковый, могут и за вымя прихватить, и запоешь ты канарейкой...   - Командир все согласовано, и сделано по высшему разряду. Я ихнему особисту из его машины такую лялю сделал, так что все будет тип-топ!   Зная что Колян прям таки болезненно относится к качеству проводимых на его СТО работ, можно было не беспокоится.   - Что то дорого прицел обошелся...   - Так еще поставили вертикальный стабилизатор орудия.   - Ни хера себе, а вертикального взлета с посадкой тут случайно нет? - Я всерьез начал опасаться за свой кошелек, так может и накрыться наш с Жаннкой летний отпуск на Канары из-за Колькиного кровопускания ему. Бля..., из-за этого Кулибина если что... Жанка мне не простит, ей эти мои мечты до одного места...   - ...ещё как ты и просил, поставили воздушный компрессор с фильтром для нагнетания воздуха в танк и набивки баллонов воздушного пуска...   - Надеюсь все?   - ... кондиционер.   - А его то на хрена?   - Андреич, - вкрадчиво начал Колюня, -сам вспомни как мы кончались от жары на учениях когда температура под сорок, а нам ведь с тобой уже давно не по двадцать лет...   - Нда... мы с тобой уже давно не мальчики, может ты и прав...Но! Поскольку ты тоже в экипаже и со мной как заказчиком это не согласовал, то кондёр полностью за твой счет, усёк?   - Командир!   - Я сказал за твой и точка!!!   Глядя на поникшего товарища, понял, что он только что распрощался с хорошим кушем, который уже считал своим.   - Шо...поник, как один важный орган после удовольствия, давай показывай дальше...   - По моей части все, остальное устанавливал наш Маркони...   - Когда он будет?   - Обещал быть перед выездом, у него опять дома проблемы.   - Опять сосед по коммуналке захватил часть суверенной территории?   - Ага...   - Надо будет Маркони помочь, скинуться ему на доплату. Продадим его коммуналку, добавим свои и пусть он нормально живет в самостоятельной фатере!   - У него жена не хочет уезжать из центра...   - Ладно закончим с этим, - я похлопал по броне танка, - решим проблему с нашим Маркони!   - Андреич, если проблему можно решить за деньги, это не проблема а Р-А-С-Х-О-Д-Ы !   - Ты хочешь сказать, что и это не мечта, а расходы? - я махнул рукой на ИС.   - Однозначно, я вот только не пойму, на хрена тебе этот танк вообще нужен? Что, решил Кремль штурмом взять?   - Во-первых, это мечта моего детства Николай Петрович, на нём, вернее на подобном танке ещё мой дед служил. Он с первого и до последнего дня войны прошёл, был трижды ранен, семь раз горел в танке и всё же выжил. Начал воевать на БТ-7 и войну закончил на ИС-2, а потом и на тройке катался, пока их пятьдесят пятыми не заменили.   - А во-вторых?   - Хотел позже на полигоне сразу всем сказать, но раз ты спрашиваешь, отвечу. Слышал небось, что многие крутые новые русские хотят за денежку поездить на настоящей военной технике и пострелять из чего-то крупнее дробовика? Из них они на стрелках уже настрелялись, кто в живых остался.   - Хм..., не только слышал, но и видел!   - Ну-ка, ну-ка, с этого момента пожалуйста по подробнее...   - У меня тут на СТО люди разные бывают, один клиент и пригласил поучаствовать...   - Так значит, ты в теме...   - Ну... скажем так слегка.   - Так вот этот парк аттракционов, я закрутил с бывшим нашим ротным, он сейчас комполка...   - Да, ну-у-у...?   - Не растекаясь по стеклу...Клиенты уже давно хотят чего-то в стиле ретро. Кроме этого другой чел, восстанавливает САУ, а другой "тридцатьчетверку".   - Бабки небось серьезные пойдут?   - Что, хочешь поучаствовать?   - Хотелось бы сначала перспективу дела понимать...   - Отличная перспектива, я рассчитываю за лето все вложения отбить, а дальше все в чистый плюс пойдет!   - Командир....   - Ладно, ладно замолвлю словечко, ремонтер хороший все равно нужен...   - Ну давай Александр Андреевич, бывай.   - И тебе Петрович всего хорошего.   Не стал я рассказывать своему другу, что были у меня еще и другие виды на этот танк - одним козлам, что нормального человеческого языка не понимают рога обломать надо было, чтоб не сильно борзели. Будет стоять у меня на участке на зависть всем, на страх врагам, мне уже и площадку под него забетонировали, заодно и рэкетиров можно будет пугнуть, а то местные люмпены решили, что нас, жильцов котеджного посёлка можно безнаказанно доить, вот и будет им сюрприз, когда они в очередной раз приедут деньги вымогать. Представляете, это будет даже не маски-шоу, вы наслаждаетесь своей крутизной, а тут к вам танк выезжает, особенно если ещё холостым поверх их пустых голов жахнуть, а потом ещё из ДШК пройтись перед ними, что бы было видно фонтанчики от тяжелых пуль на земле, точно им после этого штаны менять придётся и не удивлюсь, если они ещё и заикаться после этого начнут.      -Кстати о птичках, ты мне про БТР пока и слова не сказал. - Вспомнил я уже перед самым уходом.   -Ё моё, забыл, склероз понимаешь ли, тут тоже постарались вместо старого штатного движка я тебе поставил новый движок ЯМЗ-5362-10 в 312 л.с., это почти в два раза больше, чем в базовом варианте и главное, это тоже дизель.   Когда мне продавали танк, то в нагрузку дали ещё и БТР-152, а что, в хозяйстве всё пригодится, по нашему бездорожью, так самое то!      Да... Забыл представиться, меня зовут Александр Андреевич Волков, я капитан запаса, танкист. Сейчас я бизнесмен средней руки, это и позволило мне осуществить свою давнюю детскую мечту и купить этот, старый танк ИС-3МК, который неторопливо ржавел на одной из баз резервного хранения.   Так уж получилось, что весь мой бывший экипаж Питерский, как впрочем и я сам, вот я их и пригласил тряхнуть стариной.   В 1988 меня после окончания автомобильного института направили в танкисты и пришлось отрубить два года летёхой, Ванькой взводным на Т-80. Дело это мне понравилось, и когда пришло время заканчивать срочную службу, мне было предложено остаться в кадрах, на что я не раздумывая согласился. Службу мою прекратили известные события девяностых годов, и я уволился, хотя к тому времени уже успел год проучиться в бронетанковой академии, и вот, вот должна была лечь на погоны первая большая звезда.         Хочу честно признаться, что это не первый мой опыт по освоению военной техники. Первый начался три года назад. Стимулом к этому послужило мое увлечение рыбалкой. Охоту я не люблю, признаюсь сразу, убивать зверя, который не может дать сдачи не спортивно. Хватило мне еще и на службе всяких разных ощущений. Вот рыбалка это другое дело - приехал как белый человек на бережок, не спеша поставил палаточку с мангальчиком, сел на стульчик или в лодочку и отдыхай, свежим воздухом дыши и природой любуйся, согласны?   Со временем приходилось забираться все дальше и дальше, "девятка" отца уже не справлялась с поставленной перед ней задачей, и стал я задумываться над вездеходным транспортом. Поскольку эти мысли совпали с моим увольнением из армии и переходом на вольные хлеба, то на два года вообще запретил себе думать, не только о вездеходе, но и о рыбалке. И вот в один прекрасный день, я сказал себе:   - Саша, а не съездить ли тебе на рыбалку, как белому человеку?   Фактически напросившись в одну непростую компанию, мы выехали в пятницу вечером с расчетом на все выходные. Место рыбалки находилось не близко. Первую часть пути "Паджеро" прошел безупречно, проблемы начались тогда, когда мы свернули с более-менее нормальной дороги на лесную. Фактически это была колея от прошедших здесь ранее машин и тракторов. Итог был плачевен - мы заночевали рядом с наглухо засевшим джипом. Ничто не смогло преодолеть наши русские дороги, ни полный привод ни достаточно высокий клиренс.   Первой идеей было приобрести для поездок на рыбалку УАЗ-ик, потом я подумал о "Таблетке" - там все-таки салон есть, и в нем можно оборудовать комфортное место, да и не одно для ночевки. Подошел я к этому по-взрослому - выяснил точные размеры салона и принялся на миллиметровке планировать что, где и как разместить, и в один прекрасный момент понял, что это не возможно! Все что я хотел иметь с собой на рыбалке, тупо не помещалось в отведённое пространство.   Немного отойдя от этого жестокого удара судьбы, я попытался осуществить свою мечту на базе отличного вездехода ГАЗ-66 с КУНГом, хотя и там были свои минусы, хотя бы сама кабина. Там только карлик мог чувствовать себя комфортно, а не нормальный и здоровый мужик. Как всегда все решил случай, Колька Тихонов зная о моей проблеме, как-то позвонил мне, и предложил купить БРДМ-2.   - Андреич решайся, места там валом, как ты знаешь, он и плавать могет, подшаманим и прям с него рыбу будешь ловить! Кстати, он уже в комплектации 2А, там опускаемых колес нет и люки в бортах сделаны, гидроизолированные, так что плавает он как прежде.   А и правда, почему и нет? Машину эту знаю хорошо, не раз сталкивался с ней, когда служил в нашей несокрушимой и легендарной. Кроме того, судя по озвученной цифре и стоит не столь дорого.   - Коль, а Коль, состояние-то как?   - Пулемет и радиостанция естественно сняты, а так все на месте.   - Двигатель?   - Командир, ну кто оставит нормальный на машине идущей под списание, пусть её вроде как и модернизировали? Надо делать капиталку...   В общем взял!   На первом же выезде "бардак" произвел фурор - ни у кого, даже самых крутых пацанов такого не было. Правда сразу же вылезли и все недостатки моего пепелаца с точки зрения рыбалки. Только отличное знание матчасти спасло меня от падения немалого уже авторитета.   На следующие выходные на рыбалку не поехал - Коля во всю работал над длинным перечнем изменений и доработок. На БРДМ ставился дизельный двигатель, переделывалась рулевая, с нуля создавался салон и еще много, много другого. Почти через два месяца состоялся новый показ. Сначала мы всех удивили тем, что уверенно держались в колонне, не отставая как в прошлый раз. Второй раз мы сорвали аплодисменты, когда с легкостью перетягивали джипы через проблемный для многих брод, да не просто так, а по две-три штуки за раз. Третий раз нам жутко завидовали, когда на зорьке, без подготовки въехал в воду и поплыл достаточно далеко от берега. Вернулся тогда с хорошей такой щукой, килограмм на десять. Постепенно, не торопясь Коля доделывал мой "бардак" до высоких стандартов комфортной рыбной ловли.   Однажды, через общих знакомых ко мне обратился заядлый рыбак с просьбой отбуксировать его катер на дальнее озеро. Фокус был в том, что не всякая машина там могла пройти, но по рассказам, рыба там было... очень много короче было. Тем более, что я и сам уже давно подумывал туда съездить. В общем согласие свое я ему дал и мы договорились когда и где встретимся. Какое же мое было удивление, когда приехав, в катере узнал БМК-150!   На таком же его собрате приходилось часто ловить рыбу во время службы на Дальнем Востоке. Гарнизон был дальний, развлечений мало и командованию приходилось любыми способами организовывать досуг офицеров и членов их семей. Комдив наш давал команду нашему ОПоМБу и его командир выделял необходимое количество катеров с машинами и солдатами. Ух и рыбалка там была! С огромным удовольствием съездил бы еще! Но только на рыбалку...   Так что этот катер я знал хорошо. Управляемость у него прекрасная, как у велосипеда.   Зацепив его на форкоп, мы тронулись в путь, добрались до места без происшествий. Рыбалка прошла отлично, вот именно тогда я задумался о приобретении для себя еще и катера. Правда во время рыбалки выяснились некоторые моменты, которые меня не устроили категорически. Когда мы попробовали этим катером толкать "бардак" по воде, то он быстро перегревался, хорошо ещё, что течения не было, а то совсем был бы швах! Или вот еще - корпус у него алюминиевый. Любая пробоина и что? Аргоновую сварку с собой таскать, в придачу со специалистом? А помпа? Её просто нет, стоят на нем два ручных насоса производительностью по 30 литров в минуту. Откачать из корпуса, набравшуюся за ночь дождевую воду их хватает, но что будет, если борт продырявить? Плюс еще моторы там бензиновые - надо отдельно покупать еще один вид топлива!   Приехав домой начал искать варианты. Так наверное и вляпался бы во что-то не то, если бы не помог один отставник:   - Что ты мучаешься? Найди себе БМК-Т списанный, он паром в шестьдесят тон без проблем толкает, не то что "бардак" семитонный!   - Мне что для него еще и КРАЗ найти? И водителя для КРАЗа?   - Вот чудак-человек! Лепишь ему на каждый борт по два колеса от ПКТ-150, на носу привариваешь сцепное устройство и готово! Мы так в ГСВГ делали.   После этого разговора прикинув кое что к носу принял решение - беру!!! Так у меня появился свой катер.   После того как Колька его перебрал что говорится "по винтику", катер был зарегистрирован. Первый спуск прошел недалеко от Тихоновской СТО. Сначала аккуратно спихнул "бардаком" в воду, а когда катер всплыл, отсоединил сцепное устройство. Перейдя на борт, поднял колеса и опустил в воду рулевые колонки и только после этого завел двигатель. Представляете, каждый из винтов может поварачиваться на 360 градусов и совершенно независимо друг от друга. Это создает катеру совершенно фантастическую маневренность. Он может очень быстро разворачиваться вокруг собственной оси, за 6-7 сек менять вектор тяги на противоположный. При преодолении мелких мест может поднимать винты из воды. Катер на воде устойчив от кренов. Пожалуй одним из недостатков катера является некоторая инерционность системы управления, из-за чего исполнение команд на поворот колонок винтов происходит с задержкой 1-3 сек. Так как в тот день была небольшая волна отчетливо проявилась валкость на волне. Пожалуй это не позволит его использовать в морских условиях или при большой волне на крупных водохранилищах. С другой стороны мне он необходим для РЫБАЛКИ, а не для судоходства. Нормальные рыбаки при большой волне сидят на берегу и пьют коньяк! Однозначно!      На следующий день после нашей встречи с Тихоновым у него на СТО, встретился с Сергеем Жарких, потомственным танкистом, командиром того самого полка, на базе которого мы и устраивали "аттракцион".   Честно говоря, я сильно подозревал, что вся эта затея одобрена где-то в высоких кабинетах. Уж сильно выгодная была эта тема, и не только в деньгах. Покумекав однажды вечерком над этим, пришел к интересному выводу - как ни странно, но танковый полк от этой забавы получал не только деньги, которые мог тратить на обустройство, но и получал практический опыт в военном деле. Ведь ни для кого не секрет, что денег на армию все равно хронически не хватало. Кроме того, сам полк был не простым. Во-первых, он был расквартирован на общевойсковом полигоне ЛенВО, а во-вторых, обеспечивал учебный процесс сразу нескольких академий. Из-за своего близкого расположения к Питеру, в него старались попасть танкисты со всей России, и не только танкисты.   Когда я зашел в кафе, Жарких уже был там. За столиком сидел моложавый мужчина в модной гражданке. Только короткая стрижка и аккуратность в одежде выдавала в нем не гражданского человека. С другой стороны обветренное лицо и грубые руки напрочь отбивали мысль о том, что перед вами старший офицер российской армии в звании полковника. Когда-то давно, мы с ним проучились целый год в бронетанковой академии им. Маршала Малиновского.   - Привет Сергей!   - Привет, привет, от рваных штиблет!   - Давно ждешь?   Развернув кисть руки, и внимательно посмотрев на часы, невозмутимо ответил:   - Тринадцать минут. - Усмехнулся и добавил, - Раньше ты был пунктуальнее...   - Гражданка, она даром не проходит...   Переговорив о женах, детях, мы перешли к деловой части нашей встречи.   - На аттракцион приедут три клиента.   - Не густо... На чем будут кататься?   - Один на хочет на самоходке...   - Какой?   - Времен войны СУ-100.   - Ты же знаешь, что такой пока нет...   - Кстати, есть "спонсор" на эту модель.   - Что за человек?   - Мой бывший мехвод с "восьмидесятки", сейчас владеет крупным СТО, он делал мой ИС-3.   - Хорошо, тогда займусь получением, думаю что смогу найти подходящий вариант, не сильно убитый... А твой клиент, не захочет покататься на ИСУ-152, ты же знаешь, что из "ретро", у нас только это?   - Думаю да, он честно говоря не настаивал именно на "сотке", просто хотел САУ-ретро, времён войны.   - Ну ты и жук, нет не жук - жулик! Это же надо как ловко повернул разговор, ну чистый жулик!!!   - На том и стоим! Ладно, слушай дальше - второй хочет на "тридцатьчетверке", ты говорил, что решил с ней вопрос?   - Решил, представляешь смог на одном ТРЗ (танко-ремонтный завод) вырвать одну, которую готовили в свое время к отправке в Африку, прошла модернизацию, но потом что-то не сложилось и всю партию так и оставили на заводе. С ней только один вопрос, с завода её отправили, а к нам на станцию еще не пришла. Может клиента устроит Т-44?   - Сергей так нельзя, я перед народом чуть не бисером мечусь, а тут такая подстава!   - А что я могу сделать? Ты же знаешь, что железка это государство в государстве.   - Надо будет дополнительно связаться с человеком и уточнить.   - Уточни и отзвонись.   - Ну и в третьих, появился нестандартный заказ - человек хочет покататься, именно покататься на "стопятьдесятвтором". Полный бак и вперед.   - Не вопрос, но ты предупредил сколько это будет ему стоить?   - Он согласен.   - Все?   - Нет, я хочу прежде чем катать "туристов", сам на своем ИСе "зажечь".   - Вообще не вопрос, заправь сам и вперед!   - Ты не понял, покататься бы хотел, тебя бы не спрашивал - мало ли лесных дорог на перешейке, я ХОЧУ пострелять, выполнить на танке какое-то упражнение на директрисе...   - Ты хочешь, я правильно тебя понял стрельнуть пару раз?   - Нет, не понял - мне нужен полный БК, а еще лучше два...   - Не... даже не обсуждается! Пару, ну может тройку выстрелов я смогу обеспечить, а БК.... - он решительно покачал головой, - НЕТ!   - Серега...   - Нет!!! Если бы это было лет десять назад, то и не такое можно было списать, а сейчас... Ну может быть получиться пяток...   Поняв что он уже элементарно торгуется, уверенно сказал:   - Десять! Пять бронебойных, и пять ОФСок. Ты ЭТО сможешь!   - Вот черт, уговорил! Ладно будет тебе десяток, но с тебя рыбалка. Мне сорока на хвосте принесла, что у тебя катер появился?   - Не вопрос, тогда с тебя заправка катера!   - Где же я возьму тебе бензин, у нас всё на соляре ездит.   - Достаточно дизтоплива.   - Вообще не вопрос, сколько полный бак будет?   - Триста. И это еще не все...   - Говори...   - На ИСе штатно "дашка" положена...   - ...Хер с тобой, патронов сколько брать?   - БК...   - Значит так и запишем пятьсот штук!      Сегодня с самого утра зарядил дождь, да такой что водители ехали с включенными фарами.   По такой погоде нормальные люди сидят по домам, но не военные, тем более при исполнении... договорных обязательств...   Накануне, вместе с моим старым экипажем, огородами умудрились перегнать ИС на полигон. Расстояние небольшое, дороги в основном песчаные, утро туманное, русский авось был на нашей стороне.   Тихонов, когда сел за рычаги - сразу скинул лет десять. Ровно работающий двигатель почти не было слышно, корпус танка немного завалился на корму. Стоя в башенном люке почти не ощущаю вибрацию, интересно чего там Колян наколдовал? По давно выработанной привычке прижал пальцем ларингофон:   - Вперёд!   Обласканный Колькиными руками мотор мощно, почти без рывка сдвинул многотонную махину танка с места, и мой механик, бывший лучшим во взводе, совсем на коротком отрезке разгоняет мою ласточку, перебрасывая с двухсекундным интервалом передачи выше и выше. А двигатель только довольно урчит, теперь мне надо запомнить его голос, изучить характер, понять нрав... А вот скорость ощущается совсем не так, как в легковушке - кажется, что очень быстро гонишь, а на спидометре то всего сорок.   Еще на срочной, после первого полевого выхода обзавелся я поджопником, что бы сберечь свой драгоценный зад, и не только его, от тряски, холода зимой и пекла летом.   - Коль, а Коль, что-то двигатель уж слишком тихо работает? - спросил я через ТПУ.   - Соседи у меня вредные, чуть что участкового вызывают, вот и пришлось извращаться.   - А мощность не упала, от этих твоих извращений? - Сказал и сам же хохотнул.   - Не, командир, я там по хитрому сделал.   - А обкатку делал, а то смотрю, ты на гашетку давишь не стесняясь?   - Обижаешь командир! Все как в умных книгах написано, на "холодную", да еще с молибденчиком. Слышишь, отдельно каждый цилиндр можно различить? - и он скинул газ почти до холостых оборотов.   - Слышу, слышу... - хотя, честно говоря ни хера я не различил, разве что уловил что мотор заработал почти не слышно. Я даже танкошлем с одного ухо сдвинул - один фиг не различал каждый цилиндр.   - А тож, высокие технологии!   - А что еще есть из высоких технологий Колян?   - Должен на следующей неделе прийти кит с турбонадувом, тогда твоя Ласточка и в правду полетит!   - Да вроде сейчас не плохо, может не надо Колян?   - Надо командир, надо, тем более что уже уплочено!   - Отмени заказ, пусть деньги вернут...   - Командир ты не понял, тобой уже уплочено, а я деньги уже потратил, так что звыняй дядьку!   От разговора меня отвлекло давно забытое ощущение, лучше всего описанное бывшим нашим разведчиком, взявшим себе псевдоним "Суворов", такую фамилию опоганил: "Танк мой грудастый вселенную пополам режет, и то, что единым было впереди, распадается надвое". Хоть у меня к нему и очень неоднозначное отношение, но писать он может, и глаз у него хороший.   Помню, напечатанный в каком-то журнале "Аквариум" проглотил за ночь. Дождь слава богу прошел, можно скинуть капюшон дождевика. Глянув на карту (еще одна неистребимая армейская привычка) определил, что осталось совсем немного. Фактически мы уже на полигоне, километра два назад мелькнул на обочинах покосившийся забор из бетонных столбиков и ржавой колючки.   А вот и ворота парка. Заранее предупрежденный часовой без лишних вопросов открывает ворота. Внутри нас встречает дежурный и указывает место стоянки. Под навесом стоит техника для "аттракциона", для неё Сергей отвел своей немалой властью самый дальний и неудобный для полка угол парка боевых машин - в нем для взвода место много, да и отдельно от остальной роты будет располагаться, а это лишний стимул для непредсказуемого личного состава, а для роты мало. А для нашей затеи как раз то что надо - и не на виду, и под рукой. Рядом с нашим ИСом, уже стояли Т-44 и ИСУ-152, а дальше и остальная техника, в т.ч. и БТР-152. Пока я рассматривал линейку, Морзе виртуозно загнал на соседнее место "бардак" с катером. Не успели мы перекинуться парой слов, как напротив "Ласточки" стал КАМАЗ, хлопнули почти синхронно двери и ко мне подошли два прапорщика, один из них, безошибочно определив во мне старшего, доложил:   - Приказано подготовить орудие танка к выверке и приведению к нормальному бою.   - Не знаете, когда будем пристреливать орудие, товарищ прапорщик?   - Мы только почистим ствол, а после этого приедет машина КПМ и займется приведением вашего орудия к нормальному бою.   - Понятно.   - Опустите ствол на минимальный угол.   Кивнув Морзе, отошел в сторону и с любопытством начал наблюдать за их работой. Раньше, с другими танками для "аттракциона" я этот момент упускал - считал что все это делается как во время моей службы. Тем временем КАМАЗ стал своим правым бортом напротив орудия, прапор открыл боковую дверь в КУНГе и оттуда вышла небольшая кран-балка с механизмом, подвешенным на ней. Уже вдвоем они закрепили хомут на стволе и начали ловко собирать из метровых специальных штанг банник. После этого подключили к механизму чистки орудия шланги от специальной емкости, включили механизм и начали чистку ствола.   Подошедший Морзе с явным одобрением прокомментировал:   - До чего дошел прогресс! Я уж думал что сейчас как раньше...   - Мне тоже интересно, кстати, а где Колян?   - Отлить пошел.   - А помнишь как раньше по полдня терпели и ничего...   Наш разговор прервал появившийся Колян.   - Командир! Нет, ты видел что удумали? Так скоро и нужник в танк поставят!   - Не долго осталось, кондиционер уже стоит ...   Так, за вялой беседой прошло полчаса, когда к нам подъехал другой КАМАЗ. Из кабины не торопясь выпрыгнул человек в камуфляже и подошел к нам.   - Добрый день.   - Добрый... - за всех своих ответил я.   Что бы не отвлекать прапора с помощником, спросил у нас:   - Давно начали?   - Полчаса...   - Поликарпыч, давай закругляйся, я тут до вечера куковать не буду! - Обратился он к прапору.   - Костя, ствол не одну пятилетку не чищенный, надо подождать.   - Долго?   - А шут его знает, как пойдет.   Услышав такой неопределенный прогноз, повернувшись к своим, сказал:   - Давайте-ка , пока в "бардаке" и катере порядок наведем, все равно пока ничего нового не увидим!   ... Приблизительно через час, мы услышали как прекратил работать МЧС (механизм чистки ствола). Выбравшись наружу, мы увидели, как Поликарпыч с помощником быстро складывают в КУНГ свое имущество. Морзе первым заглянул в ствол и удивленно присвистнул:   - Мля... блестит как у кота яйца... вот это да...Блин, нам бы во время службы такой аппарат!   Капитан Костя, так и не представившись, попросил нас по деловому отойти в сторонку и не мешать. По взмаху его руки, солдатик скромно стоявший в стороне резво подбежал и начал нахлобучивать на ствол какую-то хрень, из которой выходил толстый жгут проводов. Другой солдатик полез в башню с другим прибором.   - Маркони пригляди-ка, а то боец может и растеряться...   Наблюдая за действиями капитана и его бойцов, Колян не выдержал и спросил:   - Командир, так я не понял, пристрелка то будет или нет?   - Не знаю Колян, самому интересно. Давай подождем, думаю нам скоро скажут.   Приблизительно через час с четвертью, из кузова по лесенке спустился капитан и через губу выдал:   - Случай у вас не штатный, поэтому придется возится долго, может быть даже надо будет несколько раз стрельнуть, хотя лично мне этого не хочется... - тут он взял паузу.   Поняв, что за тип этот Костя, паузу взял и я. Через пару минут поняв, что выглядит по-идиотски он хотел что то сказать, но вместо этого резко принял строевую стойку и начал доклад. Оглянувшись, увидел подходящего Серегу Жарких. Выслушав краткий доклад и поздоровавшись с нами всеми за руку, спросил у меня:   - Как добрался?   - Без происшествий.   - А тут как?   - Сплошные чудеса в решете.   - А, ты за это? - Он обвел глазами вокруг себя.   - Ну да. Я о таком даже в академии не слышал...   - Если кратко, то делается это так: в одном хитром НИИ установили, что причина снижения точности кроется в особенностях поведения снарядов в канале ствола при выстреле. При выходе этих снарядов из ствола возникает дополнительный динамический толчок, характерный для каждого конкретного ствола, то есть имеет место индивидуальный угол вылета снаряда. Они смогли оценить влияние конструкции снаряда, технологии изготовления стволов орудия и его износа при эксплуатации на разброс углов вылета. Потом они создали целую серию контрольно-проверочных машин для различных артсистем. У тебя после такой "пристрелки" кучность возрастет в двое - проверено!   Кивнув на рядом стоящие Т-44 и ИСУ-152, спросил:   - Их также "Пристреливали"?   - И их, и все мои коробочки, с артдивизионом. В общем всю ствольную артиллерию. - И повернувшись к Косте. - Капитан, введите в курс дела моего товарища!   - Есть! - И повернувшись персонально ко мне, хорошо поставленным голосом начал:   - При проведении операций ПНБ (приведение к нормальному бою) бесстрельбовым методом с помощью КПМ контрольно-проверочная машина) проводятся измерения дульного угла ствола и отклонения от прямолинейности оси канала ствола прибором ПИНТ, который вы видите, установленным на конце ствола орудия. По результатам измерения программа БИУС производит вычисление индивидуальных углов вылета из данного ствола для каждого типа и индекса снаряда и поправок на них при прицеливании, а также величину переноса рисок на дульном срезе ствола.   Точность получаемых результатов не уступает точности стрельбового метода, но при этом не проводится ни одного выстрела, то есть экономятся дорогостоящие боеприпасы и ресурс ствола.   - А реально, что это дает?   - Повышение боеготовности в два- два с половиной раза - за счет сокращения времени перевода обслуживаемой техники в режим готовности к боевому применению, повышение точности стрельбы в один и три - один и пять десятых раза для современных орудий, и в среднем в два раза для орудий на старых типах бронетехники, это уже данные полученные опытным путем на представленных здесь экземплярах. Все это происходит за счет улучшения качества настройки параметров и учета поправок на индивидуальный угол вылета каждого снаряда, настройки элементов комплекса артвооружения в полевых условиях на уровне, характерном для вновь изготовленных и отрегулированных в заводских условиях изделий, сохранение ресурса ствола, снижение материальных, временных и трудовых затрат - за счет применения бесстрельбовых методов пристрелки и автоматизации и механизации процессов обслуживания, выполняемых высококвалифицированным обученным экипажем.   Молодец мужик, ни разу даже не сбился!      Почти академический доклад прервал выпрыгнувший из КУНГа сержант-очкарик.   - Товарищ капитан, не получается вогнать в норму параметры - орудие старое, необходимо определять дульный угол   схода снаряда практической стрельбой.   - Свободен боец. - И повернувшись к Жарких, капитан начал доклад:   - Тов...   - Все слышал капитан, будьте готовы на завтра, время выхода узнаете у оперативного дежурного, свободны.   Через четверть часа около опечатанной техники под навесом был только часовой. Такие меры были нужны против любопытных пацанов. Они хоть и носили военную форму, а все равно оставались пацанами, которым все интересно и которые постоянно суются куда надо и не надо. Хлопцы мои пошли ночевать в казарму, переоборудованную в небольшую гостиницу, где обычно останавливались родственники солдат и приехавшие на "аттракцион" клиенты, я же пошел в гости к Сергею. Посидеть нормально нам не удалось, у него заболела дочь, вдруг внезапно поднялась температура. Поэтому быстро поужинали и легли спать, завтра рано вставать. Проснувшись утром, обнаружил что хозяев нет, на столе лежала записка: "Дочь госпитализировали, еда в холодильнике, ключи от квартиры отдай дежурному. Сергей".   - Да...дела... хоть бы с малой все обошлось. После "аттракциона" надо будет зайти, узнать как дела.   Отдавая ключи дежурному, спросил о Серегиной дочери:   - Новости есть?   - Пока никаких, водила таблетки вернувшись сказал, что подозревают аппендицит.   Подходя к парку, я увидел, как без особой суеты и даже без матов выстраивалась наша колонна. Головным стоял мой ИС, затем по порядку Т-44, самоходка, обязательный в таких случаях тягач, и не просто дежурный танк, а самый натуральный БТС-4, за ним уже стоял в колонне мой "бардак" с прицепом, и к нему в затылок становился БТР-152. Не успел подойти и поздороваться со своими (остальных я не знал), как подъехали четыре КАМАЗа полка с прицепами: вчерашняя КПМ, медицинская с большими красными крестами, еще одна с КУНГом и бортовая, ставшая не доехав до нас метров пятьдесят. Непонятный мне фургон, заинтересовал, что же это может быть? И только подойдя ближе по закрепленной на его крыше грузовой стреле понял - это же техничка! А что тогда в прицепе может быть? Задав вопрос ближайшему военному, был ошарашен - Жарких выделил на наш выезд целых четыре штабных прицепа для отдыха, каждый на четыре удобных койки, шкаф для одежды, вешалка, столик. Слева от входа умывальник (хотя я, предпочел бы душ), на полочке телефон. Блин, в мое время на полевых выездах, в самом лучшем случае были палатки, а чаще где придется! Пока я рассматривал это чудо полевого комфорта, ко мне подбежал солдатик и выпалил:   - Начинаем марш, Вас просят занять свое место в танке.   - А заправка боец?   - Бронетехнику и катер залил приходивший топливозаправщик, машины заправляют в автопарке, у них есть своя колонка.   И вот мы идем колонной. Особо не торопясь, а что, мы ни куда не опаздываем, так спрашивается на хрена нам насиловать движки и ходовую часть нашей техники, она чай не казённая, за ремонт самим придётся бабосы отстёгивать, да к тому же ещё и не всё можно легко найти, техника то старая, запчасти к ней давно уже не выпускают. Километров через пять, дорога проходила через один паршивый овраг, не, в сухую погоду ни каких проблем с его преодолением нет, но сейчас как на грех дожди затянули, чуть ли не каждый день идут. В такую погоду по дну оврага начинает течь ручей, а почва тут глинистая, ну участок такой попался, вот в дожди и развозит довольно крепкую дорогу в настоящее болото. Дорога эта по большому счёту была ничейной, так что начальству было не до неё, более того, командир полка любил тренировать на ней своих подчиненных, так что они основательно её убили. Гремят гусеницами танки по разбитой грунтовой дороге. Двигун моего ИСа и слышно, и чувствуешь - танк дрожит, как живой, а если дать газу, то немного приседает на корму. Клиенты все как один повылазили на броню, глаза блестят, лица возбуждены. Это вам не грязные и усталые солдаты, пропахшие потом и дымом костров. Солнце слепило глаза, хотя ночью опять шел дождь, и это хорошо - пыли нет, а то иногда дышать от неё невозможно было в сухую погоду. Хотя нет, многие уже, кто чем начинают прикрывать лица. Даже отсюда я чувствую как у них на зубах скрипит поднятая передними машинами пыль, так как часть дороги уже подсохла, по крайней мере её тонкий верхний слой. Но это сто пудов лучше, чем сидеть внутри нагревшегося железного монстра, а летом и на солнышке техника нагревается очень быстро, во всяком случае, на мой вкус.      Высоко в небе, с южной стороны, появился едва заметный, похожий на серебряное коромысло, самолет. Четыре четких инверсионных следа через полнеба тянулись за ним. На таком удалении нельзя было увидеть, какой и чей это самолет может аэробус, а может и военный, хотя навряд ли - граница рядом, а сворачивать он не собирается, курс четко держит на север, к финнам, так что пассажир, стопудово.   Пока я смотрел по сторонам, что-то изменилось впереди, почувствовал это в прямом смысле своей пятой точкой, что машина стала разворачиваться вправо. Краем глаза заметил, как правая гусеница подминает траву, вминая её в землю. Мотор танка резко набрал обороты, корма присела и преодолевая небольшой боковой снос танк ухнул куда-то вниз. Скорость была небольшая и это нас спасло, и не только нас. Сила инерции была такова, что пролетев в полуметре от легковушки, ударили "щучьим носом" в противоположный склон, хорошо ещё, что ствол орудия был задран вверх, по походному. Обидно было бы угробить ствол, воткнув его в глинистый склон оврага. Удар был такой силы что передок зарылся в грунт почти по башню и только чудом орудие не черпануло стволом землю. Мотор заглох. Меня мотануло так, что в глазах закружили ярко-оранжевые шары размером с апельсин. Крышкой люка так приложило по груди что дышать стало трудно, дай бог чтобы ребра и хребет были целы. Когда проморгался, то увидели следующую картину - на дне оврага, примерно по его середине на брюхо засела Нива, а её хозяин, ещё довольно крепкий на вид старикан, копошился рядом с ней. Он похоже даже испугаться не успел от нашего внезапного появления. Нарубив или наломав в окрестных кустах веток, хотя скорее всего первое, так как для этого легко можно было использовать лопату, которая в данный момент была у него в руках, он пытался затолкнуть эти ветки под колёса своей машины, но судя по всему неудачно. Коля осторожно попробовал сдать назад, но гусеницы только исколошматили всю траву. Танк повело в сторону от "Нивы", он окончательно сел на брюхо и замер. С минуту еще бессильно вращались ведущие колеса, скребли по вырытым колеям траки.   Я подал, казалось бы уже давно забытую команду: - Мотор - стоп! Механик - на месте.      -Привет отец, - окрикнул я незадачливого водителя - я смотрю ты тут крепко засел, помощь нужна?   Старик внимательно меня осмотрел, особенно, как я сам капитально засел и только потом ответил.   -И ты будь здрав, от помощи конечно не откажусь, да только как ты мне поможешь, если сам тут на брюхо сел?   -Не боись отец, и меня сейчас вытащат и тебя.   На краю оврага показалась БТС, в сам овраг она съезжать не стала, а опустила и уперла в землю бульдозерный отвал. Ребята стали разматывать лебёдку и скоро зацепили тросами мой ИС. Лебедка закрутилась в обратную сторону, тросы натянулись и танк медленно, но верно стал выползать назад. Колян снова завел двигатель и очень осторожно, включив заднюю передачу стал помогать вытягивать танк из оврага. Скоро мы были снова на верху, а дед с любопытством следил за всеми нашими действиями. Поднявшись со мной наверх, он оглядел нашу колонну и полюбопытствовал: -Сынок, куда это ты со всей этой техникой едешь?   -На полигон отец, ты не переживай, сейчас мы и тебя вытащим наверх.      Тут ведь какое дело, пенсионеру этому тоже на другой конец оврага надо было, вот только дорога тут узкая, сразу за ней стенки оврага больно крутые, в своё время их срыли, вот только для дороги. Нива застряла как раз посредине и объехать её было невозможно, если возьмём правее или левее, то не сможем потом выехать наверх или саму машину раздавим. Следом вытащили дедовскую Ниву, тут вообще дело было плёвым, подцепили её на трос и просто выдернули из грязи, как морковку на огороде, что такое небольшая легковушка для танка. После этого провели короткое совещание, его итогом стала незапланированная нами задержка. Снова лезть в овраг никто не захотел, мой пример оказался очень убедительным, а потому нам пришлось ждать. Связавшись с командиром полка выпросили у него мостоукладчик и стали ждать пока он не прибыл. Старый МТУ - 55, меньше чем за пять минут навел колейный мост через овраг, фалангой задрав передние лапы, развернув в воздухе ножницы раскладушки наводимой переправы, по которой мы все и проехали, а потом переехав его сам, быстро собрал его и загрузив на себя отправился дальше с нами. Даже ежу было понятно, что нам потом придётся возвращаться назад, а ждать здесь экипаж мостоукладчика не захотел, да и гонять его еще раз - совсем в не ближний конец, вот он и присоединился к нашей колонне. Дед-пенсионер ехал впереди нас, так как ему было в туже сторону, а после танков ходовую быстро побьет. Да и пыль глотать он был не согласен, о чем и заявил перед началом движения.      На место мы добрались к обеду - никто ведь не рассчитывал, что мы застрянем в том овраге. Расположились на красивом лугу, который с трех сторон обтекала местная речушка. Напротив луга был живописный островок с удобным местом для стоянки. Пошептавшись с танкистами решили сделать так: они кидают мост на островок, а за это получают мой катер для рыбалки. Мы же занимаемся шашлыками. Только сильно я сомневаюсь что танкисты до вечера смогут что-то путное поймать - солнце уже высоко, да и снастей у них нет, а свои ни кому не даю, вот такой я куркуль.   Когда "бардак" уже спустил катер на воду, подошел дед с целой кучей удочек в руках:   - Ну что сынки, принимаете в артель?   Один из танкистов переглянувшись с остальными ответил:   - А что артель будет иметь с этого?   - Дак я с вами снастями поделюсь, у вас смотрю не густо с этим!   - Тогда легко! - и подал деду руку, помогая ему забраться на борт.   Забрался дедушка действительно легко - чувствовалась в его движениях большая сноровка, видно не так прост этот нежданный попутчик, как показался на первый взгляд, да и выправка военная в нем всё еще чувствуется.   Объявились рыбаки часа через два, на удивление с отличным уловом. На всеобщее обозрение было выставлено оба почти полных ведра всякой мелочи, которые хранились на БМТ для всяких хозяйственных нужд. Но кроме неё было поймано четыре крупных рыбы - один судак килограмма на два с половиной, пара лещей поменьше, наверное по паре кило и что меня очень удивило большого, можно сказать огромного окуня который тянул верных три килограмма, да длина у него была сантиметров пятьдесят!   Уху вызвался варить Дед. Большой казан уже давно был набран, дожидаясь рыбаков. Быстро и ловко в шесть рук была выпотрошена и промыта мелочь, но чешую не снимали. Затем её увязали в кусок марли и опустили в воду, подвесив казан над костром. Пока вода закипала главный повар начал разделывать крупную рыбу. Как только вода в казане покипела минут двадцать, он вынул марлю с мелочью и кинул туда нашинкованный лук, морковь целиком, как было сказано для цвета и вкуса и картофель. После, когда картофель был почти готов, наш дедушка все порционные куски ловко нанизал на несколько суровых ниток, концы которых закрепил на двух деревянных палочках, опустил все это в булькающее аппетитно варево и ловко закрепил эти самые палочки в ушках казана. Один из танкистов удивленно воскликнул:   - Первый раз вижу такой рецепт!   - Ну это скорей не рецепт, а приспособление - на вкус блюда абсолютно не влияет.   - А для чего оно?   - Вот ты как, сильно любишь рыбу?   - Да, так не очень, больше нравится ловить.   - Чего так, ловить любишь, а кушать нет?   - Морока, кости выбирать. Хотя если жена жарит ледяную - там хребет один, тогда другое дело!   - В-о-о-т!!! -Дед поднял палец вверх. - Когда рыба сварится, мясо упадет вниз, а кости останутся на веревке, и рыба не развариться и выбирать не надо!   - Обязательно жене расскажу - она обязательно обрадуется, рыбу любит как кошка!   - Расскажи, расскажи...   Минут через десять, положили в казан соль и специи по вкусу. Перец горошком, лавровый лист, головку чеснока. Молодой зеленый чеснок сплели с зеленым луком и укропом в венок и опустили в бульон. Минуты через две чугун сняли, вытащили кости, затушили головешки и влив полстакана водки поставили в тень для настоя.   Поскольку шашлык начали готовить раньше, то оба блюда были готовы почти одинаково. Место на островке пользовалось популярностью. В тени деревьев были выкопаны кем-то две неглубокие траншейки и лежала пара поваленных стволов, кемто хорошо ошкуренных. Между ними кинули на землю полотно из брезента - удобный стол готов. Хлеб уже был нарезан, шашлык выложен в несколько алюминиевых мисок из солдатской столовой, водка открыта.   Венок из трав с луковицей и чесночиной выбросили. Уху разлили по котелкам до самых краев, отдельно добавив мелкорезаный чеснок. Нетерпеливо выпив по первой стопке, все дружно застучали ложками, металлическими и деревянными, кому какая попалась.   Немного расслабились, когда уже перешли к шашлыку. Больше всего на него налегали солдаты, видно не часто им выпадает такая лафа.   После того как все наелись и расползлись покемарить по кустам, возле небольшого стожка собрались на "военный совет": представитель в/ч, руководитель стрельб - капитан-танкист, от "заказчика" моя скромная персона и двое представителей "туристов", которые собственно и оплачивали этот "воентур". Обсуждение "программы тура" происходило не без эмоций, хотя все было оговорено заранее, но сейчас появились некоторые моменты, которые хотели обсудить, в первую очередь военные. Поводом к переговорам послужил тот самый случай в овраге. Армейцы требовали оплатить прогон мостоукладчика и его участие в "программе". Громче всех выдвигал свои доводы Михаил Юрьев - самый жирный клиент. Будучи успешным бизнесменом, он мог позволить себе, вместе со своими друзьями увлечься пейнтболом по-серьезному.   - Мужики побойтесь бога, у вас цены и так безбожные - возражал он. - В той же Кубинке все намного дешевле!   - В музее вас просто покатают по кругу за соточку - Возражал танкист.   - За совсем небольшую мзду и за рычаги пустят - не отступал Мишка - А в Тагиле, вообще цены смешные, и при этом они умудрились гостиницу для клиентов построить с нуля.   - Не путайте теплое с мягким. Не по нашей вине ИС сел в овраге.   - Так мы же сами его и вытянули!   - Так это никто не отрицает, но от вас поступила заявка на мостоукладчик, который кстати оперативно был вам предоставлен. Вот эту услугу и надо оплатить! - приводил свои доводы танкист.   - И сколько?   - Пятьсот...   - Вы что?! Это же обдиралово! За пять минут работы!!!   - Почему пять? Норматив наводки колейного моста через такое препятствие составляет две с половиной минуты. Но хочу напомнить, что МТУ добирался до точки полчаса, а это не такси, и здесь не Невский проспект. Кстати, в том же Тагиле круг на танке стоит 100 долларов, но стандартный пакет это шесть кругов по четыреста метров, итого две четыреста. А тут только до оврага двенадцать кэмэ, да сюда, да обратно отсюда в часть. Плюс тут мост навели и еще раз на обратном пути. Это все топливо, которое кстати считают не по розничной цене, плюс масла, плюс износ материальной части, так в чем же обдиралово?   - Ладно, убедили - согласен, вернемся, рассчитаюсь!   - Ну вот и отлично! Тогда я предлагаю сегодня вы отработаете упражнения из пулеметов на БТРе и на нем же вождение, а мы для завтрашних стрельб подготовим орудия на танках и САУ...   - Хорошо, если получиться что сэкономить на снарядах, то за мной не заржавеет!   - Договорились Михаил, но на много не рассчитывайте, итак, еле, еле пробили эти стрельбы.   - Какие это стрельбы, я вас умоляю - по десятку выстрелов на ствол...Я вот договорился через пару недель на МиГе полетать со стрельбой, это - да...   - Тогда через двадцать минут у БТРа построение и инструктаж!   - Так мы же не в армии! - Огрызнулся Юьев.   - Порядок выполнения стрельб такой же, как в армии, и это закреплено в контракте, помимо всего за ваши жизни с меня никто ответственности не снимал!   - Так этого же нет в контракте? - Снова не утерпел Мишка.   - Если что случится, шкуру снимут с меня, а не с контракта! - Жестко ответил капитан.      Ровно через двадцать минут я наблюдал, как капитан проводит предстрельбовый инструктаж. От его чеканных фраз вспомнилось, как далеким летом восемьдесят седьмого года, после окончания четвертого курса, нас призвали на военные сборы. Этому нововведению было уже три года, когда студентов ВУЗов всего Союза вывозили в учебные части Советской Армии, где они проходили не только курс молодого бойца, но и сдавали все положенные нормативы в соответствии с профилем своей военной кафедры. Мы были танкистами. У нас тогда стрельбами руководил начальник сборов подполковник Лозицкий. Построив наш учебный взвод напротив вышки, он вот также чеканными фразами рубил:   - Товарищи курсанты! Напоминаю еще раз: внимательно следить за всем полем боя! Не держать долго машины на коротких остановках! Поражать цель с первого выстрела! Ну-у... в общем все как вас учили. Помните, промедление смерти подобно! Ну, а поспешность хороша при ловле блох... - на этой фразе, мы, молодые тогда пацаны решили что, все это не очень серьезно и заржали как застоявшиеся жеребцы.   Реакция подпола была мгновенной и жесткой: - О-отставить смех!!!.... Когда стреляете, помните, что перед вами ВРАГ!!! Если вы его первыми не уничтожите, он уничтожит вас! - После чего наступила абсолютная тишина... - Вопросы есть? - Нет! Нет! Нет!!!   - Вопросов нет. Стреляющие экипажи к машинам!   И первых два экипажа рысцой побежали к своим машинам, которые стояли в начале своей директрисы...   Вот и капитан сейчас проводил такой же инструктаж, только вместо мальчишек-солдат были взрослые мужики, которым уже за тридцать, не знавшие что такое срочная служба, и наверное от этого не наигравшиеся за свою жизнь в войнушку... Те не менее слушали они последние наставления капитана со всем вниманием. Судя по выпрямленной, немного наклоненной фигуре танкиста, по резким жестам длинных рук инструктаж был серьезным. Наконец прозвучала хлесткая как удар кнута его команда:   - К машине!   Сам он не спеша, направился к моему БРДМу. Я, сам не раз в последствии проводивший такие занятия зал что произойдет дальше: по рации капитан даст команду "Начать движение!" и БТР, взревев двигателем, поедет по заранее разработанному маршруту. Этот маршрут разработан так, что пока "сто пятьдесят второй" будет выдвигаться на исходную, руководитель занятия выедет на холмик, рядом с полуразрушенной вышкой и оттуда будет наблюдать и руководить занятием через радиостанцию БРДМа.   Вскоре раздались приглушенные расстоянием бубнящие звуки ДШКМа. Ну все, началась война!      Мужики вернулись в лагерь перед самым вечером, усталые, замотанные, но страшно довольные.   - Класс! Отстреляли все до железки!   - Скорее до последней копейки - кто-то хохотнул из-за Мишкиной спины. Пришлось даже менять ствол! Зачетно!!! А как у вас?   - Тоже нормально, орудие ИСа пристреляли.   - Много снарядов потратили?   - Нет, осталось семь.   - Зачетно! Плюс десяток по контракту, итого семнадцать!!! Можно душу отвести!   - Ну положим душу отводить буду я...   -Ты что, не дашь и пару раз пульнуть?   - Не в этот раз, ты же знаешь это первая стрельба....   - Я заплачу!   - Не в этом дело, да и тебе что, мало "сорок четверки" и ИСУ?   - На ИСУ другие ребята...   - Миша, в другой раз...   - Я думал мы друзья... - он резко развернулся и ушел.   Посмотрев ему вслед, я улегся на сено вытащенное из стожка и застеленное в несколько слоев брезентом. Дымил костерок, булькала вода для чая в небольшом котелке, диск солнца опускался за реку.   Надо ложиться пораньше спать! Завтра с самого утра случиться то, что я так давно ждал. Наконец-то я посмотрю на свой ИС в ДЕЛЕ!!!      Утро неожиданно для всех началось с вселенского срача. Нет, встали, умылись и позавтракали нормально... Но когда дело дошло до порядка стрельб, что тут началось... Начало обсуждения не предвещало ничего такого - быстро и конструктивно решили, что на директрису будем выходить одним танком, во избежание так сказать, но когда дошло до распределения кто кем будет в экипажах Т-44 и ИСУ - никто не хотел быть заряжающим, только наводчиком или в крайнем случае командиром танка. Так как никто не хотел уступать, поступили просто: я со своими на ИСе шел первым, а они нехай решают кто, за кем и т.д.   Ночь была прохладная, приложив руку к броне, ощутил, как стынет рука от холодного ещё металла. Колян перехватил взглядом мое движение и утверждающе произнес:   - Щас прогрею, командир! - Он легко вскочил на машину, открыл люк, ловко нырнул на свое место и тотчас ровно загудел подогреватель, отбрасывая под днище языки пламени. Вот так, накапливая внутри тепло, танковый двигатель готовили к пуску.   - Ну как готовы? - Спросил капитан, который накануне проводил стрельбы из ДШКМ.   - Готовы! - Ответил за всех я.   - Вопросы по условиям выполнения упражнения есть? - привычно и без эмоций спросил офицер.   - К бою!   Не спеша, не на занятиях в армии, мы залезли в танк. Поскольку я сам хотел пострелять, то командиром пошел мой бывший наводчик Стёпка Логинов. Повторилась вчерашняя процедура с БТРом - пока мы следовали на исходный рубеж, капитан на "бардаке" занимал позицию у вышки. По условиям, выйдя на исходный рубеж мы остановились, и доложили о готовности. Как то тяжко навалились секунды ожидания. Мой наводчик, не выдержав повернул командирскую панораму в сторону БРДМа.   - Ну что там?   -В бинокль осматривает местность.   Все ясно, это место очень редко используется по назначению, и поскольку наше присутствие, скажем так, не совсем законно, то офицер лишний раз проверяет присутствие чужих на поле, а то был в моей практике случай - знакомый, заядлый грибник сунулся на артиллерийский полигон, народу там нет, вот и грибы ни кто не собирает. Собрал быстро полную корзину, а тут внеплановые учения, в общем забился он бросив корзину в старую воронку, так и пролежал в ней больше часа, чудом штаны себе не обделав. Наконец в динамиках шлемофона щелкнуло и четко стал слышен голос капитана:   - "Первый" пошел.   Стёпка Логинов, не раз за время службы замещавший командира танка, глотая окончания, на одном выдохе:   - Механик первую!   Заряжающий выхватил из укладки снаряд и застыл в напряженной готовности.   - Я "Вышка", я "Вышка"... - напряжение стало таким, что можно резать на пласты... - "Впред"!   - Заряжай! - азартно выкрикнул Стёпка.   Танк качнуло, механик с секундным интервалом перекидывая передачи с места разгоняет тяжелую машину, заряжающий наконец закинул вторым заходом заряд и закрыл затвор... Теперь он до следующей команды внимательно наблюдает в своем секторе.   Танк движется раскачиваясь уже около минуты, мы в полном напряжении высматриваем мишени, наконец довольно шустро вкатившись на небольшой холмик заряжающий замечает цель и кричит в микрофон:   - Отдельное дерево вправо сорок, пушка в кустах, Тысяча!"   Следом за ним командир:   -"Короткая!"   А я лихорадочно, преодолевая непонятно почему взявшуюся дрожь в руках подвожу марку прицела под цель... Наконец!   И тут же ору как резанный:   - Сорок два ноль, орудие на опушке, тысяча сто!   - Огонь!   Лихорадочно жму на спуск. Оглушающий выстрел! А механ рывком кидает танк вперед, предварительно переключив скорость на низшую и дожидаясь выстрела.   Второй мишенью был "Танк в окопе". Тут я лоханулся, высота мишени всего метр, вот и попал только со второго раза. Зато "ПТУР на машине" был уничтожен сразу. Считаю что оценка "Хорошо" после почти пятнадцати лет перерыва это действительно ХОРОШО!      Доложив о выполнении упражнения, получили приказ капитана возвращаться на исходный рубеж. Проверили орудие, развернули башню назад и тронулись. Через полминуты, услышал в шлемофоне голос механика:   - Командир, меня так прет, может споем?   - Легко, в что петь будем?   - Нашу!   - "Лизавету"? Давай!!! - И в шлемофонах зазвучало:   Ты ждешь, Лизавета,   От друга привета.   Ты не спишь до рассвета,   Все грустишь обо мне.   Одержим победу,   К тебе я приеду   Hа горячем боевом коне...      Песню допели аккурат доехав до исходной. Поменявшись с наводчиком местами выполнили упражнение еще раз, только уже на другой директриссе. Тут мы умудрились отхватить настоящую отличную оценку - настоящую это уложится по времени в норматив, мастерство как говорится, портвейном не зальешь!   Казалось бы сколько там прошло времени - полчаса всего, а вот вылезти из танка хер!!! Так через триплексы мы и наблюдали за самоходкой, у "сорок четверки" по-прежнему размахивая руками мужики выясняли "ху" из "ху"... Верхняя броня накалилась, жгло руки, лежащие на откинутой крышке моего командирского люка, хотелось пить, от стресса и жары голова отупела, казалось, лишь туго застегнутый шлемофон удерживает в ней еще живые мысли, иначе бы они смешались, расплылись, утекли, как расплавленный металл из дырявого тигля.   - Ну вот что хлопцы, давайте-ка в тенек перейдем! А то, тут сваримся нафиг!   Устроились мы с другой стороны бывшей вышки и хорошо слышали капитана руководящего стрельбой. ИСУ-152 уже возвращалась на исходную, а у Т-44 все еще продолжался спор. Ленясь подняться, крикнул руководителю стрельб:   - Капитан, чего они договориться не могут?   - Снарядов мало...не хватает всем желающим!   - Так подвезите еще!   - Не получается!   - Тогда деньги верните!   - Так никто не хочет денег назад!   - Пусть жребий тянут, а то скоро день кончится!   - О!!! Это идея! - и послышался звук удаляющихся шагов.   Механик на этом танке был отличный, машина летела, когда экипаж обнаруживал цель, плавно без раскачки быстро останавливалась, и тот час после выстрела срывалась с места вперед.   Через час с небольшим мы были уже в лагере.               День клонился к концу и когда только успел, хотя если ты увлечен или занят не нудной работой, то время летит быстро не давая тебе скучать. Несмотря на всё, стрельбы прошли отлично, даже кое что из БК осталось, тут ведь всё дело в жадности. Хотя, старый принцип, проси больше и получишь сколько надо, а тут вроде и постреляли, душу отвели, но ведь по команде, а не как бог на душу придется, вот и остались ещё снаряды, правда немного. Быстро посовещавшись решили ещё раз скатать на полигон и дострелять остатки боекомплекта, но как известно человек предполагает, а бог располагает, короче до полигона мы не доехали, хотя до него считай доплюнуть можно, каких то несколько жалких километров, но именно их мы и не доехали. Наша колонна шла в уже привычным порядком, когда внезапно двигатели машин заглохли, я ещё успел удивится этому, а потом все просто потеряли сознание.      Белоруссия, 26 июня 1941 года.      Ё моё, как же болит голова, просто раскалывается от боли, как будто в неё раскалённую спицу воткнули, а ещё откудато доносится достаточно частое БУМ, БУМ, БУМ. Чёрт, такого даже после самой жуткой попойки не было, хуже любого похмелья, хотя чем-то с ним и схоже. Медленно ворочаюсь, это просто чудо, что когда я падал, то ничего себе не повредил. Глаза раскрылись с трудом, осмотревшись, хорошо хоть что освещение работало, увидел своих парней, они дышали, а это было главное. Медленно и осторожно, как аквалангист на дне добрался до Стёпки Логинова и стал его несильно трясти, пока он со стоном не откликнулся. Не знаю, сколько мы проворочались в этом состоянии в танке, так как на часы не смотрел, а время казалось стояло на месте, но всё же все маленько оклемались. Сил прибавилось и я вылез из своего командирского люка и мягко говоря - охренел. Не, а чего? Вы себе спокойно едете через лес на Карельском перешейке, кругом светлый сосняк и местами гранитные валуны, причем некоторые с небольшой домик величиной и вдруг обнаруживаете себя уже на лесной дороге через мрачный еловый лес. Тут уж по любому чертовщину помянешь. Ещё минут двадцать у нас ушло что бы проверить весь народ, к счастью погибших и покалечившихся не оказалось, ушибы с разбитыми носами не в счет. В итоге мы все выбрались на землю и недоуменно оглядываясь чесали репу не понимая что произошло и где мы оказались. Вот кто-то вытащил мобилу и недоуменно на неё смотрит, я не понимая в чем дело вытаскиваю свою. Работает, в чем тогда дело и только тут до меня доходит, что сети нет, хотя до этого исправно ловила, конечно не на максимуме, но две риски были стабильно, а сейчас их нет. Ругаясь, как пьяный сапожник полез назад в танк, у меня там один девайс лежал, взял по случаю, а то в наших лесах мобильная связь не везде есть, вот я и взял себе по случаю Иридиум, спутниковый телефон. Согласно рекламе он работает в любой, даже самой захудалой дыре нашего шарика, разве что из пещеры дозвониться нельзя. Вы будете смеяться, но он тоже после включения показывал отсутствие сети. Как такое может быть, ведь он работал, честное пионерское, приходилось мне несколько раз его использовать в медвежьих углах нашей необъятной. Всё работает, вот только он в упор не видит ни одного спутника, не знаю сколько продолжался бы этот цырк дальше. Так как вслед за мной и другие достали свои телефоны, но тут над нами, ревя моторами, прошли три девятки старых самолётов.      -Что за хренотень такая, это ведь лаптёжники. - Проговорил один из клиентов.   Какой лаптёжник? - Спросил кто-то из стоящих рядом, кто именно я не заметил.   -Юнкерс 87, штука или по другому лаптёжник, немецкий легкий пикирующий бомбардировщик времён Великой Отечественной.   -Маркони! - Крикнул я своему радисту. - Быстро за рацию и просканируй эфир.   Спустя минут двадцать, которые мы провели пытаясь понять, что за чертовщина тут творится, из танка вылез ошарашенный Маркони и проговорил - Ребята, вы не поверите, но я только что поймал радио, так по нему сейчас 26 июня 1941 года.   Мы ему не поверили, но Маркони быстро включил громкую связь и мы сами услышали песню сороковых годов. Пока народ недоумённо переговаривался, послышался так хорошо знакомый нам по кадрам кинохроники и старым фильмам голос Левитана:   ОТ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО   за 26 июня   В течение 26 июня на Минском направлении наши войска вели бои с просочившимися танковыми частями противника. Бои продолжаются.   На Луцком направлении в течение всего дня идут крупные и ожесточённые танковые бои с явным перевесом на стороне наших войск.   На Черновицком направлении наши войска успешно отражают попытки противника форсировать р. Прут.   На Бессарабском участке фронта наши войска прочно удерживают за собой госграницу, отбивал атаки немецко-румынских войск.   Противник, пытавшийся наступать у Скулени, с тяжёлыми для него потерями отброшен на западный берег р. Прут.   Наша авиация в течение дня бомбардировала Бухарест, Плоешти и Констанцу. Нефтеперегонные заводы в районе Плоешти горят.   На территории Советской Белоруссии противник с целью шпионажа высадил несколько небольших групп парашютистов (до 4-6 человек) с радиостанциями. Эти парашютисты выловлены местными жителями и переданы в распоряжение военных властей.   Всякая попытка высадить парашютистов встречает самый энергичный отпор. Так, например, при высадке вражеского воздушного десанта в местечке N (Украина) стоявшая поблизости кавалерийская часть Красной Армии немедленно атаковала и уничтожила весь десант в момент его приземления.   Охренеть, я временами почитывал фантастику и по альтернативной истории тоже кое что попадалось, но что бы самому попасть в такой переплёт! Остальной народ тоже выглядел обалдевшим от такого попадалова. Тут послышался голос нашего спасённого из плена распутицы пенсионера:   - Что ребятки, попали вы конкретно, прямо как кур в ощип? Добро пожаловать на Великую Отечественную.   Мы все как один обернулись к нему, тут же из-за чьих то спин послышался угрожающий голос:   -Так это твоих рук дело, старый пень!?   -А ну цыц щенок! Мал ещё, голос повышать и хвост на меня поднимать! Я тут не причём, просто этих стервятников, что над нами пролетали, видел уже столько раз, что и не сосчитать!   - Как тогда мы тут очутились?   - Спроси чего полегче, сынок...   Как то, само собой наступила тишина - все пытались переварить новость. Наконец, кого-то прорвало:   - Не, мужики - это херня сплошная! Какая война? Кино небось снимают!   Не похоже возразил ему я, показывая свой спутниковый Motorola Iridium 9500 подключенный к системе спутниковой связи, но он так и не обнаружил сеть. Такого просто не могло быть, так как эта сеть покрывает весь шарик, некоторые проблемы с приемом есть только в горах..   - А ведь правду дед говорит! Другой лес, отсутствие связи, лаптёжники над нами, звук канонады поблизости, что ещё это может быть?   -Отец, а ты кто будешь?   - Кто, кто - конь в пальто! - В сердцах ответил дед - Пенсионер, не видишь что ли?   - А как зовут пенсионера?   - Павел Игоревич Нечаев.   - Судя по тому, что Вы сразу опознали тип немецкого самолета, Вы воевали? - спросил я.   - А вот это, в самую точку сынок! Как призвался в тридцать девятом, так и остался до самого выхода в отставку.   Воспользовавшись тем, что народ начал общаться друг с другом, регулярно переходя на повышенные тона, мы с Павлом Игоревичем отошли за танк и там продолжили разговор.   - Кем служили?   - Службу начал на Балтийском флоте. Окончил школу машинистов-турбинистов в Кронштадте, затем служил старшиной группы турбинистов линкора "Октябрьская Революция", слышал о таком?   - Бывший "Гангут"...   - А ты разбираешься в кораблях...   - Да не особо, дед по материнской линии служил на "Севастополе", как сейчас модно говорить на "систершипе".   - Значит уже или в конце войны, или уже после... Скорее после.   - Откуда Вы знаете?   - В конце сорок третьего линкору вернули первоначальное имя, до этого он носил имя "Парижская коммуна" - "Парижанка", так ласково называл его экипаж. У меня на нем товарищ служил, погиб в десанте под Григорьевкой в сорок первом....   - Дед в сорок четвертом, после освобождения из оккупации, чтобы выжить записался в школу юнг. До пятьдесят второго служил на Черноморском флоте, в том числе и на "Севастополе".   - Кем служил?   - Сигналщиком.   - БЧ-4, грамотным значит был. А мы относились к БЧ-5. Меня ведь уже в августе выбрали секретарем комсомольской организации нашей боевой части.   Мля...!!! Мало того что флотский, так еще и из замполитов! Как "любили" в армии этих "звездунов" я еще отлично помнил. Дед что-то там ещё говорил, а я слушал его и думал что теперь нам делать дальше? То что мы неведомым нам образом попали в прошлое похоже больше не вызывало ни какого сомнения. Весь вопрос только в том, сможем мы попасть назад в наше время или нет. Даже если сможем, то как, когда и где?! Сидеть здесь сиднем и ждать у моря погоды, так неизвестно, сколько нам ещё придётся тут прождать, скорее нас немцы разбомбят или мы у них в тылу окажемся. Последнее мне не нравилось больше всего, так как последствия от этого были непредсказуемы. Итак, что нам делать дальше, переходить на сторону фашистов, так дурных нема, партизанить здесь, так технике уход нужен, топливо и боеприпасы иначе она мгновенно станет бесполезным железным хламом. Вернее очень опасным бесполезным железным хламом, если попадёт в руки противника...   -Эй, парень, да ты меня не слушаешь!   - Задумался, значит выход у нас есть только один - пробиваться к нашим, по возможности сберегая технику, а потом любым способом добиться её срочной эвакуации в тыл. - Озвучил я свои невесёлые мысли деду.   - Правильно мыслишь парень! Если все это добро попадет к немцам, то быть беде, еще не известно, как тогда война повернется! Сам то ты, служил?   -Служил, танкистом.   - Чины имеешь?   - Капитан в отставке, последняя занимаемая должность командир танковой роты.   - Какие действия думаете предпринять?   От этих простых слов чуть не щелкнул каблуками - так от них повеяло сталью и властностью.   - Первое что требуется от военнослужащего попавшего в неизвестную обстановку, это сориентироваться - так гласит Устав!   - Это хорошо, что ты помнишь Устав, за многие его положения мы кровью платили! Хочу дополнить - необходимо определиться не только на местности, но и во времени.   - Время мы по сводке определили, а место нашего так сказать "попадалова" мы не знаем, но думаю сможем довольно быстро узнать в ближайшей деревне или встретив наших бойцов.   - Э-э-э Нет!!! -Категорично рубанул рукой воздух Дед. - Это правильно, если мы находимся в нашем тылу, или в мирное время! Сунешься в деревню, а там противник, погубишь людей!   - Ваши предложения?   - Принимай командование на себя, и первым делом организуй разведку! Хочешь выжить, веди её везде и всегда, запомни это!   Что бы потом не было кривотолков, подошел к капитану и без затей сказал:   - Слушай, я капитан в запасе, а ты действующий, что решим?   - Вступать в командование в экстремальных условиях...это же...к тому же я ротой никогда не командовал, я по другой части.   - Да... - встречал я еще на срочной таких "дипломатов" - Значит так, как старший по должности, ответственность и командование людьми и техникой принимаю на себя. Через пять минут общее построение! Ко мне, кто отвечает за технику и боеприпасы! Выполнять.   Через пару минут, еле волоча ноги и постоянно спотыкаясь подошли два прапора.   - Капитан Волков, доложить о наличии топлива, БК и состояние всей техники.   - Прапорщик Меняйлик, топлива почти полные баки, с БК намного хуже. - Он достал из офицерской сумки раздаточно-сдаточные ведомости и забубнил: восемьдесятпятый калибр - пять штук, все бронебойные, стодвадцатьвторой - семь штук фугасных, стопятьдесятвторой - четыре штуки, тоже фугасные.   - Что с БК к пулеметам?   - Так... - зашелестел он ведомостями - ...вот! Нашел! Стопятьдесят штук к КПВТ в Бардаке, в ИС-е...   -По нему я сам знаю, 200 патронов в 4 лентах и 6 снаряженных дисков к ДТ.   -В Самоходке ещё три полные и три пустые ленты к ДШК и два невскрытых цинка к ПКТ.   - Что есть из личного оружия? - осмыслив мой вопрос, прапор сильно побледнел и заикаясь ответил:   - О-о-д-дин ПМ у особиста н-нашего...   Плюс моя новая цацка из Южной Африки двенадцатого калибра, с сотней патронов... неожиданно, из-за спины услышал голос деда Павла:   - У меня в "Ниве" лежит "Тигр" с пятью магазинами и ещё полторы сотни патронов к нему.   - Не густо, три ствола на всех.   - Надо у народа поспрашивать, может кто-то тоже что-то прихватил с собой? - подкинул правильную мысль Нечаев.   - Правильно, вот Вы Пал Игорич и поспрашивайте!   - Так сейчас на построении и спросим - чего зря время терять? - красиво съехал хитрый дед.   - Тоже верно! - отыскав глазами капитана, спросил: - Все собрались?   - Так точно!   - Командуйте, капитан!   - Становись! Гражданские на левый фланг, по порядку номеров рассчитайсь!   - Первый!   - Второй!   ...   - Сорок девятый, расчет окончен!      На безрыбье, как говорится и рак рыба, после опроса народа выяснили, что из личного оружия мы имели на всех всего одного Макарова с 16 патронами, это одна обойма в пистолете и ещё одна запасная в кобуре у особиста. Кроме того ещё пять стволов охотничьего оружия, из них два Тигра с оптикой и две нарезных Сайги. Это на сорок девять человек попаданцев, прямо скажу, не густо, хотя если пошукать, то оружия сейчас можно найти много. Да, на каждом углу оно не валяется, но и такой редкостью не будет, другое дело, что это будут в основном старые, добрые трёхлинейки.      Наша небольшая колонна по сути оказалась танковой и из нас всех лишь я был самым старшим по должности, пускай я и в отставке, но моих знаний и умений от этого не убавилось. Командование я взял на себя, никто против этого и не возражал. Дед стал моим консультантом по этому времени, а заодно и нашим особистом, дело для него привычное, а без этого нам нельзя. Бывший с нами лейтёха стал его заместителем, он сначала попробовал по возмущаться, но дед мгновенно его поставил на место, опыта ему было не занимать.   Теперь по движению нашей колонны, нам нужен был передовой дозор и лучше всего с этим мог справится бардак. Хорошо, что у моего БТР-152 сзади есть сцепное устройство, поставили до кучи при ремонте, вот к нему мы и перецепили БМК-Т. Техника была укомплектована по полному штату. А потому в комплекте были и масксети, которые мы сразу же и натянули на технику, а в дополнение к ним нарубили веток и кустарника, которыми обильно украсили машины. Потом распределяли места в колонне, первым шел бардак в качестве передового дозора, за ним метрах в двухстах сорокчетвёрка. Хотел сам первым идти на своём ИС-е, но у сорокчетверки скорострельность намного выше, все же у меня раздельное заряжание, а у неё унитарные снаряды. За ней шла самоходка уже со снарядом в орудии, для зрелищности в ней все 21 снаряд боекомплекта были осколочно-фугасными, но для нас это было ещё лучше, так как сорокакилограммовый осколочно-фугасный снаряд гарантированно уничтожал при прямом попадании любой существующий немецкий танк и мог также уничтожить или повредить его при близком взрыве. Затем шел БТР-152 с БМК-Т на прицепе, Нива деда, Топливозаправщик, Камазы с прицепами и замыкал нашу колонну мой ИС. Памятуя о немецком господстве в воздухе пришлось нам озаботится и нашим зенитным прикрытием. На обоих танках и самоходке стояли крупнокалиберные зенитные ДШК, но этого было мало. Только от пары мессеров отбиться или слегка попугать лаптёжников, а потому нам следовало по возможности держаться лесных дорог. Сориентировавшись по компасу, мы двинулись на Северо-восток, благо и дорога шла в том направлении.      Дорога! Ох, дорога! А ведь с неё начинается у всех у нас новая жизнь, новый отсчет времени! Только сейчас бросились в глаза глубокие колесные колеи, ни дать ни взять ущелья среди грязи. Видать уже не одна колонна прошла здесь перед нами. Наверняка не один километр придется продвигаться по этим измятым, истерзанным стальными гусеницами танковых траков и резиновыми скатами машин, прицепов и орудий лужам-озерцам с коварными ловушками под мутной водой. Дорога была наглядным и безмолвным свидетельством бессильной ярости проходивших машин.   Рядом со мной в люке устроился дед Павел. Он постоянно вертел головой, словно пытался что-то вспомнить. Пару раз я заметил, что он явно разговаривал сам с собой. Кивнув ему головой - мол, что случилось?   - Не могу понять... вроде именно тут я начинал воевать в сорок первом?   - Не понял, как это так, вы же из флотских?   - Тут такое дело, весной сорок первого я с группой товарищей был отправлен в двести четырнадцатую бригаду для прохождения спецподготовки.   - А где бригада дислоцировалась?   - Марьина Горка, близ Минска. Если сейчас за поворотом будут торфоразработки, то точно здесь!   До этого поворота было метров двести - двести двадцать, за ним только что скрылся дозорный БТР. Решение пришло на рефлексах - рука сама прижала тангенту переговорного устройства и полетел невидимо по эфиру сигнал вызова на рацию передового дозора.   - "Альфа", "Альфа", я "Бэта"!   - "Бэта" доложите обстановку!   - Впереди слева от дороги наблюдаю торфяник, отчетливо видны следы добычи, дальше на горизонте три черных дыма.   - Это все?   - У самой опушки леса стоит машина, людей нет.   - Чья машина, определить можете?   - Сейчас в бинокль гляну, вроде наша.   -Точнее!   - Полминуты, точно наша!   Когда бардак подъехал к машине, то с него споро спрыгнула пара бойцов с Сайгами в руках. Стволы пулемётов медленно поворачивались вместе с башней туда сюда, контролируя обстановку. Ребята осторожно приблизились к машине и увидели в кабине ещё живого водителя, он был без сознания и только тихо постанывал, а его грудь была в крови. Его осторожно вытащили из кабины и стали перевязывать, а потом споро пошуровали в кузове.      Приблизительно через минуту мне поступил доклад от дозора, что в машине находится раненый.   - "Бэта", "Бэта", я "Альфа" груз есть?   - "Альфа", груз есть, ящики, сейчас уточню.   У меня вдруг резко пересохло во рту. За всю предыдущую жизнь я уже научился определять, что это, как не покажется кому-то странным - к добру. И точно через минуту "Бэта" доложил что в кузове машины, двухтонке ГАЗ ААА, снаряды семьдесятшестого и стопятьдесятвторого калибра. Сто снарядов 76 мм и двадцать снарядов калибра 152 вместе с выстрелом, все осколочно-фугасные, а в самой кабине карабин водителя. Слава Богу, хоть что-то, и карабином разжились, а он нам точно лишним не будет и теперь хоть для самоходки полный боекомплект есть! 76 мм снаряды тоже не пропадут, выгружать их не стали вдруг что путное по дороге попадётся. Что бы не задерживаться лишнее время на открытой местности было принято решение раненого перенести в автоперевязочную к врачу, а машину со снарядами по-быстрому взять на жесткую сцепку и всей колонной спрятаться в лесу для перегрузки снарядов и оказания медпомощи раненому. Тут в стороне началось какое то шевеление, в эту сторону тут же повернулась и башня БРДМ-а. Мгновенно насторожившись, туда осторожно двинулось четыре человека с винтовками наперевес.   -Эй, кто там?! А ну выходи по хорошему, а то сейчас из орудия жахнем!   Из зарослей не очень густого кустарника вышел командир в слегка потрепанной форме, когда он приблизился, то стали видны его знаки различия на петлицах, лейтенант артиллерист. Его быстро разоружили на всякий случай, забрав пистолет и сунув под охраной в один из жилых кунгов. Раненого перенесли в медицинский ГАЗ-66, грузовик взяли на буксир и колонна снова тронулась в путь.   Медицинский ГАЗ-66 переваливаясь и несколько раз даже подпрыгнув на неровностях дороги быстро приближался к лесу, в котором уже скрылся головной бардак. Из всех сил, оставляя за собой черный, жирный шлейф не полностью сгоревшей солярки ехал КАМАЗ, таща за собой на жесткой сцепке двухтонку со снарядами. Расставив технику под самыми густыми деревьями и замаскировав торчащие углы машин объявил привал. Док открыв дверь своего КУНГА, высунул голову и найдя меня взглядом безапелляционно заявил:   - Мне нужен час, иначе мы его потеряем!   - Добро!   - А где этот связанный? Мне надо узнать сколько времени прошло со времени ранения!   - Хорошая подача! - неожиданно услышал я голос Нечаева.   Обернувшись, только успел увидеть как он скрылся за кабиной КАМАЗа. Через минуту он уже появился со связанным командиром, ловко распутал ему ноги и решительно повел к АПешке.   - Говори, когда твоего товарища ранили, доктор спрашивает, сколько времени прошло?   - Черт его знает, час наверное, а может и больше.   - Не путаешь, у него легкое пробито, он столько прожить не мог!   - Легкое ему пробили при втором налете, он из-за ключицы не смог из кабины выскочить. - Одновременно с ответом, военный внимательно осматривал внутренности кузова. Внутри на операционном столе, полусидя был размещен его водитель, уже со споротой гимнастеркой и наложенным пластырем на груди.   - Н-да, при открытом переломе это затруднительно. Так сколько времени прошло?   - Так его ранили, аккурат перед вами, я к нему подойти не успел, гляжу вы едите, ну я и спрятался в кустах.   - Ну будем считать повезло ему. Ладно, времени мало... - и с этими словами док закрыл дверь КУНГА.   А Нечаев усадив связанного военного на подножку ГАЗона начал неторопливый разговор.   - Что же ты бросил раненного, он же твой боевой товарищ! Если бы мы вовремя не подоспели, так и помер бы в кабине!   - Испугался я, сильно испугался.   - Как же тебя зовут испуганный ты наш? - Ровным, спокойным голосом вел свою партию дед Павел.   - Бричкин, Бричкин Вася.   - Ну наверное не Бричкин Вася, а лейтенант Бричкин?   - Так точно, лейтенант Бричкин! - уже живее ответил парень.   - Во-о-т!!! Уже совсем другое дело, а то Вася он. Расскажи лучше, как все было.   Из короткого рассказа лейтенанта, мы узнали, что вчера вечером у них в части сформировали группу из двадцати бойцов, погрузили на пять машин запас бензина, боеприпасов и продуктов приказали прорваться к бронепоезду застрявшему на станции Жодино и оказать помощь в его эвакуации. Во время марша машина сломалась. Командир приказал устранить неисправность и догонять колонну. Когда уже закончили ремонт и начали движение, их обстрелял немецкий самолет и ранил водителя. Остальное мы знали.   - А как ты должен был их найти?   - Так у меня карта была... - и поняв, что ляпнул лишнее напрягся.   - При тебе её не было, где она?   Лейтенант отвел глаза в сторону.   - Слушай парень - спокойно и твердо сказал дед Павел - ты мне просто поверь, что ты мне все равно ВСЕ скажешь, только не хочу тебя калекой делать. Посмотри вокруг, много ты здесь немцев видишь?   Лейтенант молча мотнул пару раз головой...   - Там, где меня скрутили, в кустах рядом оставил.   - Вот и хорошо! И не думай парень, что ты предатель, мы только помочь можем вашей группе.   За картой пришлось послать назад бардак, что бы побыстрей обернулись. Перед самым отъездом особист обронил фразу:   - А дед-то непрост, ох как не прост... Я специально обучался допрашивать, а так бы не смог! Ладно дай бог разберемся.   Проводив бардак, вернулся в расположение нашей колонны. Есть время от получаса до часа. Тьфу-тьфу-тьфу - не сглазить бы.   Несколько солдат помогали экипажу самоходки грузить снаряды. Хотя "грузить" здесь термин совсем не подходящий, вернее не полный. Ведь каждый снаряд надо достать из ящика, снять с него смазку, вытереть, специальным способом подготовить головной взрыватель, а именно: ввернуть и закрепить его от самопроизвольного отворачивания накерниванием. Хотя взрыватели взводятся в момент выстрела, но картина когда человек сидит и лупит молотком по снаряду в районе взрывателя, не для слабонервных. И еще после этого надо сделать еще много других операций и только после всего этого передать внутрь машины, уложить на специально отведенное место и закрепить. Даже норматив такой есть "загрузка боекомплекта", как в танке, только не знаю какой. Когда я служил у нас было сорок минут, и здесь наверняка столько же...   Нет, не буду подгонять парней, работа эта ответственная, да и они вон как стараются - руку набьют, любой норматив перекроют! Вздохнул глубоко и пошел дальше, и удивился сразу, что все солдаты, прапора и офицеры не дурака валяют, а как муравьи - кто-то что-то тащит, кто-то ключами гремит, один канистру тянет от нашего бензовоза. И тут мне попался на глаза "наш капитан". Не успел я воздуха набрать, что бы спросить, как он уже кинув к кепи руку докладывает:   - Товарищ капитан, личный состав занимается обслуживанием техники, все кто с оружием выставлены в охранение, наблюдатели за воздухом расположены на самых высоких деревьях, снабжены биноклями...   И как специально, в этот момент один из них протяжно так заорал: "В-о-о-здух!!!", прервав доклад капитана. Практически мгновенно всё движение замерло.   Очень напряженно и томительно проходили секунды. Что тут не так - он явно заметил нас, но не обстреливает. Может передает информацию по рации? Нет, это свой - четко видны звезды на крыльях и хвосте! Описав еще один круг над нами, он низко прошел над укрывшими нас деревьями, качая крыльями, - вроде звал за собой. У меня от этой догадки все похолодело внутри и как волной накрыло чувство близкой и непонятной опасности.   - Чего тебе, друг? - Облизывая сухие губы, проговорил капитан, словно пилот мог услышать его. А тот вернулся и снова повторил свой маневр...   - Понять бы правильно, предупреждает об опасности или просит помощи?   - Скорее просит помочь кому-то!   - Была бы связь - не гадали бы на кофейной гуще.   - Смотри, смотри!!! - толкнул меня локтем капитан.   От самолета отделился какой-то предмет. Через несколько секунд он упал с грохотом на кабину одного из КАМАЗов, а затем скатился на землю.   Водитель машины с матюками схватил контейнер и побежал к нам.   - Вот, товарищ капитан, вот, с самолета упало... - произнес солдат, протягивая нам предмет.   Это была гильза от чего-то такого, как наш КПВТ, во всяком случаи размер подходил, заткнутая деревянной пробочкой через кусок белой материи, наверное парашютного шелка. Хитро... Во-первых, стабилизирует полет, а во-вторых проще найти на земле.   Внутри была записка написанная "Тактикой" - начало записки было синим карандашом, потом грифель обломился и пилот дописал красным цветом:   " В трех километрах на северо-восток у станции наша часть ведет бой с пятью танками противника - нужна помощь! Летчик И. Иванов"   Наши сомнения развеял сам пилот.   Через несколько минут вернулся бардак посланный за картой. В лейтенантской планшетки оказалось несколько листов масштаба 1:50000, т.е. "полукилометровка".   - Нука, позови этого Бричкина!   Через пару минут лейтенант Вася Бричкин стоял перед нами, уже развязанный.   - Лейтенант, Ваша? - Предъявил я ему планшетку.   - Моя...   - Ну-ну, мне от тебя военной тайны не надо, просто укажи на карте место, где мы находимся! - Он как-то не доверчиво глянул на нас и начал водить пальцем по одному из листов карты. Пару раз обернулся, видно ища ориентиры, наконец его палец уверенно ткнул в лист.   - Тут.   Мы склонились над картой, внимательно изучая её, миллиметр за миллиметром. Первым высказался капитан:   - Так, сейчас проверим, если от этой точки отложить три километра на северо-восток, то мы должны попасть на станцию... Есть станция!   - Точно, СМОЛЕВИЧИ!   Все стоящие у карты дружно, как по команде повернули голову в сторону станции.   - А ну, сделали тишину! - приказал я, надеясь услышать звуки боя. - Вроде тихо. - Добавил, спустя полминуты. - Орудий не слышно - уже хорошо!   - Может бой уже кончился! - озвучил свой вариант "наш капитан".   - Не каркай! Капитан, проверьте, на самоходке БК погружен? Остальные проверяют готовность техники к движению и бою. Порядок движения прежний. Маркони ко мне!   - Здесь я. Никого не надо, никуда посылать!   - Отлично! Значит так, сейчас мы совершим небольшой марш, твоя задача попробовать засечь радиостанции немцев вот в этом районе. - Я очертил пальцем станцию Смолевичи на карте. Было бы хорошо, когда мы завяжем бой заглушить им всю связь, сможешь?   - Смогу, это как раз не вопрос.   - А что вопрос?   - С одной точки я могу только направление на излучение получить, точку не дам, поэтому гарантировать, что глушану именно нужный передатчик не могу.   - Что для этого надо?   - Много чего, но для сейчас все равно не успеем.   - А что успеем?   - Часто работают микрофоном, нужен спец, который шпрехать может - наверняка можно что-то интересное выудить!   - Можешь идти. - Он кивнул головой и поспешил к "бардаку".   Ко мне уже спешили с докладами. Все были готовы начать движение. Даже доктор доложился, что по его части все в порядке. Раненного конечно немедленно бы передать в медицинский стационар - только где его тут взять?   - Еще одно. Опросить весь личный состав на предмет знания немецкого языка. Кто понимает или может шпрехать по ихнему направлять к нашему Маркони, он на "бардаке".   Когда уже тронулся "стопятьдесятвторой", заметил, что мимо уже заведенных машин к БРДМу спешат две фигуры. Ну вот и отлично, есть переводчики, вскинул флажки над головой: "Заводи... Вперед!" Дрогнуло суставчатое тело колонны, качнулось, поползло, набирая скорость, вдогон дозору.      Лесная дорога вывела на картофельное поле, которое плавно поднималось вверх к двум белым домикам под высокими вербами. Из-за них подымалась в небо синяя туча, тaкaя синяя, что белые домики под густыми вербaми горели на ее фоне, как звезды. Грунтовка резала поле примерно посередине. Когда по нему пробежал свежий ветер, сочная, темно-зеленaя ботва зaволновaлaсь, как море. Только небольшое светло-зеленое пятнышко влево от обочины осталось неподвижным. Что это? Наведя на пятно бинокль понял - убитый. Он лежал в ботве, выстaвив навстречу ветру плечо.   Синяя туча, уже нaвисшaя нaд полем, озaрилaсь молнией. Ударил гром. По дороге завихрилась пыль и спустя несколько мгновений хлынул дождь. Белые домики нa гребне перестали выделяться на фоне неба. Темная ботва, промытая первым дождем, стaлa светлой - озaряемaя молнией, онa вспыхивaлa яркой зеленью. А намокшее плечо убитого, наоборот, потемнело.   Грунт был песчаный - вода мгновенно впитывалась, и как таковой грязи не было. Кроме того шум дождя сильно скрадывал звук движения колонны. Перед гребнем колонна догнала дозорный БРДМ и стала, спрыгнув с танка, придерживая за полы полиэтиленовый дождевик пошел к бардаку. Его командир стоя на крыше осматривал через бинокль местность.   - Ну что там?   - Вот смотрите сами. - Ответил он, снимая с шеи цифровой "Сони".   - Ого! Личный?   - Нет.   - Неужели армия так разбогатела?   - Все намного проще - на прошлых покатушках один клиент забыл, обещал водителя прислать да видно уже не судьба.   - Ладно, потом поговорим об этом, сейчас давай по делу.   - Станцию атакуют наши, силами до роты и пара взводов бронеавтомобилей. Я насчитал шесть, два уже подбиты. Вон и вон... - он указал пальцем на два тянущихся к небу черных столба жирного дыма.   - Не понял, а что это они задом к противнику? Пушки тоже назад повернуты? Их что при отходе подбили?   - Вон того - он показывет на дальний броневик - подбили при мне, он задним ходом в атаку шел.   - Понятно. Что противник?   - Засек четыре огневых точки, все пулеметные, патронов не жалеют. Открывают на любое движение шквальный огонь.   - Сейчас глянем, ориентир дай!   - Правый крайний дом на околице станции.   - Нашел.   - Лево сто, легкий танк.   - Вижу.   Так по ориентирам мне показали четыре легких танка. Пятый я нашел сам, он затихарился в большом сарае, видно заехал с невидимого мне торца, где наверняка есть большие ворота - вон крыша цела, стоит ни грамма не покосившись.   - Экипаж самоходки сюда, без заряжающего. Быстро! И еще "Маркони"!   Дождь постепенно стихал, именно поэтому услышал дружный топот сзади себя.   - Това...   - Залезайте, времени в обрез! - махнув рукой на доклад командира самоходки.   Неожиданно, правее нас, между нами и станцией взлетела ракета черного дыма, и тотчас поднялась жиденькая цепь с командиром и с негромким "ура" пошла в атаку. Четыре броневика неспешно, переваливаясь на неровностях, задним ходом катили за пехотой. Немцы хладнокровно выждали самый удобный момент и открыли ураганный огонь. Не дойдя до обороны противника, неся потери, наша пехота залегла. Горел впереди идущий бронеавтомобиль, экипаж наверняка погиб - не выскочил никто. Под плотным пулеметным огнем отходили красноармейцы, вынося на руках раненых. Все мы потрясенно молчали. Сейчас на наших глазах прошел один из очень, очень многих боев этой войны.   - Кончай молчать! Слушать сюда! Все делать быстро и точно! Засекли огневые точки?   - Так точно!   - Кто видел, как подбили броневик?   - Я!   - Откуда били?   - Вон с того двора!   - Калибр не определил?   - Что-то автоматическое, типа нашей "Шилки", только похоже в один ствол.   - Слушай приказ! Выдвигаетесь правее этих двух домов на гребне. Начинаете с огневой точки, которая подбила броневик, как с самой опасной для наших, потом на ваше усмотрение. Позицию менять после каждого выстрела! Слушать рацию, если обстановка будет меняться буду давать вводные. Вопросы есть? - Обратился я к экипажу.   - А зачем позиции менять, мы же их как бог черепаху? - спросил наводчик, как бывалый вояка.   - Чтобы привычка правильная у вас была - не всегда против вас будут пулеметы и малокалиберные пушки! Ясно?   - Понятно товарищ капитан.   - Выполнять!   Артиллеристы горохом посыпались на землю прямо с капота БТРа. А я тем временем повернулся к "Маркони":   - Как хочешь, но мне надо подавить у немцев всю связь. Во-первых, лишить их управление и во-вторых, это самое главное, они не должны успеть передать своим основным силам, что станция отбита. Понятно?   - Будет сделано!   - Давай, это очень важно, на тебя вся надежда!      Самоходка заняла позицию, слегка поводила орудием, словно принюхиваясь, а потом раздался выстрел. Хоть и знал что самоходка должна открыть огонь, но её первый выстрел прозвучал неожиданно, резко и гулко. Почти сразу после этого, в одном из дворов на окраине станции у дороги вспыхнул огненно-рыжей копной разрыв, издали похожий на прыгающий огромный куст перекати-поле. Сарай, из которого вела огонь судя по орудию немецкая двойка просто разметало взрывом тяжелого фугаса, а сам танк разнесло на куски. Первым же выстрелом накрытие! Молодцы ребята, главное и дальше так стрелять!   Только почему мужики позицию не меняют? Ведь русским языком было сказано - менять позицию после каждого выстрела! Тем временем немцы время даром не теряли - на лобовом листе и маске огнем электросварки сверкали рикошеты. Пара скорострелок попеременно лупила по самоходке, но пробить 90 мм броневой лист не могла, а вторая пара танков, дав по газам и подняв весьма заметные облачка сизого дыма спешно меняла позиции.    - Ну, сучьи дети! Только доложите мне после боя, что у вас там прицел разбило или еще что...   Прошло полминуты нужные на перезарядку, за это время наводчик навёлся на второй танк и снова точно, его разнесло на наших глазах, это тоже оказалась двойка, легкий немецкий танк вооруженный автоматической 20 мм пушкой.    Попытка связаться с самоходкой по рации ни к чему не привела - на частоте шел устойчивый сигнал вызова. Недаром нашего радиста 'Маркони' зовут, придумал как лишить немцев связи, а заодно и нас!    Немцы забеспокоились и оставшиеся три танка отошли, исчезнув из нашего сектора обзора. Сменила наконец позицию и ИСУ-152. Пока машина выходила на новую позицию, почувствовав серьёзную поддержку, красноармейцы снова пошли в атаку, правда на этот раз их поддерживали всего два бронеавтомобиля, видно всё, что осталось от бронеотряда.    Ну не предназначены они для прямого, лобового танкового боя, броня у них курям на смех. В современном войне могут использоваться только для сопровождения колон, разведки или боя из засады.    Отход своих танков прикрывали два немецких пулеметчика. Заняв позиции на флангах они не жалея патронов прижали к земле нашу пехоту. Вышедшая на новую позицию САУ, следующим своим выстрелом подавила пулемётную точку у одного из домов. Взрывной волной развалило и сам дом, но тут ничего не поделаешь, война.    Похоже, пришло и мое время вступить в бой. Выйдя на гребень, мой ИС тоже жахнул из орудия, очередное пулемётное гнездо противника было перемешано с землёй и обломками брёвен. Немцы видя такой расклад и не имея действенных средств ПТО, отошли, оставив станцию нам. Правда при этом умудрились загнать в болото еще одну 'двойку', но это уже выяснилось позже, а пока наши экипажи ждали пока мостоукладчик наведет для нас переправу.    Деревянный мост даже не через речку, а ручей, который был рядом наверняка не выдержал бы наш вес. Рисковать завязнуть не хотелось, проще было немного подождать, а через десяток минут ИС и САУ натужно ревя дизелями и выбрасывая облака черного дыма поднимались по довольно крутому склону к околице станции. Там находилась группа военных, которая явно нас поджидала.    Еще полминуты, максимум минута и надо будет что-то говорить, объяснять может быть доказывать кто мы и что мы. По ТПУ Николаю уже было сказано что бы он остановился около военных.   Танк качнуло, мотор заглушен, танкошлем отброшен на спину, взгляд уперт в старшего.   Он окинув жестким взглядом нашу технику, неожиданно улыбнулся и по простому сказал:   - Спасибо огромное мужики! Если бы не вы, голова бы с плеч долой! У меня приказ - станцию взять любой ценой! А вот силенок-то для этого маловато. Ну что, давайте знакомиться? Подполковник Гладченко.   Фамилия показалась знакомой. Слышал я её, причем совсем недавно. Точно, лейтенант ... как его? Телегин? Нет... Бричкин! Точно, Бричкин, В-а-с-я... упоминал в своем рассказе.   - Это не ваша машина с боеприпасами отстала из-за поломки? Там еще смешной такой лейтенант старший?   - Бричкин? Вася?    - Он.    - Что смогли починиться?    - Нет, мы их после авианалета встретили, шофер ранен, лейтенант живой.    - Серьезное ранение?    - Да, но наш врач говорит, что уже ничего страшного - он ему операцию сделал.    - А у нас своего врача нет, только фельдшер. Можно к вашему врачу направлять наших раненных?    Привстав в люке, рукой показал направление, где расположился док.    - Скажите своим людям, что инженер Волков распорядился принять всех раненных.    Подполковник удивленно поднял бровь:    - Вы хотели сказать военинжинер?    - Да нет, товарищ подполковник именно ИНЖЕНЕР. - Подчеркнул интонацией последнее слово.    - Я правильно понял, Вы ГРАЖДАНСКИЙ? - Он тоже последнее слово выделил интонацией.    - Да правильно.    - Тогда, какое отношение ВЫ... - он обвел рукой нашу технику - имеете к военной технике?    - Строго говоря это еще не военная техника.    - А по Вашему, что же это такое?    - Это?    - Да.    - Опытные образцы, которые проходят государственные испытания!    - А какое отношение к этой технике имеете Вы?   - Руководитель Госиспытаний. Фамилию Вы знаете.   Наш разговор прервала череда взрывов со стороны путей. Подполковник повернулся к другому военному, у которого я заметил звезды на рукавах.   - Пошли кого-то, пусть разберется...   Не успел красноармеец пробежать и тридцати метров, как из переулка выскочил другой боец и глотая окончания слов доложил:   - Това... подпол... на стан... гори... ваго... с грана...!   -Понятно, веди, на месте разберемся!   Мы тронулись вслед за ними. Узкие улочки станционного поселка не позволяли нам передвигаться быстрее пешеходов. Неожиданно послышался гул самолета, визг падающих бомб, разрывы, мой ИС остановился у перрона станции. Рядом чернела свежая воронка, а на соседних путях полыхали вагоны с грузом. Через пару минут из-за угла здания вышел высокий пожилой человек. Лицо потное, в саже, шинель в опалинах, чадит. Он представился:   - Начальник станции Смолевичи Кисилев.   - Что у вас тут?   Бомба с самолета упала рядом с четырехосным вагоном, в котором находились ящики с гранатами. Пламя мгновенно охватило до девяти вагонов. Но ликвидировать пожар мешает вагон с гранатами. Они упакованы в ящики, пачками. Рвутся пачки по мере нагревания. При взрыве во все стороны разлетаются осколки. Подойти близко к вагону невозможно. Но ведь огонь мог переброситься на другие вагоны, загруженные боеприпасами.   Во время его доклада мое внимание привлекло одно сооружение. Встав на башню, спросил у железнодорожника:   - Что у вам там находится?   - Водокачка.   - Рабочая?   - Да.   - Я сейчас буду медленно подавать горящие вагоны под водокачку, а вы запустите её когда первый вагон будет под ней!    - Хорошо! С той стороны путейцы поставят башмак на рельс и надо переключить стрелку. Можете начинать, мы успеем!    На удивление все прошло как задумано. Отвернув пушку назад, Коля аккуратно подвел 'щучий' нос к автосцепке вагона и добавил газа. Четко послышался перестук буферов. Еще немного газа, и сцепка из девяти вагонов стронулась с места. Постепенно увеличивая обороты Николай толкал вагоны быстрее и быстрее. Вот уже почти достигнута скорость пешехода.    - Коля, не спеши!    - Понял командир.   Проехав стрелку, вагоны перешли на другой путь. Крайний вагон, который периодически плевался разрывами гранат уже практически под трубой водокачки! Водокачка представляла из себя водонапорную башню, от которой отходила труба приличного диаметра. Только вот, какого х...эти дятлы не включают воду? И именно в этот момент из горловины хлынула вода. Попав на открытое пламя,она с громким шипением превратилась в пар, который огромной шапкой накрыл вагон. И вот через эту шапку пара мы пропихивали всю сцепку.   Когда толкали горящие вагоны, обратил внимание на разбитую зенитку, досталось ей крепко. Частично спас окоп и бруствер. Один из снарядов рванул в основании бруствера и вывалил на позицию груду земли. Крупный осколок помял ствол, не считая выбитой станины. А может и бомба... Скорее всего она. Метрах в ста увидел вторую зенитку. Она была перевернута близким взрывом. Под ней лежало размочаленное тело нашего солдата. Ох! Жалко мужиков! Сколько их вот неупокоеных осталось лежать по всей России? Мои грустные мысли прервал здравый смысл. А калибр то, что нужен! Наверняка нам подойдет!    Не откладывая дело в долгий ящик вызвал по рации нашу 'сорокчетверку' и приказал по нашему следу через колейный мост выдвигаться к станции и найдя позиции зениток искать снаряды.    Ну вот, пожар потушен, можно и дух перевести! Оглянувшись по сторонам увидел что наша 'сорокчетверка' стоит около дальней зенитки и вовсю грузится снарядами, а по улице идут несколько наших 'туристов' в гражданке с разномастным оружием и буквально вынюхивают все вокруг себя. Очень меня удивило наличие деда Павла. Вернее не наличие его самого, а его внешний вид. Такое ощущение что скинул одним махом полтора-два десятка лет. Не дожидаясь пока они подойдут ближе, заорал:    - Бегом, орлы! Мы, значит, танки подбили, пехтура трофеи грести будет.    - Трофеи это святое, а что нам нужно в первую голову?    - Авоматы, еду, шнапс ищите. Бинты, бинокли, карты, особенно карты. Старший - дед Павел!   И группа, под командой нашего ветерана бодрым шагом отправилась трофеить. С немцев мы считай ничего и не поимели, так как эти самки собак своих раненых и убитых утащили с собой, пулемёты оказались разбиты взрывами, а немногое уцелевшее оружие по хозяйски прибрала наша пехота, в том числе и винтовки своих погибших. Кроме оружия, нам остро надо и обмундирование - лишь малая часть моих бойцов в танковых комбинезонах, а остальные в обычных пятнистых комках, да ещё с погонами. Сейчас, чай не 43-й год, погоны в армии ещё не ввели, так что, что бы избежать ненужных вопросов надо озаботится соответствующим внешним видом.    Что бы не попасть под авианалет, приказал механику загнать танк под навес какого-то пакгауза, дверь которого была приоткрыта. Когда я подошел ближе, то увидел бородатого мужчину, который внимательно наблюдал за мной.    - Здоров отец!    - Здоров, коль не шутишь.    - Местный?    - С рождения тут.    - Немцы давно на станцию приехали?    - Так почитай в полдень, я как раз склад закрывал, хотел на обед домой сходить.    Наступила пауза. Я хотел выслушать что он скажет сам, но мой собеседник продолжать разговор не торопился. Пришлось ему помочь:    - А дальше что?    - А что дальше, выкатились их танкетки на обочину, а тут наши в атаку пошли. Пару раз поднимались, но германцы вояки серьезные, их на 'уря' не возьмешь. Только после того как из большой пушки несколько раз стрельнули они отступили. Но! - он поднял прокуренный палец вверх - Организованно, прикрывая отход друг, друга.    - Смотрю разбираетесь в военном деле?    - Так всю германскую, а потом гражданскую прослужил, понятие имею.    - А если понятие имеешь, тогда скажи откуда немцы вошли на станцию, и куда потом отступили?    - Знамо дело, пришли они из Слободы по новому шоссе, а сюда уже свернули и через Уборки сюда на станцию. А отходили тем же маршрутом.    - А откуда тебе это известно?    - Слышал как их офицер кричал в трубку.    - Понимаете по-немецки?    - Так сколько лет на германской провел, выучился маненько. - Он степенно разгладил бороду, прокашлялся и продолжил: - разведка это ихняя была, следом идет авангард, а уж после основная их сила.    - Да, скорее всего так. Жаль карты у меня нет. Может подскажите где можно ловчее их авангард прищучить?    Он после этих слов посмотрел на меня оценивающе, мол серьезно человек говорит, или так словами сорит...    - Есть тут одно место. После Динарки новое шоссе идет по высокой насыпи через болото аж до самой Червонной Крыницы.   Что бы ничего не перепутать последнее предложения записал дословно. Эх! Ё-мое карту бы мне! Ладно бог не выдаст, а свинье мы сами не дадимся!    - Отец, тут такое дело, мои люди с самого утра не емши. Не подскажешь где продуктами можно разжиться?   С жрачкой у нас кстати напряг, мы ведь не планировали такое приключение, а потому у нас оставалось только на один перекус, мы ведь по сути уже возвращались назад.    - От чего не подскажу. - и он молча вытащил нам из темноты склада несколько буханок хлеба, пяток банок килек и несколько пачек папирос. Судя по тому, как он привычно это делал, очевидно, он работал здесь кладовщиком или завскладом. Взяв в руки все что он дал, поинтересовался:    - А на сотню человек у тебя продуктов хватит?    - Хватит, и на большее хватит. Присылай коптерщика, выдам и на большее, все равно немцу достанется. Склад большой - все не вывезешь.    - Спасибо отец, сейчас распоряжусь! - и двинулся на выход.   После полутемного склада, даже под навесом яркий свет резанул по глазам. С безоблачного ярко-голубого неба беспощадно жарило солнце.    Пока я беседовал с кладовщиком 'сорокчетверка' загрузилась БК и стала мы под навес пакгауза. Все снаряды которые не поместились в укладку танка собирали в ящики и укладывали на МТО. К сожалению бронебойных не было, только шрапнель.    Как говорится война войной, а обед по расписанию. Быстро перекусив, механики принялись осматривали технику, особенно найденную, я ведь как тот хомяк, придя к врачу просить таблетки от жадности буду просить выписать еще и микстуру. В этот момент мы услышали звук мотора, он приближался к нам, он был совсем другим, чем у грузовиков. Вскоре показался знакомый мне по рисункам из интернета танк Т-28, тот ещё гроб на колёсиках. Меня танки привлекали ещё с детства, а после того, как я сам оттянул лямку в танковых войсках, то довольно неплохо изучил всю советскую технику. Построенный по образцу английского Викерса, трехбашенный Т-28 имел противопульную броню, немецкие 'тройки' и 'четверки' могли его разделать под орех. Имевшиеся у них орудия вполне это позволяли. По большому счету 'двадцать восьмой' был чисто пехотным танком, одна орудийная башня с трёхдюймовым орудием и две пулемётные башенки были вполне неплохи против пехоты, но для танкового боя он явно не тянул. Слабая броня, высокий и длинный корпус и не очень хорошая манёвренность делали его хорошей мишенью на поле боя. Хотя бы скорость у него была приемлемая, около 40 километров в час. Заметив нас, танк попытался нырнуть в лес, но у него это не получилось, он просто ткнулся носом в толстое дерево и заглох. Из открывшихся люков выскочили трое и попытались убежать, но пара очередей из пулемёта прижала их к земле. Через пару минут бойцы подвели ко мне всех троих, один был в танкистском комбинезоне и шлеме, а двое других в обычной военной форме.   -Кто такие? - Начал я их допрос.   -Интендант второго ранга Герасимов.   -Младший сержант Никоненко.   -Красноармеец Сазонов.   В ходе опроса выяснилось следующее, этот танк был после капремонта, когда немцы подошли к Минску, то интендант, отловив случайного, отбившегося от своих танкиста, который оказался механиком-водителем, посадил его за рычаги. Хорошо хоть, что Герасимов догадался полностью снарядить танк, в этом ему и отловленному им танкисту помог кладовщик, боец Сазонов. Загрузив в танк дополнительные снаряды и патроны к пулемётам в цинках, заправили его под пробку и двинулись в путь. В дороге попали под бомбёжку, но относительно легко отделались, так, слегка покарябало броню, да повредило электропривод поворота орудийной башни. Для меня этот танк больше походил на чемодан без ручки, и нести неудобно и бросить жалко. Будь это Т-26, то пожалуй бросил бы его без всякого сожаления, только БК и бензин с него взял бы, с его парадной скоростью в 30 км в час по шоссе, он нас только задерживал бы. А 'двадцатьвосьмой' был поскоростней да и лишнее 76 мм орудие, пусть и короткоствольное не помешает. Более того, теперь есть куда приткнуть найденные ранее 76 мм снаряды, мы ведь их выбрасывать не стали, а взяли с собой, так сказать на перспективу, вот они и пригодятся. Меня больше заинтересовал сам интендант, он ведь по роду своей службы знал все окружные склады, а разжиться там можно было много чем полезным.    В этот момент вернулись наши "трофейщики", и с дедом Павлом у меня состоялся интересный разговор.    - Есть что интересное?    - Если имеешь в виду стрелковку, то ничего, разве что пару сигнальных "Вальтеров" с чемоданом ракет.    - Не густо...    - Зато обзавелся хорошим ножом в ножнах, прихватил пару штук гранат-колотушек, с длинными рукоятками. Еду тоже успела похватать пехота. Спиртным, правда, разжился. Нашел в кустах фрица, а у него на пол-литра, фляга. Понюхал - а это оказался ром. - он показал мне плоскую фляжку. Не грусти на застрявшем танке есть целая двадцатимиллиметровая пушка.    - Отлично, сейчас пошлю "сорокчетверку" вытащить, а экипаж мы наберем!    - Неполучится.    - Почему?    - Сцепление спалено. Передачи не включаются.    - От, бля...ь! - и с чувством сплюнул .    - Чего ругаешься то?    - А чё не ругаться? Пушка есть, а использовать нельзя, разве что перетащить на позицию и использовать как дот.    - Есть другой вариант.    Я с надеждой уперся в деда взглядом.    - Поставить её на "бардак", чего ему "голым" быть?    А ведь ДЕЛО говорит старый дед! Ложемент на башне я сохранил - несколько раз закреплял на нем винтовку и баловался сверхдальней стрельбой. Самое интересное что получалось! Не откладывая это дело связался с нашими оружейниками и приказал заняться этим вопросом.   Пока бегал к танку, Нечаев рассмотрел Т-28.    - Смотрю по-тихоньку танками обзаводишься?    - Разве это танк?    - Это ты зря сынок, его просто нужно использовать по предназначению. У него отличная пушка 76 мм, с очень большим ресурсом, которая хоть целую машину снарядов перекидает без последствий для ствола, поэтому для засад на дороге она самое то.    - Пока что самое ценное в этом танке его командир, он из интендантов - должен знать где склады и что на них есть.    - Ну экспедиция на склады дело нужное, но сейчас надо думать что нас ждет в самое ближайшее время. Что, сам то думаешь?    - Ну... если учесть, что в послевоенное время вся наша военная наука наполовину состояла из немецких наработок, то действовать надо в соответствии с Уставом Советской Армии.    - Правильно сынок! Так что ты собираешься делать?    - По моему разумению, выбили мы с этой станции разведдозор немецкого передового отряда. "Маркони" лишил их связи - значит оперативно передать обстановку те кто уцелел не смогут. Это дает нам некоторую фору для подготовки боя. Поскольку здесь мы встретили танковый взвод с небольшим количеством пехоты на мотоциклах, то с большой долей вероятности в походной заставе у противника танковая рота со средствами усиления мотопехота, саперы, противотанкисты, минометчики, зенитчики и остальное по мелочи. Учитывая что сил у нас немного, то самый реальный вариант это засада.    - Около танка нашли карту немецкую. Чистую, без пометок - грамотные черти.    - И то хлеб!    - Я тут глянул мельком, есть подходящее место... - дед развернув лист, повел пальцем и ткнул в карту. - Вот здесь около Красной Крынычки...    Вот тут, я молча достал листок бумаги с записью о месте засады. Нечаев молча прочел, поднял на меня глаза и спросил:    - Откуда информация?    Тут уж, пришлось мне кивать на ворота склада:    - От местного населения. Разговорился с кладовщиком, он и подсказал.    - А почему ты решил что немец пойдет по этой дороге, а например по этой? - Пальцем показав на дорогу, которая шла фактически параллельно шоссе Минск-Москва.   Действительно почему? То что по этой дороге пришла немецкая разведка, ни о чем не говорит. То что по этой же дороге ушла - тоже не факт, может быть им удобно было по ней отойти... Фактически мы не знаем даже с высокой долей вероятности где именно находятся немецкие части.   Да-а-а... подкинули вопросец! И самое главное абсолютно правильный! Мое затянувшееся молчание нарушил дед Павел новым вопросом:    - Глянь внимательно на обе дороги, ничего не замечаешь?   Честно говоря, для этого надо бы забраться куда повыше. Не долго думая выбив пару досок в крыше навеса, забрались на пакгауз, с которого открылся отличный вид на окрестности. В отличный бинокль было видно, как вдоль старой минской дороги шли с запада на восток женщины, дети, старики, девушки с маленькими узелками, девочки, молодые женщины, большей частью еврейки, судя по одежде, из Западной Белоруссии, в жалких, превратившихся сразу в пыльные тряпки заграничных пальто с высоко поднятыми плечами. Это было странное зрелище - эти пальто, узелки в руках, модные, сбившиеся набок прически, и совсем уж редко мелькали мужчины в военнойформе Новое шоссе наоборот было пустынно. По обеим его сторонам шоссе лежали трупы. По большей части - гражданских беженцев. Воронки от бомб чаще всего были в стороне от дороги, за телеграфными столбами. Люди пробирались там, стороной, и немцы, быстро приспособившись к этому, бомбили как раз там, по сторонам от дороги. На самой дороге воронок было сравнительно мало. Наверняка, немцы рассчитывают пройти этот участок быстро и беспрепятственно и поэтому сознательно не портят дорогу. Единственное что на обеих дорогах было общего это то что между столбами все телефонные и телеграфные провода были порваны.    - На новой дороге беженцев нет, значит она перерезана противником!    - Правильно!    - На чем рекогносцировку будем проводить?    - Да хоть на "сорокчетверке"...    - Надо только подполковника предупредить. Интересно чем он сейчас занимается и где его найти?    - Нашел он бронепоезд, сейчас проводит его осмотр и будет грузить боеприпасы - просил меня прислать снаряды 76-го калибра.    - Вот черт! Почему Вы сразу не сообщили?    - Старый я, запамятовал, хотя после переноса намного лучше себя чувствю и не только физически. Память вот намного лучше стала. Может как Иванушка-дурачек совсем молодым да озорным стану?    - Ну, совсем молодым наверное не надо, а то мы не дай Бог детьми станем.    Пока мы полушутливо-полусерьезно обсуждали "молодильный" аспект, Коля передал на нашу базу просьбу Гладченко о снарядах.    Раскрыв немецкую карту и сориентировавшись на местности решили что ИС и самоходка займут позиции среди построек станции фронтом на северо-запад, там за болотом и торфоразработками отлично просматривалась насыпь нового шоссе. Т-28 решили поставить на выезде с поселка торфозавода на старое шоссе и организовать сборный пункт для отходящих военнослужащих. С собой решили взять мостоукладчик, мосты здесь в основном деревянные, а брод искать времени нет. По рации договорились что встречаемся на выезде со станции в сторону деревни Уборки.    - Вот что сынок, давай-ка возьмем с собой проводника. Карта это хорошо, но человек из местных не помешает! Ты говорил что кладовщик тебе место для засады подсказал?    - Так точно.    - Как его найти?    - А вот там! - я рукой показал на полуотворенные ворота.    - Ну и отлично! - и неожиданно легко для его возраста спрыгнул с танка.   Через несколько минут он вернулся с уже знакомым мне кладовщиком.    - Знакомьтесь, Зиновий Трофимович! Председатель местной потребкооперации.    - Ныряйте в башню, неизвестно как завтра жизнь повернется, не надо чтобы Вас лишний раз видели с нами.    После того как Зиновий Трофимович нырнул в башня, мы тронулись. Направляясь к выезду станции, мы ехали мимо бронепоезда. Возле него была суета. Найдя глазами подполковника, махнул рукой. Увидев меня он повернулся и кивнул головой, мол что надо? Пришлось останавливаться и подойти к нему - субординацию никто не отменял.    - Решил провести разведку нового шоссе Москва-Минск. Те немцы, которых выбили со станции это передовой дозор разведки основных сил немцев.    - Согласен с Вами товарищ инженер. Чувствуется в Вас военная косточка! Служили?    - В танковых войсках.    Что бы пресечь дальнейшие вопросы и не тратить время, развернул карту и показал на ней план действий.    - Понятно. Сейчас выделю двух связных, будут находится рядом с экипажем.    - Отлично, экипаж предупрежу. - прощаясь с ним, на автомате потянул руку к виску, и увидел понимающую усмешку.    - Удачи инженер! Надо постараться подольше удержать станцию - у меня приказ не только вернуть бронепоезд - он кивнул на него - но и вывезти все грузы со станции!    Проехав всего не более пятисот метров, мы поняли как оказались правы, что взяли с собой мостоукладчик. Перед нами был деревянный мост, который даже в самых смелых мечтах не мог выдержать тридцать тонн нашего самого легкого танка! Пока мостоукладчик наводил мост, мы с дедом Павлом обсуждали возможность расположения за Уборками на господствующей высоте НП. Безлесая, с дорогой идущей на самую вершину она была первейшей целью для вражеской авиации или артиллерии. В итоге, решили поискать менее заметное место. Второй мост, который был метров через двести мы обошли через брод, и еще через полкилометра вышли на асфальтовое шоссе Минск-Москва. Направо виднелся новый мост, а налево дорога шла мимо села, судя по немецкой карте Червонная Крыница и тут, прямо в селе тоже был мост! Передвигаясь от ориентира к ориентиру мы миновали село, и вошли в небольшой лесок, который надвое рассекало шоссе. Когда лес кончился, прямо по дороге помчалась длинная тень от танка - ярко светило солнце.          И вот эта тень дала мне ответ на так мучавшее меня всю дорогу от станции беспокойство. Ведь раньше, когда еще служил, не раз и не два на полевых выходах, учениях и КТО мне приходилось вести разведку.олка Только вот сейчас не было у меня за спиной танкового полка, и батальона нет, да и роты тоже нет. А что есть? А есть кучка "воентуристов", которых уже не устраивают сражения в "танчиках" и "тундре" - им подавай настоящую "войну"! Вот и сбылась мечта кучки идиЁтов!    Не смотря на такие мысли, постепенно во мне просыпался рефлекс, который примечал вокруг удобные места для наблюдения, как та высотка слева от шоссе на околице Крынычки, или удобная низинка с овражком. Высунув только башню можно сделать пару-тройку выстрелов и незаметно отойти. Эта привычка оставшаяся с армии, первоя время после выхода на гражданку достаточно сильно нервировала меня, а потом как-то постепенно ушла. Но, как оказалось не ушла а притаилась до поры, до времени.    Зиновий Трофимович изредка давал пояснения, а больше все таки молчал. Молчал и дед Павел, хотя взгляд выдавал его чувства. Он толи вспоминал молодость которая была, как я понял, в этих местах, а может быть просчитывал какую-то пакость для немцев? Перемахнув еще через один мост, мы фактически оказались на небольшом острове размером метров четыреста на четыреста. На его северном берегу приткнулось несколько домов под соломенными крышами да пара сараев с навесами. Судя по карте это селение называлось Новая Жизнь. Этот островок на болоте соединял с большой деревней Динаровкой еще один мост.    - Дальше пожалуй ехать нет смысла.    - Пожалуй. - согласился я дедом Павлом.    - Зиновий Трофимович, какая самая короткая дорога отсюда, в-о-о-н к тому лесу за болотом?   Он вылез по пояс из башни, покрутил головой, сориентировался, и сказал постоянно откашливаясь:    - Дык! Надо назад вертаться до Крыницы, а там за лесочком есть дорога вдоль болота...   Дед Павел став на башне в полный рост осматривает местность за болотом. Спрыгнув на МТО, молча берет у меня карту, разворачивает её, смотрит наверное с минуты и щелкая пальцем по ней заключает - А карта то не врет!    - Так что возвращаемся к Крынице?    - Да... Если бы у нас была взрывчатка, можно было бы рвануть все эти мосты... Нехай фрицы потом наступают по болотам!    - А если их рвануть когда колонна зайдет на островок, а потом - я махнул на опушку леса за болотом - оттуда их из ИСа пощелкать, было бы совсем хорошо!    - Осталось только найти с тонну хорошей взрывчатки типа тола, да еще всякого по мелочи. - Вздохнул Дед Павел.    - Вы забыли про саперов.    - Да нет, не забыл...    - Если Вы об этих - я кивнул на мостоукладчик - то зря, их этому не учили.    - Обижаешь сынок, я сам еще многое помню!    - Вы же, если мне не изменяет память турбинистом служили на флоте!    - Так точно, турбинистом. До сорокового года, а потом с начала сорокового боец морского диверсионного отряда Балтфлота, подготовку проходил на базе четвертого парашютно-десантного батальона двести четырнадцатой десантной бригады четвертого ВДК. Здесь не далеко - Марьина Горка. Здесь и начал воевать. В конце июля вышли к своим, неделя отдыха, затем заброска в тыл противника. В августе вторая, и по тылам мы хулиганили аж до ноября. Это только первый год войны.    - А дальше?    - А дальше пока не зачем, никто не знает как оно через час повернется - зачем лишнее знать?    Нда... Суровый дед...   Наш разговор прервал вызов радиостанции. В канале был "Маркони".   - Привет!   - Здоров!   - Давай без имен, явок и паролей.   - Понял.   - Я тут включил свой "Леново" для прикола и оху..., он работает!   - Включи свой, надо одну вещь проверить!   - У меня нет "Леново".   - Бл...включи что есть!    Я с недоумением уставился на деда Павла.    - Ты чего? - забеспокоился ветеран. Видно вид у меня и правда был придурковатый.    - "Маркони" попросил включить мобильник...    Реакция Нечаева была молниеносной. Он перегнулся в башню и тоном не терпящим возражений фактически приказал:    - Зиновий Трофимович, без обид, постой пять минут в сторонке!    Кооператор спорить не стал, только с пониманием ответил:    - Нешто я без понятия? И зачем мне ваши секреты знать? Меньше знаешь дольше ... - последние слова он сказал совсем тихо себе в бороду.   Подождав пока Зиновий отойдет подальше, достав из кармана комбеза выключенный еще на общем сходе смартфон. Отточенным до автоматизма движение утопил кнопку и уставился на экран. Пропиликал рингтон, и выпало сообщение "Поиск сети". От этого, у меня подогнулись ноги и чтобы не упасть, я пятой точкой оперся об башню. От нетерпения задрал голову и увидев облака, подумал: "Господи, неужели ты перенес нас обратно?". От звонка, рука дернулась так, что только чудом смог поймать смартфон. Руки тряслись, и я никак не мог коснуться той области экрана, где мерцала зеленая трубочка. С каждым звонком, я все больше впадал в панику - мне казалась что если не сумею принять звонок, то на всю оставшуюся жизнь останусь здесь!   Наконец-то!!! Мне удалось нажать кнопку приема вызова. На рефлексе, давным-давно вбитом еще в Советской Армии, ответил:    - Волков, слушаю вас!    - Саня, это я "Маркони"!    - Ты откуда звонишь?    - Откуда, откуда... где вы нас оставили оттуда и звоню!    - Так... мы.. вас... оставили за гребнем холма, у картофельного поля...    - Мы тут и стоим...    - А как же ты по мобиле звонишь?    - Сань, так это просто, я ...    - Еб...ты в рот, гонд... ты штопанный! У меня тут сердце чуть не остановилось, а тебя, бл... все просто! Ты хоть можешь иногда головой думать, а не...    - Командир ты чего?    - Ничего, размечтался я тут не по детски, а ты все обломал, инженер херов! Говори что хотел! Не мог по рации спокойно спросить?    - Саш, так в том и дело что нет. Смотри, у немцев в дивизии есть взвод радиоразведки, который нас засечет в течении получаса. И тут мне пришла в голову использовать одну штуку, которую я сделал после, помнишь на той охоте, когда все разбрелись во все стороны километров на десять, потом полдня до кучи собирались?    - Помню, помню! - уже более миролюбиво пробурчал я, вспоминая крайне неудачный выезд на Корельский перешеек. Тогда в азарте многие вышли за радиус действия переносных УКВ станций, заблудились и еле-еле смогли собраться до кучи...    - Вот я и подумал...    - Ты вот что скажи, эта твоя придумка надежно работает?    - Так я и хотел узнать, ты сейчас где?    - Сейчас погоди... - я зашуршал листом карты, на глаз, без линейки и курвиметра определяя расстояние до места, где остались остальные наши товарищи. - Километра три, ну может три с половиной по прямой.    - Отлично! Тогда давай если отъедешь дальше, выходи на связь, будем определять максимальную дальность связи.    - А как выходить?    - Да как обычно, набираешь номер и звонишь.    - Договорились. Скоро перезвоню. Пока!    - Стой, стой, погоди командир!    - Чего?    - Ты там за карту говорил...    - Ну?    - Ты хоть скажи где мы находимся, тут у одного пацана электронные карты есть в ноуте - я бы привязался и уже более точно максимальную дальность определил.    Подробно, с привязкой к ориентирам объяснил ему где мы в данный момент находимся, а также как и куда мы двигаемся дольше. Уже собирался выключить смарт, как его попросил дед Павел.    - "Маркони", пошли на станцию толкового мужика к подполковнику Гладченко, пусть скажет от инженера Волкова, и попросит поискать по вагонам или брошенной технике вокруг станции взрывчатку. Пойдет в любом виде. Без неё немца не удержать, а без этого он грузы со своим бронепоездом не эвакуирует. Понятно? - выслушав ответ и еще раз повторив важные моменты, он выключил и вернул мне смарт. Когда Зиновий Трофимович взобрался на танк и залез в башню, дед Павел впервые улыбнувшись с момента переноса, хитрО прищурившись сказал:    - Ну что, "по коням"?    - "По коням"!    Где-то через полчаса езды, впереди показался край леса, а на поле перед ним догорали несколько полуторок жирно чадя резиной и маслом. Рядом с ними лежало несколько десятков тел в самых разных позах. Судя по всему они не успели каких-то пары сотен метров до опушки. Остановив обе машины, чуть не доезжая до опушки и загнав технику поближе к деревьям, я с Нечаевым и Зиновием Трофимовичем осторожно двинулся к месту побоища. Вид был пренеприятный, здесь, в перепаханном взрывами подлеске, увидел впервые мертвого врага. Почти все трупы, и немцев и наших бойцов оказалось, исковерканы, измяты, серые мундиры и зеленые гимнастерки пропитаны засохшей кровью. Страшное зрелище даже для взрослого мужика, а для мальчишки, которому едва восемнадцать исполнилось? Не скажу, что меня выворачивало или сильно потрясло, но пробрало основательно. Конечно, жутко видеть разорванный живот, оторванную по бедро ногу, о которую едва не споткнулся. Видно обратив внимание на мое состояние, меня пихнул в спину дед Павел:   - Ты че, Сашка? Охренел? Давай быстрее шевелись. А сам в руках автомат немецкий и телячий ранец держит.    Да, все верно нам нужно было оружие, продовольствие и как минимум еще одна карта, если она есть. Странное дело, рядом с погибшими нашими бойцами рядом валялись винтовки СВТ с запасными магазинами, а подсумки на ремне пустыми. Видимо позже проходившие мимо избавились от самозарядных винтовок, так как они требовали повышенного ухода, а трёхлинейки были в этом отношении намного проще и неприхотливее. В то время технически грамотных парней было не так много, из книг я знал, что "светки" любили наши моряки, это и не удивительно, всё же народ там был пограмотнее. Кому как, а я только обрадовался этому. СВТ я знал неплохо, вполне себе неплохой девайс при правильном уходе. Бельгийцы даже взяли её за основу при создании своего FN-FAL. А нам наоборот они предпочтительней, магазин на десять патронов и скорострельность минимум двадцать выстрелов в минуту. Всего было разбросано двадцать две винтовки и более сотни магазинов к ним. Подобрав несколько пустых вещмешков, мы сложили в них все магазины, патронов почти не было, а потом собрали винтовки и пошли назад. В машинах был какой-то полусгоревший хозяйственный груз абсолютно нам не нужный, а потому мы его брать с собой не стали. Вернувшись на опушку, мы сложили свои трофеи внутрь мостоукладчика. Огромный плюс от нашей находки, так это то, что теперь считай, половину народа мы вооружили. Больше задерживаться мы здесь не стали, конечно не мешало бы похоронить погибших, вот только задерживаться тут дальше было опасно. Пару раз над нами пролетали самолеты противника и каждый раз у меня всё сжималось внутри от волнения, но видимо в данный момент у пилов люфтваффе были более важные цели чем наша маленькая колонна. Что бы не провоцировать их, сами первыми по ним огонь не открывали, мой приказ был ясен - тянуть до последнего и открывать только в ответ.    Вскоре мы увидели ещё одно место боя. В этот раз это была смешанная колонна - около полутора десятков различных бронированных и обычных автомобилей чадили вдоль дороги. Рядом была небольшая и чахлая рощица, где мы и приткнулись. Осмотр разбитой колонны был недолгим и неутешительным. Практически вся техника была или уничтожена или сильно повреждена. Нас заинтересовали два бронеавтомобиля и грузовик. ГАЗ ААА просто съехал в канаву, мы его легко выдернули. Он на удивление очень легко завелся. Следующим занялись пушечным броневиком, он лежал рядом на боку. Наверное его перевернуло взрывной волной - вблизи была подходящяя воронка. При его осмотре других повреждений было не видно. Он пытался съехать с дороги, и в тот момент когда переезжал канаву рядом и рвануло, вот его так легко и перевернуло. Закинув на него тросы, легко поставили его на колёса и после осмотра также легко завели. Последним мы вытащили из канавы пулемётный бронеавтомобиль. У него оказались повреждены задние скаты. Убедившись что двигатель бронемашины в порядке, мужики быстро поменяли ему колёса. С разбитых, но несгоревших танков и машин слили бензин и выгребли боеприпасы и сняли девять исправных пулемётов ДТ. Для пушки броневика мы насобирали под полторы сотни снарядов, благо у бронеавтомобилей были одинаковые орудия. Ещё насобирали много патронов россыпью и тридцать семь полных дисков к ДТ. Теперь и наш   и пулемёты будут не на голодном пайке, по крайней мере обычные. Еще мы нашли семь карабинов - тоже не плохо, так скоро у каждого нашего бойца будет личное оружие. В кузов грузовика загрузили четыре двухсотлитровые бочки с бензином и все что нашли в колонне. В броневики загрузили боеприпасы, баки залили под пробку. Специфика танковой части и двадцать первого века была таковой, что практически все наши солдаты умели управлять колёсным транспортом. Другое дело, что сравнивать машины конца двадцатого века и середины по комфорту управления было смешно. Поскольку выделить можно было только одного человека из экипажа мостоукладчика, то сделали так: Грузовик тянул на буксире пулеметный броневик, а МТУ пушечный. Жесткие цепки также нашлись в колонне. Назначенный на новую технику водитель сначала дергался как паралитик, пока не приспособился. Её тоже на скорую руку замаскировали ветками и включили в колону. Экипажи для бронеавтомобилей набирать буду позже, сейчас главное это разведка, тем более что до конечной точки маршрута - южного края болота, осталось совсем немного.    Только мы доехали до места и остановились, как вышел на связь "Маркони".    - Командир, Гладченко обнаружил на станционных путях авиабомбы!   Включив громкую связь, разговор без помех слушал дед Павел.    - Спроси, бомбы какие? - негромко на ухо попросил он.    - Бомбы какие "Маркони"?    - Сотки! - тут же откликнулся он.   После этого Нечаев просто забрал себе трубку.    - Слушай внимательно "Маркони". Сами по себе бомбы, это просто тяжелый груз, надо еще детонаторы и тол, хоть немного, или на крайний случай гранаты... - тут дед Павел явно поймал клин, было видно что он впал в ступор... - Слыш "Маркони", отставить детонаторы и тол -только время потеряешь, грузи бомбы и пару ящиков гранат с УЗРГМ, они должны быть отдельно в ящике! Понял?    - Сколько бомб грузить? - четко воспроизвела громкая связь смарта.    - Десяток хватит!    - Понял, как машина уйдет перезвоню.    - Ну вот и чудненько! - с улыбкой произнес Дед Павел, выключив смарт.       В открытый люк со стороны шоссе донесся едва уловимый жужжащий звук. Немцы? Показалось наверно... Да нет, снова то же звук.    - Вы ничего не слышите? - для проверки спрашивая деда Павла.    - Нет, а что?    - Значит показалось.   И опять потянулись томительно бесконечные минуты ожидания. Ожидания боя, который закончившись, поделит всех на живых и мертвых...   А ведь не показалось - едва уловимое жужжание стало нарастать все больше и больше. На пустой дороге показалось три мотоцикла. Протарахтев по дороге, они скрылись из вида. Вскоре со стороны Динаровки послышался гул танковых двигателей. На дороге появились три танка Т-2. Первый шел посреди дорожного полотна, второй - с небольшим интервалом и уступом, примерно на пол корпуса влево, с развернутой влево башней, третий - за вторым, с уступом вправо и башней, развернутой вправо. Прогрохотав по дороге, танки скрылись из вида, и опять наступила тишина. О том, что в тыл прошли мотоциклисты и головной дозор, подполковнику Гладченко должен доложить командир самоходки. Они стояли в лесочке, за западной околицей Красной Крыницы.    Когда пришел ИС и машина с бомбами и гранатами, которая привезла еще и минноподрывную команду железнодорожной бригады мы повеселели. Эта команда на "летучке", состоящей из паровоза, нескольких крытых вагонов, автодрезины с платформами прорвалась из Минска. Разделив саперов-железнодорожников на две группы и раскидав бомбы и остальное саперное имущество на две машины дед Павел отправился минировать шоссейные мосты.    Броневики отправили подполковнику - у него был слаженный экипаж из состава бронепоезда. Один из экипажа сел за руль пулеметной "тачанки", как про себя, я окрестил пулеметный бронеавтомобиль.    От этих мыслей меня отвлек донесшийся справа рокот танковых двигателей. При виде подходящей колонны, у меня похолодело в животе, как будто я разом проглотил полкило мороженного. Немцы двигались, как на параде. Идеально выдерживая скорость и держа десятиметровый интервал, танки катили по шоссе. В бинокль хорошо было видно танкистов, высунувшихся из открытых люков. Даже здесь, на расстоянии более полукилометра от шоссе, через болото чувствовалась вибрация почвы, создаваемая шедшей колонной. От этой, ползущей по дороге, железной змеи, как от кошмарного чудовища, веяло ужасом и смертью. Казалось, нет такой силы, которая могла бы ее остановить. По нашим расчетам на остров, между двумя мостами должна зайти вся головная походная застава немцев. Засмотревшись, я даже вздрогнул, когда второй танк въехал на дальний от нас мост и исчез в облаке взрыва. Шедший в этот момент по мосту танк, взрывом сбросило в воду, а следующий за ним, успев затормозить, остановился на краю разрушенного пролета, но получив сильный удар сзади, от шедшего за ним танка, тоже нырнул с моста. Итак минус три!!! Дождавшись пока хвост колонны остановился, подорвали другой фугас, под ближним к нам мостом.    Первым залпом были уничтожены нами два танка, ни кто не промахнулся! Наши тяжелые снаряды, с взрывателями, установленными на фугасное действие, проламывали бортовую броню и взрывались внутри, вызывая детонацию боекомплекта. От этих взрывов, танковые башни срывало с погонов и они, взлетев высоко в воздух, кувыркаясь падали на землю. Шоссе превратилось в настоящий ад. Потерявшие от страха голову танкисты, пытались выбраться из машин и скрыться за насыпью дороги.   Но там они попадали под огонь орудий бронепоезда и Т-28, занявшего позицию нашего ИСа. А может и не было это паникой - ведь пока огонь вели только самоходка - в лоб колонны, да мы. Вот самые сообразительные и махнули за дорожную насыпь, укрываясь от огня. Пара-тройка машин развернув башни в нашу сторону открыла по нас беглый огонь, но из своих "окурков" даже на дистанции пятьсот-шестьсот метров труднобыло быстро пристреляться, а осколки разорвавшихся вблизи нас снарядов нам были не страшны. Не смотря на это именно их мы выбивали в первую очередь. Первую скрипку вела "сорокчетверка". Через пять минут, когда с нашей стороны насыпи уже не осталось ни одного целого танка, командир ИСУ доложил о том, что мимо него только что прошли два танка головного дозора и движутся в нашу сторону вдоль болота.    Мля...! Вот так всегда! Тут с одной стороны надо за боем смотреть, с другой за этими двумя пи...ми - мало что могут натворить, катки собьют и аллес!. А с третьей стороны, как раз надо доворачивать орудие вправо и открывать огонь по продолжению колонны за правым мостом... Хотя там сейчас совсем немцам несладко. Самоходка перенеся огонь вдоль дороги, подожгла несколько машин, её тяжелые снаряды, разрываясь рядом с легким танком, срывали гусеницы и разбивали катки, приводя его ходовую часть в полную негодность. Поскольку у находившихся в этой части колонны было больше времени оценить обстановку, они начали разбегаться, стараясь убежать как можно дальше от дороги и укрыться в кустарнике. В бинокль я увидел, как километре от моста, пытается развернуться немецкая батарея 105 мм гаубиц. А вот это уже реальная опасность. К счастью, эту попытку немцев заметил не только я. Но что-то сильно много разрывов почти одновременно накрыло немецких артиллеристов. В результате обстрела, там загорелось несколько тягачей а часть орудий была попросту разбита.    Ну что же... Теперь можно заняться и двумя уцелевшими танками передового дозора. Открыв люк, осторожно высунулся - вроде ничего не летает... И тут опять зазвонил телефон, звонит дед Павел.    - Алле! Сашка ты меня слышишь?    - Слышу, слышу! Как Вы там не ранены?    - Что?    - Не ранены говорю?    - А... нет! Мы тут "языка" взяли...    - Что? - из трубки отчетливо слышались звуки выстрелов и разрывов одновременно    - Языка говорю взяли...    - Понял! Языка...    - Нас надо забрать, ты слышишь?    - Да слышу...    - Мы около динаровского моста в воронке!    - Сколько вас всего?    - Семеро! Алле Саш, слышишь меня?    - Да, слышу, семеро!!!    - Тут речка небольшая через торфоразработки течет, давай катером твоим попробуем. Если меня память не подводит, по ней прямо от нашей стоянки можно добраться!    - Понял, сейчас распоряжусь!   Вот молодец дед Павел! Действительно, насыпь шоссе и Динаровка стоят высоко, речушка проходит практически в мертвой зоне - очень удобно незаметно подойти и забрать наших. Я уже представлял как БМК-Т шустро чешит по речке Баранев..., дальше моих познаний в немецком не хватило. Единственное что меня беспокоило, это его осадка. Семьдесят пять сантиметров по паспорту, по факту все восемьдесят, могли осложнить или даже поставить крест на эвакуации деда Павла и его отряда, но есть в конце концов эхолот! Если и вправду катер пройти не сможет, то будем действовать по обстановке. Одно дело не дойти до места двадцать метров, и совсем другое два по двести, да и эхолот сможет помочь обход найти.   Все таки хорошо, что послушался Маркони и прикупил тогда этот радар с кучей прибамбасов, среди которых был и эхолот!    Вот тут меня и кинуло в испарину... Боже! Какой идиот! Ведь сейчас я мог своим решением погубить радар! Одна случайная пуля, один шальной осколок и пиз...ц! Полный.    Накатившая волна толи истерики, толи легкой паники отступила так, как отходит небольшая волна от берега - легко и тихо. Чего орать? Маркони я ничего приказать не успел - и слава богу...    Надо думать как вытаскивать деда Павла. Взяв свой МАГ 7 наизготовку, я осторожно вылез из танка и стал осматриваться, аккуратно выглядывая из-за складки местности. Ведь где-то рядом должны ошиваться два легких танка немцев, о которых докладывал командир самоходки. Вот в этом вопросе похоже повезло. Вовремя вылез из танка - успел заметить только корму последнего, они на приличной скорости уходили на север по лесной просеке. Первый уже перевалил за небольшой гребень и был виден только его сизый выхлоп, а второй с развернутой башней только преодолевал короткий подъем.    - Ф-у-у-у-х-х!!! Баба с возу, кобыла в курсе дела... - как говорила одна моя очень хорошая знакомая.   Теперь можно и подумать как вытащить нашего деда...В принципе, кинув колейный мост на разрушенный со стороны Крыницы, можно под прикрытием высокой насыпи шоссе и дыма от горящей и коптящей немецкой техники, по северной части островка подойти месту где тусуется Нечаев. Сказано - сделано! Через минут двадцать "сорокчетверка" с МТУ прикрываясь подошли к динаровскому мостику.    Великая штука мобильная связь! Не успели мы затормозить, как из двух воронок к МТУ шедшему сзади ломанулись наши. Как тараканы они шустро залезли внутрь и мы включив задние передачи, подставив на всякий случай свою лобовую броню отошли назад. Когда уже были почти у крынычного моста услышали как ощутимо усилился артобстрел. Судя по звуку выстрелов прибавилось орудий у наших. Через колейный мост первым пошел наш танк, МТУ шел следом сразу снимая мост.    Отошли мы в лесочек на околице Крыниц, и только заехав под две огромные ели меня немного отпустило. Для МТУ такой способ маскировки не подходил, поэтому отправив несколько бойцов собирать длинные жерди, он кинул мост на небольшой овражек и заехал под него. А на разложенный мост накидали жердей и свежих веток. Получилось быстро и хорошо.    Когда я подходил к замаскированному МТУ, дед Павел уже допрашивал немца.   Послушав несколько минут, и не чего не понимая собрался уходить, но Нечаев остановил:    - Задержись, пока он "поплывший" можешь узнать что тебе интересно.    - А что он уже сказал?    - Сказал что их подразделение шло впереди основных сил седьмой танковой дивизии вермахта, которой отдан приказ до конца сегодняшнего дня захватить Смолевичи, перерезать шоссе Минск-Москва и железную дорогу и стать в глухую оборону создав "ежа".    - А это что за зверь?    - Полевой укрепрайон - окопы полного профиля для пехоты, танки зарываются по башню...    - Понятно.    - Состав дивизии знает?    - Да... веселого мало. Основная ударная сила дивизии - двадцать пятый танковый полк, плюс мотопехотная бригада двухполкового состава, артиллерийский полк на мехтяге, разведывательный батальон. Остальное по мелочи. Их танковой роте, придали роту пехоты на машинах, роту из мотоциклетного батальона, взвод из разведбата, артиллерийскую и зенитную батарею. Еще взвод саперов.    - Это все?    - Все. А что тебя волнует?    - Блин, такое чувство, что что-то упустили... Вы воевали, может подскажите что не так?    - Нет пикировщиков, нет "костылей" или "рам"...    - В-о-о-от!!! Спросите его, были в составе их отряда передовые авианаводчики?    - ......    - Говорит, их машина шла в колоне сразу за ним...    - И что?    - Сам, очень сильно удивлен почему до сих пор бездействует их авиация. Обычно над колонной висит хотя бы один разведывательный самолет и ведет, как он дословно выразился "прямой репортаж".    - Разведчик это понятно, спроси почему не вызвали авиаподдержку?    - ......    - Говорит начали вызывать сразу как поняли что попали в засаду...    - И что? Где поддержка?    - ......    - Говорит, слышал как ругались парни из колюфта, что на всех частотах невозможно связаться с их штабом, хитрые "иваны" воюют не по правилам!    Переведя это, Нечаев пробурчал:    - Знакомая песня. Всегда, когда им наваляют от души - они не причем, виноваты Иваны, которые правил не знают! Хотя этот офицерик вояка тертый. - Он мотнул головой в его сторону - Глянь на его иконостас...   Действительно, у немца на его форменной куртке было несколько незнакомых мне наград.    - Да и действовал он под обстрелом толково - опыт сразу виден.    - А вот спроси его, где он его набрал.   Немец отвечал долго, обстоятельно.    - Говорит что в дивизии с самого начала формирования в тысяча девятьсот тридцать девятом. Участвовал во французской компании. - Тут дед Павел замолчал.    - Это все? Вроде немчик долго рассказывал?    - Он рассказал, что сегодняшний бой ему напомнил сражение, в котором он участвовал семнадцатого мая под Ландерси.    - Прям таки сражение?    - Судя по понесенным им потерям меньше чем сражением это назвать нельзя... - с иронией отреагировал Нечаев. - Два французских танка, заняв выгодные позиции уничтожили около пятидесяти грузовиков, тягачей и бронетранспортеров, а также половину их танковой роты и батарею противотанковых пушек. И такое положение вещей было не только в их батальоне, в остальных тоже. Танки "Рено Б1 бис" это настоящие монстры. Их шестидесятимиллиметровая броня отлично защищает от поражения. Именно после этих боев, 37-мм ПТО у них в дивизии прозвали "дверными молотками".    - А что дальше?    - Уже потом после боя, когда допросили уцелевших французов из экипажей этих двух танков они поняли как им повезло. Оказывается перед боем, "Рено" не успели заправиться топливом и пополнить боекомплект, поэтому французские танкисты не имели маневра и экономили снаряды.   У каждого танка было под полторы сотен вмятин и не одного пробития! Он на всю жизнь запомнил названия танков - "Мистраль" и "Тунис", а также имена их командиров - лейтенантов Помпье и Годе.    - Да... познавательно. Выходит у французов были свои Колобановы, и свои "КВ".    - Все что мне надо, я выяснил. Ты будешь продолжать?    - Да в принципе нет. - я пожал плечами.    - Ну тогда... - дед положил руку на кобуру и мотнул головой, рядом стоящему солдату. Немчик внимательно наблюдавший за нами, понял все правильно - он сильно сбледнул с лица, которое мгновенно вспотело. Вот тут появилась у меня шальная мысль проверить один вопрос, который во время моей учебы в академии имени Малиновского вызвал нешуточный спор в моей учебной группе. Тема спора была такая - нужен ли в танковой роте собственный тыл. Речь как вы понимаете шла о советской армии. Не секрет, что танковая рота в нашей армии имеет десять танков, и соответственно десять танковых экипажей. Очень важный момент в такой организации - это то, что все три командира танковых взводов одновременно являются командирами своих танков, и только командир роты имеет имеет персональный танк, но при этом также является еще и командиром танка. Больше в роте ничего нет. Связь, снабжение, ремонт и эвакуация - все в батальоне! Вот и стало мне интересно как этот вопрос решен в вермахте, так сказать из первых рук.    Трудности начались сразу. Если в разговорной речи Нечаев был отлично подкован, то в специальных терминах практически ноль. Выяснить как переводилась должность немца - Fuehrer der Panzerkampfwagen II des Kp.Trupps, удалось, только передав смс-ку на нашу базу. Там пока перетолмачили, прошло минут десять. Сложа руки мы не сидели - выясняли другие вопросы, и выяснили много интересных деталей. В сравнении с нашей советской, сразу бросилось в глаза то, что немецкий комроты может спокойно выполнять те задачи, которые у нас принято поручать батальону или его большей части. И вопрос не в том что наш батальон слабее, нет...Просто у фрицев в роте есть свой небольшой тыл... и даже резерв, которого нет даже в советском танковом батальоне. Немчик кстати, как раз и командовал им, и должность его называется "командир легких танков отделения управления". Если в нашей роте три танковых взвода (танк комроты пока не считаем), то у немцев в роте их фактически четыре с половиной. Две "четверки" и пять легких "двоек" спрятались в группе управления. Тут уж дед Павел справился с переводом сам. Эти семь танков и являются тем резервом, который немецкий командир может своей властью кинуть на чашу весов во время боя! А может бросить не семь, шесть танков, а самому остаться управлять боем, тем самым не теряя контроля над своим подразделением, и боем который оно ведет. Кроме того пять легких танков из группы управления могут вести разведку непосредственно в интересах этой роты - тоже очень важный момент! А у нас? А у нас командир роты, кроме как помочь роте своим танком, ничем не может! И при этом еще и потеряет управление своим подразделением! Разведку наш командир может вести только отщипнув от роты какую-то часть - тем самым ослабив свои основные силы. Вот это и навело меня на мысль, что необходимо обзавестись собственной "легкой кавалерией".   Дальше пошло не менее интересней. Оказалось что КАЖДАЯ танковая рота у немцев имеет отдельный отряд, где тусуются запасные члены экипажа танка, правда кроме заряжающих. Этот отряд способен полностью восполнить потерю почти четырех экипажей! Мать моя женщина! Так этих запасных можно использовать не только на замену выбывших, а и в караулах ночью, дав возможность полноценно отдохнуть основным, помочь в обслуживании и ремонте технике, да даже пищу принести на позицию и подежурить в танке, пока основной экипаж её принимает... Кстати пища готовится в самой роте! У них есть отделение которое занимается именно боевым обеспечением, в нем имеется унтер-офицер, специалист по радио. Он настраивает и делает мелкий ремонт танковых радиостанций. Четыре оружейных мастера устраняют мелкие неисправности вооружения, выверяют прицелы. Унтер-офицер медицинской службы и санитар оказывают первую медицинскую помощь.   И все это на колесах! Командует этим хозяйством гауптфельдфебель - аналог нашего ротного старшины, но в отличии от него, наш не имеет персонального легкового автомобиля. И если надо что-то срочно порешать, например в полку, то сколько он будет искать попутку? Или к примеру раненого надо срочно эвакуировать в тыл. У нас, или попутку, или танк из боя выводи, а у них мотоцикл с водителем-санитаром предусмотрен. Три грузовика в роте справляются с подвозом всего, даже топлива! Два из них затарены канистрами. Когда спросил почему не бензовозы, он мне удивленно ответил, что если такая машина попадет под обстрел, то будет уничтожено ВСЕ топливо, а так вытечет из части канистр, и то не все, а остальное вообще целое останется.    И наконец, подразделение, которое испортило мне настроение до крайности - ремонтное отделение. Любопытная деталь - на всей технике подразделения нанесена жирная буква I. Разобравшись дотошно с этим вопросом, замучив в край немчика вопросами, выяснил что по сути дела это настоящий танко-ремонтный взвод. В нем семнадцать (если полный штат) специалистов ремонтников, оснащенных двумя мотоциклами с колясками, легковым автомобилем-мастерской, грузовиком с оборудованием, запасными частями, и двумя полугусеничными тягачами для эвакуации поврежденной техники.    После того что я узнал, обоз с его начальником, портным и сапожником с водителем грузовика меня не впечатлил.    Из глубокой задумчивости меня вывело легкое похлопывание по плечу. Оглянулся - дед Павел.    - Чего закручинился добрый молодец, запечалился?    - Да так... о своем о женском... - не принял я, дедову игру, - а если серьезно, как тут не печалится?    - Ну, веселого положим мало... но и в гроб раньше времени нехер торопиться! Чо, дальше-то делать думаешь?    - Если по уму, то брать ноги в руки и в Москву, а там уж, как карта ляжет...    - Верно говоришь, только до неё еще добраться надо, а сколько нам крови попортят допрежь и прямом и переносном смысле - при этом он остервенело махнул рукой, - скольких зубов не досчитаешься... документов нет - кто мы такие непонятно, на неизвестной технике прем в тыл... А вдруг умыслили чего на САМОГО товарища Сталина! Тут надо сперва себя показать, чтобы сводочка, за сводочкой... что о нас, на самом, - он указал пальцем, на каком самом верху, - узнали, чтобы сотни людей могли подтвердить КАК и с КЕМ воевали! Понимаешь?    - Да я то понимаю! А ты? Ты понимаешь, что немцы... - мотнул головой на танковый погост, - на этом не успокоются? Если мы тут врастем в землю, то скорее всего тут и останемся?    - Ссышь?    - Только дурак не ссыт в такой ситуации! По всем законам военной науки, максимум к вечеру тут будут основные силы немцев! В операции такого уровня, это ДИВИЗИЯ! ТАНКОВАЯ! Понимаешь? И это только один фланг! - я встал, и показал рукой на юг - А с той стороны еще одна дивизия!!!    - Успокойся, присядь. Я тебе кое-что расскажу... В сорок первом, войну я начинал ведь в этих местах... сейчас нет времени тебе рассказывать подробно, поэтому я очень кратко. После войны, имея доступ к военным архивам, изучал документы. Многого конечно не было, но недостающие брал у коллег в ГДР, а то и вовсе в американском НАРА - была такая возможность. - я внимательно слушал. - Запомни основное! Немцы, в том, нашем времени действительно захватили Смолевичи в ночь с двадцать шестого на двадцать седьмое июня силами седьмой танковой дивизии. И он, - дед Павел мотнул головой на место, где еще недавно сидел немчик, - это полностью подтвердил.    - А что я Вам говорил? Не меньше дивизии!!!    - Да погоди ты!!! Еще поскачи на одной ножке! Тут фокус в том, что эта дивизия, заняв эту станцию села в глухую оборону, и просидела в ней до тридцатого, пока Гудериан не подошел! Понял?    - Да понял я, что у нас есть три-четыре дня на похулиганить! Только против танковой дивизии двумя танками и самоходкой много не навоюешь!    - А вот тут, есть второй сУрпрЫз, - я поднял на него удивленные глаза, - Танковая дивизия у немцев не совсем танковая как у нас. В ней только один полк танковый, остальные - два пехотных, артиллерийский двухдивизионного состава, остальное насколько я помню как у нас после войны.    От этих его слов, у меня в голове защелкал невидимый калькулятор, который быстро считал роты в немецком танковом полку. Получается, что на этот момент мы сократили танковый полк больше чем на десять процентов! О чем и поделился с Нечаевым.    - Правильно! Если нам придумать как выбить хотя бы батальон танков, то сто процентов, всю дивизию отведут в тыл на доукомплектование, а смена займет один-два дня, если сильно повезет три - смотришь уже неделю выгадаем!    После этих его слов, я наверное понял его нахальный, но вполне осуществимый план. Если он удастся, то коридор из минского котла сможет дополнительно пропустить десятки тысяч людей. Тогда и все наши планы надо кроить исходя из этого!    - Пал Игоревич, - пожалуй, что впервые я назвал Нечаева по имени, отчеству, - как Вы считаете, что надо предпринять в первую очередь?    - Думаю, что по этой дороге они уже не попрут. Давай-ка оставим тут наблюдателей со связью, а вот в направлении Малого, Большого Залужья и Репище надо отправить сильную разведку, которая если что, сможет и бой дать, но без фанатизма. Как считаешь?    Перед их командиром стоит задача, которую он ОБЯЗАН выполнить - это однозачно! Значит будет продолжена разведка приблизительно такими же силами. Большими наврядли, хоть по носу он уже получил, но с другой стороны ему необходимо иметь ударное ядро, которое готово вступить в бой на решающем направлении. Отсюда вывод, вот тут - мой палец стучит по карте, - надо ставить заслон, который должен занять оборону!    Эх!!! Была бы у меня сейчас "Тактика", набросал бы по всем канонам схему обороны. Тут были бы и реснички оборонительных позиций, и... Да много чего было бы! А факту мы пока сами не знаем, какими силами можем выставить заслон. Поэтому надо возвращаться на станцию пока немецкая авиация не подтянулась.    Бл...! Язык мой - враг мой! Накаркал! Не прошло наверное и нескльких минут, как сначала в воздухе возник тонковибрирующий звук, а затем уже и простым глазом можно было увидеть, как с запада, на фоне почти закатного солнца надвигается девятка одномоторных немецких самолетов, с очень характерным неубирающимся шасси в уродливых обтекателях. "Символ блицкрига" - пришли на ум эти слова. Когда-то, уже не помню, толи книгу читал с таким названием, толи фильм смотрел, но в интернете дело было - точно помню! И вот этот символ у меня перед глазами - вживую!    Вся стая "Штук" уже прошла над нами. Ведущий девятки неожиданно, вдруг резко перевернулся в воздухе и почти отвесно устремился вниз! Резко завыли включенные сирены. С нашего место очень хорошо был виден характерный излом крыла пикировщика, и в этот миг от самолета отрывается стремительная черная капля...    ...миг, и с рвущем душу воем она несется к земле! Со стороны кажется что немецкие пилоты заколачивают в землю дьявольские гвозди. Как только прекратится эта жуткая карусель мы вернемся на станцию.    На максимальной скорости "сорокчетверка" рассекает пространство. Впереди над станцией дымы сплошной стеной - неба почти не видно.   ИС на пару с самоходкой и мостоукладчиком пока остался на месте, где допрашивали немца - все таки лесок хоть как-то маскирует с воздуха, да не "засвечен" пока. Пехотного прикрытия для них мало! Но ничего, Бог не выдаст, свинья не съест. По одному, по двое, а то и небольшими группами бредут красноармейцы и командиры - вот с них и наберет, оставленный старшим Леха Кудрявцев. Только найти возможность прислать   питание, медицину, боеприпасы и хотя бы полтора десятка лопат! Вот уж стратегическое оружие как оказалось! Еще хорошо, что на технике ыло некоторое количество, а так хоть касками рой - мало у кого из отступающих были с собой малые лопатки.    Из-за этого и прощелкал атаку последней "штуки"! Как она подобралась? Может из-за шума мотора танка, может он двигатель сука выключил... Успел только нырнуть в башню как раздается жуткой силы грохот, и танк качнуло в сторону. Осколки и комья земли с камнями сильно забарабанили по броне. Приникаю к перископу, но практически ничего не вижу - всё вокруг заволокло пылью и дымом.    Ф-у-у-у-х!!! Кажется пронесло! Но через приборы ни хрена не видно! Надо вылазить. Аккуратно поднимаю крышку люка и осторожно выглядываю. Бомба упала сзади-слева от меня(сзади справа относительно движения танка) - там сейчас огромное пылевое облако. Был бы я сейчас на своем Т-80, включил бы ТДА и пересидел бы в дыму, пока у "лаптежника" топливо не кончится! А так надо выкручиваться собственными силами. Для начала, дав команду механу, машина задним ходом заползает в еще не осевшую пыль от взрыва. От невыносимой жары мельчайшие пылинки долго держаться в воздухе. Двигатель негромко работает на холостых, из-за этого слышно как "Юнкерс" возвращается назад. И вот рев его двигателя и включенной сирены заглушил звук нашего мотора. И когда этот рев достиг предела, над танком мелькнула огромная тень. Не увидев танк, самолет пошел на новый заход или прекратил охоту? Интересно какой запас топлива у "лапотника"?    Неожиданно ко мне обратился наводчик "сорокчетверки".    - Командир, давай накажем фрица?    - Как?    - Долго объяснять, разрешите?    - Уверен?    - На все сто!   И столько было спокойствия в этом ответе, что внутренний голос азартно нашептывал - "Давай!". И губы, казалось сами повторили:    - А давай!    На ходу поворачивая башню, танк подъехал к крутому берегу ручья и, опустив нос, как будто попытался туда нырнуть. Но глубины оказалось недостаточно, и, лишь чуть чуть замочив переднюю часть корпуса, Т 44 замер почти вертикально, а развернутая назад башня устремила длинноствольную пушку навстречу врагу, она смотрела в небо, почти как зенитное орудие.    Слышу через ТПУ, как наводчик дает команду заряжающему:    - Осколочный!   Заряжающий отвернув колпачок, слитным движением забрасывает желтеющий латунью снаряд в ствол. Лязгает клин затвора, пряча донце гильзы....    "Юнкерс" разворачивается, вот он уже закончил подход и перевернувшись через крыло вошел в пике. Самолет продолжал стремительно пикировать. Секунда, вторая... С включенной сиреной он неумолимо приближался к танку. Когда казалось, что уже ничто нас не спасет от прямого попадания вот-вот сброшенной мощной бомбы, грянул пушечный выстрел. Танк вздрогнул и немного сполз вниз. На месте "Ю-87" мелькнула яркая вспышка, и во все стороны разлетелись его бесформенные куски, волоча за собой дымные хвосты. Высунувшись из люка, заметил как кружа в воздухе, они падали в болото и на лес рядом с ним. Сообразив, что сейчас на нас посыплются обломки самолета самолета, я захлопнул люк. Через несколько секунд по броне простучал короткий дождь обломков, сильно ударило, и на крышке люка которую я только что закрыл появилась приличная вмятина. На несколько секунд нас придавило тишиной - мы все осмысливали произошедшее.    - Пиз...ц котенку, - с огромным облегчением произнес наводчик.   Наше громкое "Ура-а!" долгим эхом разнеслось по лесу и над болотом. Танк взревел мотором, и выпустив из выхлопной трубы густое чадное облако, выполз обратно, попутно обрушив гусеницами небольшой склон лощинки где прятался ручей.    - Здорово придумано... Как это ты так догадался?    - Не я догадался... Я в детстве много читал военных мемуаров про войну. Немцы так боролись с нашими штурмовиками.    - Где так научился?    - Сначала срочная, потом по контракту на Кавказе.    - Понятно.    - Пришлось несколько раз сбивать духовские беспилотники.    - Тебя кстати как зовут?    - Борис.    - Александр.    Метров за сто от станции лежала половина вагона. Сама станция пылала, и на ней царил переполох. Между составами на путях, на чудом уцелевшем перроне, у пакгаузов метались люди. Из горящих вагонов и складов тащили ящики с боеприпасами, какие-то коробки, несли и вели раненых, стаскивали в сторону убитых. Последних было много. Они лежали везде - возле развороченных бомбами путей, в развалинах построек и домов.. Они были в защитной форме и черных куртках железнодорожников, часто попадались и гражданские - вороха неопрятно смятой одежды, совсем недавно бывшие живыми, а также всюду были разбросаны люди разорванные на части, отдельно оторванные руки, ноги... С деревьев свисали обрывки одежды и человеческие внутренности. Многие строения были полуразбиты. Кое-где, прямо на земле валялись остатки какого-то снаряжения, встречались снарядные ящики, залитые кровью и уже припорошенные пылью снаряды. Меж трех разбитых пакгаузов, стоял совершенно целый на вид склад Зиновия Трофимовича, и именно оттуда вышел Гладченко.    - О-о-о-о!!! Инженер! Рад что вижу тебя живым!    - Взаимно товарищ подполковник.    - Можешь не докладывать - все знаю! - он с довольной улыбкой прервал мою попытку сообщить о произошедших событиях. - Кстати, ты где застрял, бой полчаса как закончился?    - Похоже не все Вам успели доложить, иначе, Вы знали бы что кроме танков, один из моих экипажей уничтожил немецкий пикировщик!    - Ты ничего не путаешь инженер? Один "Юнкерс" в начале налета сбили зенитчики отходящие из Минска! Если бы не они, станцию расхерачили бы... Только с авиабомбами на путях стоит ВОСЕМНАДЦАТЬ ВАГОНОВ!!!    - Сколько?    - Ты не ослышался - восемнадцать! Кстати, обломки самолета сбитого зенитчиками, вон там за станцией. - Он махнул рукой на юг, в сторону гребня, с которого наша ИСУшка начинала обстрел станции.    - А наш клиент, вернее что от него осталось при... при...строился за Крыныцей, где лесок выходит к болоту - на север, северо-запад от станции...    - Выходит, два самолета приземлили?    - Выходит так... А откуда зенитчики взялись?    - Я же говорил с Минска. Я переговорил со старшим командиром, он рассказал что сегодня по приказу командующего Западной зоной ПВО седьмая отдельная бригада, прикрывающая Минск начала передислокацию в район Борисова с задачей город и сосредоточение наших войск от нападения воздушного противника. Они совершали марш по шоссе Минск-Москва как раз в тот момент, когда шел бой с немецкими танками. Две   батареи 188-го ЗенАПа с ходу развернулись и вступили в бой. Получилось, что спасаясь от вашего огня, немецкие танки прятались за насыпь шоссе и попадали под огонь зениток! В этом бою отличился расчет первой батареи сержанта Заболотского, огнем своего орудия он уничтожил четыре танка. (Архив МО СССР, ф. 72, оп. 34961, д. 54, л. 444 )    - А я думал, что бронепоезд так шустро молотит.    - Мой бронепоезд бил по пехоте и немецкой батарее.    - Все равно отлично получилось. Я вот что подумал, пока тут с составами не разберемся, хорошо бы этих зенитчиков придержать. ПВО нам сейчас как воздух нужна!    - Уже инженер! Как старший по званию... в общем взял грех на душу.    - Хорошо бы, разбитые зенитки попробовать починить.    - Мы с тобой инженер одинаково думаем. Артмастера зенитчиков уже занялись ремонтом! Кстати это их орудия, так что... Как говорится сам Бог велел! - Взглянув мне прямо в глаза продолжил. - Всё это лирика, а проза жизни в том, что надо хотя бы на сутки задержать немцев, что бы успеть вывести со станции эшелоны с имуществом. По станционной связи сообщили - со стороны Минска готовы к движению десятки эшелонов.   Посланная разведка в сторону Минска сообщила, что в районе Слободы замечены мотоциклетные разъезды немцев. Говоря это, он достает из своей полевой сумки пухлую склейку карт и раскладывает её на пышущем жаром МТО танка.    - Вот тут... - стучит пальцем по плотной бумаге.      Слобода, где видели немецкую разведку расположена между двух дорог - шоссейной и железной. Планировка правильная, практически квадрат, северной стороной примыкает к новому шоссе. Рядом, с запада, между Слободой и Третьим Калиновским поселком господствующая высота 224,0.    - Захваченный нами пленный показал, что их подразделение заблудилось в районе населенного пункта Рудня. - Быстро найдя название, ткнул в него пальцем. - А может и не заблудились, а побоялись выходить на длинную и открытую дамбу, которая тянется с запада на восток к деревне Высокое, и командир танкового полка повернул на Рудомейку, там он переправился через одноименную ручку, и дальше мимо Задомли, урочища Черный лес вышли к Слободе. Сильно немчик жаловался что дороги ужасные.    - Что дальше? - явно проявляя нетерпение спросил подполковник.    - Выйдя у Слободы на современную автомагистраль сильно обрадовались, отбили телеграмму в полк и рванули как белые люди в Смолевичи...    - Что так и сказал?    - Не понял?...    - Про белых людей?    - Да-а-а...    - Ты смотри...    - Я вот что думаю... По шоссе они вряд ли попрут, по зубам получили крепко. В районе Малого Залужья небольшой заслон есть. Если есть хотя бы рота с батареей ПТО - обязательно перекрыть дамбу у Высокого. Вот с этой опушки. - Я очертил ногтем удобную позицию.    - Рота найдется, а с батареей сложнее.    - Откуда дровишки?    - Организовали сборный пункт. По последним данным людей собрали под батальон, а вот "сорокопяток" всего две.    - И то хлеб.    - Тогда есть смысл послать обе "сорокопятки", роту пехоты и обязательно саперов - пусть "сюрпризов" поставят на дорогах, да и дамбу заминируют.    - Добро. Сейчас дам команду отправить людей. - и повернувшись к дверям склада утробно рыкнул голосом, который приобретается даже не годами, а пожалуй десятилетиями службы в строю. - капитан Третьяк!   Мгновение спустя в проеме появилась фигура военного.    "Кадровый!" - определил я, с одного взгляда. "Из НКВД!" - Добавил, разглядев его петлицы и околыш.   - Третьяк, нужно задержать немцев на этом рубеже, - Гладченко карандашом прочертил короткую линию, а капитан, нагнувшись, секунд тридцать внимательно рассматривал указанную ему позицию. Разглядывая вместе с ними карту, прикинул размеры болота. Оно было обширным, если считать по сетке, приблизительно два на три, а то и все четыре километра. У южного его края текла речка Усяжа. Лет сто тому назад, вполне возможно это было озером, но постепенно оно заросло камышом, затянулось илом и тиной и теперь это был качественный и непроходимый рубеж, за который можно было зацепиться. С обоих сторон Усяжи был лес. С юга реку и лес разделяло болото. С севера, лес тоже не примыкал, но приблизительно посередине, между Рудней и Высоким был песчаный язык шириной метров триста-четыреста, на котором имеется приличная такая высотка с отметкой 175,6.   И как вишенка на торт, дорога по узкой дамбе через все болото - единственное место, где его можно пересечь.    - Разворачиваешься и держишься до 21 часа завтрашнего дня. За это время я сумею пропустить раненых, беженцев и войска, которые успеют отойти.    - Куда отходить?    - К мостам у Борисова. Ну..., ты понимаешь - если не сумеешь удержаться, то раненые и гражданские тут и останутся... Навсегда.   Капитан молчал... " Хм-м... Кто останется в живых, если останется..., могут и все полягут там...", - хмыкнул про себя, но не стал это озвучивать вслух.   Третьяк в свою очередь задал встречный вопрос.    - А какие у меня силы будут?    - А вон, - Подпол мотнул головой в сторону сборного пункта, - две стрелковые роты и артиллерийский взвод ПТО.    - Из отступающих? - И криво ухмыльнувшись добавил: - Сбродный сброд! Дайте хоть взвод наших! Как я буду разведку вести?    - Отделение!    - Взвод! Отделение Егорушкина в разведку, по отделению в каждую роту - для укрепления дисциплины, и отделение в резерв. Вот и получается ровно взвод!    - А с чем я останусь, капитан?    Капитан было по привычке сделал "стеклянные" глаза, но видно вспомнив на какое дело он идет, дерзко ответил:    - С бронепоездом, товарищ подполковник!    Гладченко хотел было резко ответить, но глянув на подчиненного, лишь бросил:    - Только вернись, а там за мной не пропадет!   Вот тут решил и я свои пять копеек вставить.    - Возьмите с собой побольше лопат, отройте окопы полного профиля - потери будут меньше, и от артогня, и от авиации.    - Он артиллерист, в курсе. Поэтому и поручил ему это дело. - отозвался подполковник.    - Кстати, раз он "бог войны" может добавим усиления? - Оба вопросительно посмотрели на меня.    - Танк. Т-28. Дадим побольше снарядов - будет чем пехоту гонять, да и минометы не сильно наглеть будут.    - Это мысль! - подхватил мою идею Гладченко. - И за одно от авиации прикроет...   Тут настала моя очередь удивиться. Видя это, капитан пояснил:    - При налете, экипаж танка включил ТДП-3(танковый дымовой прибор), и неплохо прикрыл станцию завесой.    - Тем более! - согласился я. - А станцию зенитчики, если что прикроют.    - Тогда прошу еще выделить связистов из нашего взвода управления! - Не растерялся капитан. - Попробую наладить корректировку огня.    - Знал я, что можешь подметки рвать... но, что бы так... - улыбаясь, Гладченко прокомментировал слова капитана. - Ладно! Верю, что ты справишься с этой задачей. Вопросы есть? Нет. Тогда через пятнадцать минут тебя и твоих новых подчинённых здесь нет. - завершил подполковник сложил карту в планшет и шагнул под навес.    А я отправился к своим на базу - было у меня одно неотложное дело.   В принципе, до места где расположились остальные наши машины было не далеко. Пару километров, но танковая жаба давила - жаль гонять боевую машину как такси даже на такое расстояние, плюс столько же обратно..., а из этих километров складывается моторесурс.    Первое что бросилось в глаза, это как один из реконструкторов, которого запомнил еще на стрельбах, обучал личный состав обращению с СВТ. Значит сумели быстро забрать собранные нами винтовки!    Подойдя ближе спросил:    - Как идет процесс?    - Нормально! Винтовки я сразу же заставил разобрать и почистить при этом показывая как это надо делать. Заодно проверил на них всех газовый регулятор. Пока народ чистил СВТ, проверил и поделил магазины, хорошо ещё, что они были с патронами.    - Сколько магазинов в наличии?    - Всего их оказалось сто двадцать один. К половине винтовок по пять магазинов, а к другой по шесть, многие правда пустые, в некоторых по два-три патрона. Целых буквально несколько штук. Так что по 20 - 25 патронов к каждой СВТ имеем.    - Да... не густо...    - Не много конечно, но потом достанем себе ещё. Верно?    - Однозначно! Вот что еще... Распределите их среди самых подготовленных, ясно?    - Вам оставить одну?    - Нет не надо.    - Зря, в дополнение к вашему юаровскому МАГ 7.    - Смотрю разбираетесь в вопросе?    - Есть такое.    - Честно говоря, его я прихватил с собой что бы пофорсить перед друзьями крутым забугорным стволом.    - Кстати, если Вас с ним засекли менты, то были бы проблемы, так как это не гражданский, разрешенный к продаже населению ствол, а укороченный полицейский.    - Даже это углядели!    - А чего нет, ведь это моя профессия. -Тут я удивленно поднял брови... - Эксперт я, служу в органах. Как говорится сам бог велел...    - Ну вот все стало на места... - Покрутив головой, продолжил: - А где наш "бардак", не подскажите?    - Ваш сотрудник, как началась стрельба отогнал его во-о-о-н туда! - Он рукой показал в направлении крыши, которая едва виднелась из-за гребня.    - Вот спасибо! Если меня будут искать, я там. - и не дав ему ответить, развернулся и пошел энергичным шагом в указанном направлении.    БРДМ оказался притуленным с стене одного из домиков и накрыт масксетью. Ввареная в правый борт дверка от БТР-70 была приоткрыта. Под ней на земле валялась куча окурков от сигарет с фильтром., и моментально пришло в голову "Штирлиц понял - явка провалена "...   Осторожно заглянув внутрь, увидел как за небольшим столиком сидит Маркони в наушниках. Легонько дотронулся до плеча что бы не напугать.   И все равно Маркони резко повернулся, держа в руках пистолет. Увидев меня он не снимая наушники громко сказал:    - А мог бы и пристрелить... - затем прижав телефоны, добавил: - Подожди, идет интересный перехват...   Через пару минут сняв головные телефоны:    - Как идут дела, не спрашиваю...- и кивнув на небольшую стойку радиостанции, продолжил: - Немцы все рассказали...    - Ты что шпрехаешь по ихнему? Вроде раньше не замечал...    - А на фуя мне надо...    - Не понял? А...    - Программа переводит. - И правда, на столике лежал планшет, который время от времени вещал синтетическим голосом.    - Подожди, подожди... А разве все эти голосовые переводчики не онлайновые?    - Как видешь нет.    - А мне кто-то говорил что гугль опирается на свои серверные мощности...    - Ну, сам подумай почему. Ты видел когда-то карманные переводчики?    - Да... У знакомого есть. Девайс типа планшета, он через него с прислугой общается когда в Испании отдыхает. Четырнадцать языков...    - Планшет и есть по сути. Сильно он на сервер смахивает?    - Да нет...   Вот и сейчас довольно приятный женский голос сообщил: "Хвост колонны, выходящей из лесов восточнее Волма, не просматривается".    - Подожди, отмечу на планшете.   Заглянув Маркони через плечо, увидел что он отмечает на раскрытой карте поступившее сообщение. Вообще карта в нашем районе, как я успел заметить была довольно густо испещрена разнообразными пометками, некоторые среди которых легко узнались и через много лет.    - Ты хочешь сказать... - начал я не вытерпев - что всю эту обстановку ты вскрыл сам?    - Ну допустим, ты это сам сказал...    - Но как?    - Если честно, это долго рассказывать.    - Расскажи кратко, времени действительно нет!    - Тогда слушай и не перебивай, времени и вправду мало. В запас я вышел как и ты, не от хорошей жизни. А служил я в частях ОСНАЗа, знаешь что это?    - Вроде радиоразведка?    - Так точно, радиоразведка. Когда вышел на гражданку, перепробовал много чего, но путного ничего не нашел. И вот однажды, позвонил мой командир и предложил вступить в одно интересное сообщество, которое захотело превзойти АНБ. У них в интернете существует сайт, на котором размещены записи передач, как они называют "шпионских числовых станций". Платили мне за это достаточно что бы не думать о хлебе насущном для себя и для семьи. Занимался практически тем, что и на службе. Иногда подворачивались халтуры, иногда у знакомых списывалась аппаратура - он кивнул на станцию - вот например как эта. Её можно запрограммировать так, что она будет работать как сканер в широком диапазоне частот.    - С этим понятно. - Я кивнул на радиостанцию. - А на фуя заниматься фактически радиоразведкой любителям?    - Фокус в том, что "любители" как ты их назвал, имеют уникальную возможность сравнивать данные, которые получены у не зависимых друг от друга операторов, чего не могут позволить себе военные.    - Да... Интересно девки пляшут...    - Ну и наконец, я мог себе позволить заняться одной идеей, которой бредил почти с училища.    - Это чем?    - Командир, у нас действительно мало времени. - Взглянув на часы добавил: - Через минут тридцать-сорок немцы повторят налет на станцию.    - Откуда знаешь?    - Те, которые отбомбились по Смолевичам, на обратном пути сообщили своему командованию, что цель не поражена и необходим еще один налет.    - Кстати о самолетах... Где катер, не в курсе?    - Командир, какой на фуй катер, надо с налетом что-то делать!    - Ты что забыл, что на катер устанавливал?    - Нет...Станция там стоит, да рада... - он замолк на полуслове, и с силой хлопнул по лбу. - Мать моя женщина, как я не сообразил! Ведь точно!   Командир! Я не могу оторваться от этого! - он показал на планшет с радиостанцией. - Загоняй БМК на вон тот холмик. Он хоть и небольшой, но обзор даст приличный. А я сейчас одного чела выцеплю вместо себя, и подойду на холмик, ОК?    - Ок, ок...

.

Сайт - .. || ..


Источник: http://samlib.ru/b/berg_a_a/proba1000.shtml


Что делать если попал под воду планшет

Что делать если попал под воду планшет

Что делать если попал под воду планшет

Что делать если попал под воду планшет

Что делать если попал под воду планшет

Что делать если попал под воду планшет

Что делать если попал под воду планшет

Рекомендуем почитать: